Главная \ Практика \ Гражданские споры \ Взысканы расходы на лечение, моральный вред в результате падения сосульки на ребенка

Взысканы расходы на лечение, моральный вред в результате падения сосульки на ...

Дело № 2-90/2011
РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
г. Камбарка 30 июня 2011 года

Камбарский районный суд Удмуртской Республики в составе:
Председательствующего судьи Ефимова С.Л.,
при секретаре Дьячковой Т.Г.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Ист.1, действующей в своих интересах и в интересах Ист.2, к Муниципальному образованию «Камбарский район» в лице Администрации Камбарского района УР и МУП о компенсации морального вреда, взыскании расходов, связанных с повреждением здоровья, и взыскании судебных расходов,

УСТАНОВИЛ:

Ист.1 в интересах Ист.2 обратилась в суд с иском к Муниципальному образованию «Камбарский район» в лице Администрации Камбарского района УР и МУП о взыскании с ответчиков солидарно в пользу Ист.2 денежной компенсации причиненного морального вреда в сумме 1000000 рублей, нанесенного ей в результате причинения телесных повреждений при использовании источника повышенной опасности; взыскании с ответчиков солидарно в пользу истца судебных расходов по оплате услуг адвоката за составление искового заявления в сумме 1000 рублей и в качестве представителя истца в сумме 5000 рублей.

Дополнением к иску от 22.02.2011 года процессуальный истец Ист.1 увеличила исковые требования, а также заявила самостоятельные требования, которые приняты к производству суда (л.д.т.1, л.д.110-113,169). Действуя в своих интересах и интересах Ист.2, истец просила:

  • взыскать с ответчиков Муниципального образования «Камбарский район» в лице Администрации Камбарского района УР и МУП в пользу Ист.2: денежную компенсацию причиненного ей морального вреда в сумме по 1 000 000 рублей с каждого из ответчиков, нанесенного ей в результате причинения тяжких телесных повреждений при использовании ответчиками источника повышенной опасности.
  • взыскать с ответчиков Муниципального образования «Камбарский район» в лице Администрации Камбарского района и МУП в пользу истца в счет компенсации причиненного ей морального вреда в сумме 500000 рублей с каждого из ответчиков.
  • взыскать с ответчиков Муниципального образования «Камбарский район» в лице Администрации Камбарского района УР и МУП солидарно в пользу истца в счет возмещения расходов, связанных с лечением Ист.2 в сумме 69 580 рублей 37 копеек.

С учетом дополнения исковые требования мотивированы следующими доводами:

15 ноября 2007 года, Ист.2, находясь возле водонапорной башни, расположенной на перекрестке <данные изъяты>, в результате падения с указанной башни льдины, получила телесные повреждения, квалифицируемые как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

В результате указанного происшествия, в соответствии с заключением эксперта №**, Ист.2 получила телесные повреждения: открытая черепно-мозговая травма в виде многооскольчатого вдавленного левой теменной кости, ушиб головного мозга и левой теменной области, с ушибленной раной в левой теменной области.

По данному факту ОВД по Камбарскому району УР было возбуждено уголовное дело №**, приостановленное в связи с не установлением физического лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. В последующем в ноябре 2010 года, данное уголовное дело было превращено в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Вместе с тем, указанная водонапорная башня является объектом и источником повышенной опасности, принадлежит ответчику Муниципальному образованию «Камбарский район» и находилась на момент причинения вреда здоровью ее дочери в хозяйственном управлении ответчика МУП.

В связи с этим, собственники указанного объекта повышенной опасности и иные лица, владеющие на законных основаниях и эксплуатирующие указанные объекты, должны нести ответственность за причинения вреда здоровью ее дочери, вне зависимости от наличия вины в их действиях в соответствии с положениями ст. 1079 Гражданского кодекса РФ. При этом ответственность должна быть возложена на обоих ответчиков, так как Муниципальное образование «Камбарский район» является собственником указанной водонапорной башни, а от его имени в соответствии с требованиями ст. 215 ч. 2 ГК РФ выступает Администрация соответствующего Муниципального образования. Ответственность на второго ответчика - МУП должна быть возложена в связи с тем, что его деятельность была связана с использованием данной водонапорной башни в производственных целях с согласия собственника, то есть указанная водонапорная башня передана МУП в хозяйственное ведение и оперативное управление.

Причиненный дочери - Ист.2 вред в соответствии с положениями ст.1101 Гражданского кодекса РФ, должен компенсироваться в виде выплаты в денежном выражении компенсации причиненных ей моральных и нравственных страданий от причинения вреда ее здоровью, иными словами компенсации морального вреда.

Требование о взыскании указанной компенсации подлежит удовлетворению в силу ст. 151, ст. 1079, ст. 1099 - 1101 Гражданского кодекса РФ, как моральный вред (физические и нравственные страдания) причиненный действиями, нарушающими её личные неимущественные права - здоровье и личная неприкосновенность и посягающими на принадлежащие ей иные нематериальные блага - это здоровье, физическая и психолого-психиатрическая полноценность.

Размер компенсации причиненного Ист.2 морального вреда составляет 2 000 000 (два миллиона) рублей (по одному миллионурублей с каждого ответчика), так как при получении данной травмы Ист.2 были перенесены значительные нравственные и физические страдания в связи с причиненными ей телесными повреждениями, необходимостью прохождения длительного медикаментозного лечения и прохождения довольно таки болезненных медицинских процедур, перенесенной физической болью и болезненными ощущениями в связи с получением данных телесных повреждений.

Кроме того указанные телесные повреждения своей тяжестью несли в себе непосредственную угрозу ее жизни и здоровью, последствия получения несовершеннолетней Ист.2 указанной травмы сказываются на состоянии ее здоровья по сегодняшний день, так как появились отклонения в ее физическом и психическом развитии, она нуждается постоянном уходе и опеке, практически не может себя самостоятельно обслуживать, после получения указанной травмы у Ист.2 появились непроизвольные мочеиспускания и немотивированные страхи. Кроме того, дочь испытывает жесточайший дискомфорт при общении с друзьями, ровесниками, одноклассниками, одношкольниками, осознавая свою физическую неполноценность и ограниченные возможности по сравнению с лицами, окружающими её при повседневном общении. Ист.2 начинает задумываться над своими будущими возможностями и задаёт при разговорах несвойственные её возрасту серьёзные обеспокоенные вопросы. Поэтому никакие денежные суммы, даже указанные выше, не могут компенсировать все те претерпеваемые страдания, утраты и возможно только смягчат все эти негативные последствия.

Истец считает, что ответчиками должен быть компенсирован моральный вред, причиненный ей самой, т.к. она не может не страдать при виде всех этих мучений, претерпеваемых ее дочерью. Ей уже как взрослому, прожившему некоторую жизнь человеку, несколько более понятно, каких возможностей на будущую жизнь лишается ее дочь. Но при этом и она не может предвидеть всех тех возможных негативных последствий, которые в дальнейшем могут повлечь для дочери, полученные ею жестокие травмы. Эти неопределённого круга и объёма возможные ужасные последствия причиняют истцу всё больше и больше беспокойства, в связи с чем она начинает плохо спать и даже испытывать бессонницу, что в свою очередь влечёт ухудшение всего ее общего здоровья. Безусловно, что она испытывает страдания при многократных поездках в больницу в различие города, в том числе, в Ижевск и в Москву. Разумеется, что при неоднократных поездках приходилось отпрашиваться с работы, что означает испытать лишний раз неудовольствие со стороны руководства. При такой ситуации находишься под риском потерять работу, а значит и заработок, доходы.

Считает, что за претерпеваемые истцом нравственно-моральные страдания каждый ответчиков должен ей компенсировать моральный вред по пятьсот тысяч рублей. Кроме того, как уже указывалось ранее, они проводили в различных местах, в различных больницах различные виды лечения дочери и до настоящего времени продолжают принимать меры по улучшению состояния дочери. Следовательно, истцом понесены расходы, связанные с оплатой проезда, оплатой лечения и приобретением лекарственных препаратов и иных медицинских средств.

Сумма общих расходов на поездки, лечения и лекарственные препараты, и иные медицинские средства составили 69 580 рублей 37 копеек, которую в солидарном порядке ответчики должны возместить в полном объеме.

Заявлением от 10 июня 2011 года Ист.1 в порядке ст.39 ГПК РФ уточнила исковые требования, которым просила исключить из исковых требований сумму 2715 рублей 87 копеек, связанную с приобретением лекарств и товаров, а также дополнила исковые требования в части возмещения материального ущерба на сумму 3314 рублей 12 копеек, в связи с поездками на МСЭК, приобретением подгузников и доставкой представителя на судебное заседание (т.2, л.д.68-71).

Определением суда от . прекращено производство по делу в соответствующей части в связи с отказом Ист.1 от исковых требований о взыскании расходов на лечение на сумму 2715 рублей 87 копеек, а также приняты к производству исковые требования Ист.1 к Администрации Камбарского района и МУП о взыскании расходов на лечение на сумму 2334 рубля 34 копейки и судебных расходов на сумму 969 рублей 78 копеек (т.2, л.д.77).

В судебном заседании 30 июня 2011 г. истец Ист.1 уточнила исковые требования, увеличив сумму исковых требований в части взыскания расходов на лечение дочери (расходы на приобретение подгузников и витаминов) на сумму 5418 рублей 58 копеек (т.2, л.д.81-83).

Определением суда от 30.06.2011 года приняты к производству исковые требования Ист.1 к Администрации Камбарского района и МУП о взыскании расходов на лечение на сумму 5418 рублей 58 копеек.

Таким образом, с учетом дополнений и уточнений к иску, требования Ист.1, заявленные в своих интересах и в интересах Ист.2, сводятся к следующему:

  • взыскать с Муниципального образования «Камбарский район» в лице Администрации Камбарского района и МУП в пользу Ист.2 компенсацию морального вреда в сумме 1 000 000 рублей с каждого из ответчиков;
  • взыскать с ответчиков Муниципального образования «Камбарский район» в лице Администрации Камбарского района и МУП в пользу истца компенсацию морального вреда в сумме 500000 рублей с каждого из ответчиков;
  • взыскать с ответчиков Муниципального образования «Камбарский район» в лице Администрации Камбарского района и МУП солидарно в пользу истца в счет возмещения расходов, связанных с лечением дочери Ист.2 в сумме 69 198 рублей 84 копейки;
  • взыскать солидарно с ответчиков в пользу истца судебные расходы по оплате услуг адвоката за составление искового заявления в сумме 1000 рублей и в качестве представителя истца в сумме 5000 рублей;
  • взыскать транспортные расходы на оплату проезда представителя истца в судебное заседание в сумме 979 рублей 78 копеек.

В судебном заседании Ист.1 поддержала уточненные исковые требования в полном объеме по основаниям, изложенным в иске и дополнениях к нему. Дополнительно пояснила, что каждые полгода у них курс лечения. Сейчас снова поедут в Москву, повезут дочь. Ждут вызов в Москву, там есть своя очередь. Пока этому конца не видно. Дочь как мочилась, так и мочится, неврологи не могут ничего сделать, т.к. здесь нарушение функции головного мозга. Руку они до сих пор развивают, пока никаких изменений нет - об этом им сказали в Москве. Ладонь одной руки усохла. Обувь тоже не могут подобрать. Они занимаются, тренируются, нога хромает. Если учесть, что начинала учёбу дочь очень хорошо, а сейчас на «4» и «3», читает она на уровне 1 класса, возможно ли это наверстать, сказать не может. Сейчас дочь уже осознаёт, что она отстаёт от сверстников, она не может посещать танцевальный кружок. Дома устраивает истерики из-за этого. В классе её любят и не обижают. Когда ей незнакомые люди говорят: «Ист.2, как ты некрасиво ходишь», она обижается. Они всячески её стараются поддерживать, в школе помогают по учёбе.

Представитель истца адвокат Ш., участвующий в деле на основании ордера, уточненные исковые требования Ист.1 поддержал по основаниям, изложенным в иске и дополнении к иску. Дополнительно суду пояснил, что водонапорная башня, расположенная в <данные изъяты>, принадлежит на праве собственности МО «Камбарский район». Следовательно, за содержание этого имущества оно несёт ответственность, в т.ч. за неблагоприятное воздействие от этого имущества. Ст.1064 ГПК РФ предусматривает, что за вред, причинённый другим лицам, несёт ответственность собственник имущества. Следовательно, Администрация Камбарского района, как имеющая отношение к этой собственности, причинившей Ист.2 вред, не может не нести ответственность за водонапорную башню, находящуюся на балансе МУП. МУП должно тоже нести ответственность и отвечать перед его доверителями. Башня связана с определённой сетью водоснабжения и должна нести ответственность за то воздействие, исходящее от эксплуатируемого объекта. В данном случае, если какой-то объект может в связи со своим функционированием нести угрозу, может быть признано и источником повышенной опасности. Связано это с халатным бездействием работников МУП: следить за уровнем воды, предотвращать утечку воды. В этом причинно-следственная связь, почему наледь с башни обрушилась на Ист.2. В связи с причинением вреда здоровью, Ист.2 и её мать Ист.1 испытали моральный вред - нравственные и физические страдания, выразившиеся в огромной боли при падении большого куска льда на ребенка, последующие боли в ходе лечения и проведенных операций. Много пришлось перетерпеть Ист.1 в ходе операций. Ист.2 приходится постоянно проходить лечение, уколы, соблюдать определённый режим. Травма повлекла определённые последствия, когда ребенок вынужден мочиться под себя. Осознание того, что она не может сама это сделать, а с годами это осознание ещё больше усугубляется. Повлияло на успеваемость, ухудшилась память. Это безусловно требует компенсации морального вреда. По этим причинам должны быть удовлетворены исковые требования в полном объёме с Администрации Камбарского района и с МУП по 1 млн. руб. в пользу Ист.2, а в пользу матери Ист.1 по 500 тыс.руб. Также должны быть возмещены истцу транспортные расходы на лечение и приобретение лекарств. Эти суммы должны быть возмещены с ответчиков в солидарном порядке. Суд вправе выйти за пределы исковых требований во взыскании судебных расходов. Поскольку оплата представителю В. уже произведена, эти расходы также должны быть возмещены в пользу истца.

Представитель ответчика МУП К.Д.А., действующий на основании доверенности №**, иск не признал по основаниям, изложенным в отзывах на исковое заявление.

Исходя из содержания отзыва №1 (том№1 л.д.27), возражения от 11.03.2011 года (том №1 л.д.177-178) и дополнения к отзыву 31.05.2011 года (том №2 л.д.64-65), по существу возражения ответчика МУП сводятся к следующему:

1) Следственными органами МВД РФ по уголовному делу №** не установлено лицо, виновное в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшей Ист.2 Никому из сотрудников МУП не предъявлено обвинение. Между противоправным поведением причинителя вреда (по версии истца это МУП) и причиненным вредом нет причинной связи, так как отсутствует необходимый элемент, а именно конкретное физическое лицо, работник МУП, действиями или бездействием которого Ист.2 причинен тяжкий вред здоровью.

Самостоятельно юридические лица никаких действий не совершают. Хозяйственную деятельность юридических лиц образуют действия граждан, представляющих их интересы и работников (ст. 402 ГК РФ).

МУП в случае удовлетворения требований истца, в свою очередь не будет иметь возможности предъявить требования в порядке регресса (ст. 1068, 1081 ГК РФ) виновнику причинения вреда здоровью Ист.2

2) МУП в ходе проведения дознания по уголовному делу №** не привлекалось в качестве гражданского ответчика и соответственно не могло пользоваться процессуальными правами, представленными гражданскому ответчику ст. 54 УПК РФ.

В таком случае документы из материалов уголовного дела №**, прилагаемые истцом к исковому заявлению, не допустимое средство доказывания, т.к. они получены в ходе дознания по уголовному делу, в котором МУП не участвовало.

В постановлении о приостановлении дознания от 28.03.2008 года дознавателем К.Е.А. установлено: «В ходе дознания, лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, установить не представилось возможным».

Тем не менее, лицо причинившее вред здоровью Ист.2 есть - это Л., именно он 15 ноября 2007 г. при раскачивании растяжки водонапорной башни с образовавшейся на ней наледью уронил наледь Ист.2 на голову.

Действия Л. имели целенаправленный характер, растяжку водонапорной башни он раскачивал именно для того чтобы сбросить (стряхнуть) образовавшуюся на растяжке наледь на землю и указанное обстоятельство имеет документальное подтверждение - протокол допроса Ист.2 от 03.03.2009 г. (уголовное дело №** л.д. 55-56).

Между причинением вреда здоровью Ист.2 и действиями Л. существует прямая причинная связь. В связи с данным обстоятельством МУП является ненадлежащим ответчиком.

3) Водонапорная башня в <данные изъяты>, где произошел несчастный случай с Ист.2 не находится вблизи проезжей части, тротуаров, детских учреждений, игровых площадок и иных мест общего пользования. Ист.2 не должна была находиться вблизи производственного объекта водонапорной башни и за этим должны были проследить ее родители. Для граждан, соблюдающих элементарные правила безопасности жизнедеятельности, данная водонапорная башня не представляет никакой угрозы их жизни и здоровью и не является источником повышенной опасности, как утверждает истец.

В Гражданском кодексе РФ п. 1 ст. 1079 приводится перечень признаков, но которым можно определить источник повышенной опасности: (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельностью и др.) - водонапорные башни не обладают ни одним из перечисленных признаков.

В Градостроительном кодексе РФ также есть перечень особо опасных объектов п. 1 ст. 48.1 ГК РФ, в котором не указаны системы централизованного водоснабжения в целом и водонапорные башни в отдельности.

Образование наледи это природное явление, которое происходит в холодное время года. Наледь образуется на многих объектах городской коммунальной инфраструктуры, и объективно не представляется возможным отследить время и место ее критического накопления и следующего за этим обрушения.

На МУП не лежит прямой обязанности, осуществлять очистку водонапорных башен от наледи, такая обязанность законодательно не установлена, не прописана в нормативно правовых актах и правилах (СНиП, СанПин и т.п.). Образование наледи на водонапорной башне не оказывает воздействия на технологические процессы и не ухудшает технического состояния башни.

4) Водонапорная башня по признаку прочной связи с землей в силу п. 1 ст. 130 ГК РФ является недвижимым имуществом. Со ссылкой на ст. ст.131, 165, 167 и п.3 ст. 433 ГК РФ ответчик МУП считает, что договор содержания имущества №** между МП ЖКХ пос. Кама и МУП нельзя считать заключенным, так как этот договор не прошел государственной регистрации, данная сделка являлась недействительной с момента ее совершения - 14 мая 2007 года.

Соответственно право владения и пользования водонапорной башней в день несчастного случая с Ист.2 - 15 ноября 2007 г. оставалось за Муниципальным предприятием жилищно-коммунального хозяйства пос. Кама Камбарского района. В таком случае МУП по иску Ист.1 также ответчик ненадлежащий.

5) У истца нет правовых оснований, предусмотренных ст. 1100 ГК РФ для предъявления требования компенсации морального вреда к МУП.

Представитель ответчика Администрации Камбарского района Б., действующая на основании доверенности №**, в судебном заседании просила отказать в удовлетворении исковых требований по основаниям, отражённым в возражении по иску.

В возражении на исковое заявление от 30.06.2011 года, со ссылкой на положения статьи 1079 ГК РФ ответчик указывает, что водонапорная башня, расположенная на перекрестке <данные изъяты>, находится в муниципальной собственности Камбарского района. Администрация Камбарского района не осуществляет деятельность по использованию водонапорной башни. Водонапорная башня была передана в хозяйственное ведение МПП ЖКХ п. Кама. С 15 декабря 2005 года МПП ЖКХ п. Кама признано несостоятельным (банкротом), в отношении его имущества открыто конкурсное производство. В соответствии с пунктом 2 статьи 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращаются полномочия собственника имущества должника - унитарного предприятия. В соответствии со статьей 129 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" с даты утверждения конкурсного управляющего, он осуществляет полномочия собственника имущества должника - унитарного предприятия в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены Федеральным законом. МПП ЖКХ п. Кама 14.05.2007 года передало водонапорную башню на содержание МУП. Договор содержания имущества представляет собой безвозмездное пользование имуществом, для возникновения юридических последствий которого не требуется государственная регистрация (статья 131 Гражданского кодекса РФ, Федеральный закон от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним").

Таким образом, в период получения телесных повреждений несовершеннолетней Ист.2 (15 ноября 2007 года) полномочия собственника имущества МО «Камбарский район» в отношении водонапорной башни были прекращены в соответствии с Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", деятельность Администрации Камбарского района не была связана с использованием водонапорной башни.

Со ссылкой на статью 1079 ГК РФ и Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" Администрация Камбарского района не считает, что водонапорная башня относится к источникам повышенной опасности. Водонапорная башня не представляет опасность причинения вреда. И соответственно вред подлежит возмещению на общих основаниях, т.е. при соблюдении следующих условий (противоправность поведения причинителя вреда; наступление вреда; причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом; вина причинителя вреда).

В деятельности Администрации Камбарского района отсутствуют условия, необходимые для привлечения к ответственности по возмещения вреда. Водонапорная башня не использовалась Администрацией Камбарского района, поэтому отсутствует противоправное поведение, умысел или неосторожность в причинении вреда отсутствуют, поэтому отсутствует вина в произошедшем с Ист.2, нет и причинной связи. Поскольку согласно статьи 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, то МО «Камбарский район» в лице Администрации Камбарского района не может нести ответственность за случившееся с Ист.2 15 ноября 2007 года.

Истице Ист.2 причинен вред здоровью (нематериальное благо). Ист.1 просит взыскать компенсацию причиненного ей материального вреда, при этом истица не указывает, какие личные неимущественные права либо другие нематериальные блага Ист.1 были нарушены при «причинении вреда здоровью дочери от преступления при использовании источника повышенной опасности» (в чем обвиняет истица ответчиков). Истица указывает, что страдает нравственно при виде мучений дочери. Ист.1 испытывает переживания по причине ненадлежащего исполнения родительских обязанностей, т.к. оставила без присмотра несовершеннолетнего ребенка, отпустив гулять дочь (7 лет) со старшим братом (11 лет) и другими несовершеннолетними детьми не старше указанного возраста. Согласно статьи 63 Семейного кодекса родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей.

Администрация Камбарского района своими действиями (бездействиями) не причиняла моральный вред Ист.2, поэтому считает, что с Администрации Камбарского района не подлежит компенсация морального вреда. Кроме того, согласно п.2 статьи 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Администрация Камбарского района считает, что размер компенсации за причинения вреда является явно завышенным.

В соответствии со статьей 1085, 1087 ГК РФ в случае увечья или иного повреждения здоровья несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцати лет (малолетнего) и не имеющего заработка (дохода), лицо, ответственное за причиненный вред, обязано возместить расходы, вызванные повреждением здоровья. Перечень расходов, вызванных повреждением здоровья, определен статьей 1085 ГК РФ. В подтверждении понесенных расходов, вызванных повреждением здоровья, истцом представлены товарные, кассовые чеки, договора. При этом не представлено документов, подтверждающих, что приобретенные по чекам товары связаны с восстановлением здоровья истца при причинении 15.11.2007 года вреда здоровью (отсутствуют рецепты, врачебные назначения), также представлены отдельные кассовые чеки, которые не содержат указания, какие товары были приобретены, представлены кассовые, товарные чеки на приобретение товаров, по которым пропущен 3-х годичный срок исковой давности. Администрация Камбарского района считает, что истцом не доказано, что истцом понесены расходы, вызванные повреждением здоровья и направленные на его восстановление.

Ответственность органов местного самоуправления предусмотрена только за незаконные действия (бездействия), в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта органа местного самоуправления (статья 16 Гражданского кодекса РФ, часть 4 статьи 242.2 Бюджетного кодекса РФ). В рассматриваемом деле отсутствуют незаконные действия Администрации Камбарского района.

Суд установил следующие обстоятельства, имеющие значение для дела.

Ист.2, является дочерью истца Ист.1, что подтверждается свидетельством о рождении №** (л.д.19, т.1).

Из материалов уголовного дела №**, показаний истца, свидетелей К.О., Т., несовершеннолетнего К.Н., данных в присутствии социального педагога, установлено, что 15 ноября 2007 года Ист.2, находясь возле водонапорной башни, расположенной <данные изъяты>, от льдины, упавшей с водонапорной башни, получила телесные повреждения (л.д.7-8, 40, 78, 182, т.1).

Согласно выписке из истории болезни №** нейрохирургического отделения ГКБ №** Ижевска Ист.2 15 ноября 2007 г. доставлена в крайне тяжелом состоянии, кома. В тот же день ей была сделана операция по удалению вдавленных отломков (т.1, л.д.43).

06.02.2008 года в указанной больнице Ист.2 было проведено операционное лечение - пластика дефекта черепа. После произведенных операций несовершеннолетняя регулярно наблюдалась у врачей (невролога, окулиста, нейроофтальмолога, отоневролога) в нейрохирургическом отделении ГКБ №** Ижевска с 15.11.2007 г.-14.12.2007г., 04.02.2008г.-21.02.2008г., 06.04.2009г.-14.04.2009г.

С 17.06.2008 г. по 03.07.2008 г. Ист.2 наблюдалась у специалистов (психолог, окулист, лор, хирург ортопед, уролог, нефролог и т.д.) в Московской детской клинической больнице №** в Отделении психоневрологии с центром реабилитации детей с двигательными нарушениями.

17.04.2009г., 15.03.2010 г.- 30.03.2010г., 29.09.2010г.-18.10.2010г. наблюдалась у врачей (логопед, лор, нейрохирург, психиатр, уролог, офтальмолог) в Республиканской детской клинической больнице г. Ижевска.

Заключением судебно-медицинского эксперта №** от 28.01.2009 года установлено, что в результате событий, произошедших 15.11.2007 года, несовершеннолетняя Ист.2 получила телесные повреждения - открытая черепно-мозговая травма в виде многооскольчатого вдавленного перелома левой теменной кости, ушиб головного мозга в левой теменной области, с ушибленной раной в левой теменной области, который характеризуются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Результатом черепно-мозговой травмы явились серьезные изменения в состоянии здоровья несовершеннолетней Ист.2, у которой по настоящее время наблюдается расходящееся косоглазие, недержание мочи (дневной и ночной энурез), объем движений в правых конечностях ограничен, нарушение походки, быстрая общая утомляемость, общение у девочки затруднено, снижение скорости речи и уменьшение объема усвоения, т.е. имеет место общее недоразвитие речи по сравнению с возрастной нормой.

В настоящее время Ист.2 установлена инвалидность.

Данные обстоятельства установлены в судебном заседании пояснениями сторон, показаниями свидетелей, оснований не доверять которым у суда не имеется, представленными медицинскими документами и сторонами не оспариваются.

Выслушав стороны, их представителей, исследовав материалы дела, суд считает, что исковые требования Ист.1, заявленные в своих интересах и в интересах Ист.2, к Муниципальному образованию «Камбарский район» в лице Администрации Камбарского района УР и МУП подлежат частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Статья 12 Гражданского кодекса РФ в качестве одного из способов защиты гражданских прав предусматривает возможность потерпевшей стороны требовать компенсации морального вреда.

Гражданский кодекс РФ установил, что моральный вред подлежит денежной компенсации при условии, что он явился результатом действий, нарушающих личные неимущественные права либо посягающих на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях предусмотренных законом (ст. 151 ГК РФ).

В силу закона к нематериальным благам гражданина относятся жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, честь, доброе имя, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, неприкосновенность жилища и другие (ст. 150 ГК РФ).

В соответствии со ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 ГК РФ и статьей 151 ГК РФ. Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме, при этом размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда; при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (ст. 1101 ГК РФ).

Пленум Верховного Суда РФ в п.2 постановления от 20.12.1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" разъяснил, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий (п.8 постановления).

Исходя из материалов дела, суд считает документально доказанным факт того, что в результате посягательства на нематериальное благо (здоровье) Ист.2, последней был причинен моральный вред, который заключается в физических страданиях, а именно перенесенной ребенком физической боли в результате двух операций, обследований и последующего длительного реабилитационного лечения; нравственных переживаниях по поводу отклонений в физическом (непроизвольное мочеиспускание, ограничение в движении правой руки и ноги, нарушение походки) и психическом развитии (слабая память, нарушение речи), выраженных в дискомфорте при общении с ровесниками, друзьями и одноклассниками, осознании своей неполноценности по сравнению с ними, невозможности вести прежнюю активную физическую деятельность, участвовать в школьных мероприятиях, посещать танцевальный кружок, и как следствие, раздражительность ребенка, частые истерики и постоянный стресс.

Факт причинения Ист.2 морального вреда подтверждается также пояснениями истца Ист.1, показаниями свидетелей Г.Ф., Я. и К.О.

Свидетель Г.Ф. суду показала, что когда Ист.2 выпускалась из детского сада, девочка была очень замечательная, прыгала, скакала, посещала танцевальный кружок, была очень активной. После комы ребенок не мог ничего говорить. Рука у неё сейчас маленькая стала, сухая. Она прямо ходить не может, не может вставать на ногу, разогнуть ножку не может, ручкой взять ничего не может, она расправит её здоровой рукой, завернёт, чтобы что-нибудь взять. Сейчас занимаются с ребёнком, её лечат. Ногу Ист.2 немного разработала. Сейчас девочку водят в школу, волосы немножко отросли и их заплетают в косички, чтобы шрам прикрыть. А так на одной половине головы - сплошной шрам. По успеваемости Ист.2 начала отставать, т.к. в школе сейчас всё больше и больше проходят. Чтение у неё очень слабое, ей тяжело. Она вникает очень тяжело, ей долго надо объяснять, говорить. Она очень переживает, когда одноклассники говорят, что она не сможет что-либо сделать. После этого она приходит домой из школы и закатывает истерики. Ей очень обидно, потому что сам по себе ребёнок лидер. Она очень старается, добивается.

Свидетель Я. - классный руководитель Ист.2, суду показала, что в 2007г., когда она получила травму, Ист.2 была в 1-м классе. Она была лидером в классе. Она хорошо была подготовлена к школе, физически была здорова, с удовольствием занималась физкультурой, ходила на кружок рукоделия, бумажной пластики. Ребёнок был очень развитый, умела читать, считать до 10. В начале декабря 2007г., когда она увидела Ист.2, у неё непроизвольно потекли слезы. Девочка не могла разговаривать, папа с мамой учили её заново ходить, лицо было перекошено, голова забинтована. Мама учила её говорить заново, в виде игры, рисовала ей картинки. Ист.2 снова познавала мир. Свидетель ходила на дом с ней заниматься. У Ист.2 памяти не было, по 3 раза изучали алфавит. Видела, что ребенку очень трудно усваивать материал, занималась с ней в течение часа. В феврале 2008 г. Ист.2 снова повезли на операцию, и после этого они снова начали заниматься с ней «с нуля». Она потихоньку освоила письмо левой рукой. Сейчас прихрамывает, в настоящее время она освобождена от физкультуры. Память до конца не восстановилась, ей очень трудно запомнить содержание прочитанного. У неё небольшой словарный запас, видно, что она с трудом разговаривает. На плетение бисером и бумажную пластику уже не ходит.

Свидетель К.О. - отец Ист.2, суду показал, что дочь обучалась на дому, у нее нарушена речь, не работает правая рука, она хромает на правую ногу.

Оснований не доверять свидетелям Г.Ф., Я. и К.О. у суда не имеется, поскольку они были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Показания свидетелей не противоречат друг другу и материалам дела.

Таким образом, процессуальным истцом Ист.1 доказан факт причинения её несовершеннолетней дочери морального вреда.

В обоснование своих исковых требований Ист.1 о компенсации причиненного морального вреда, в иске и суде, ссылается на то, что она не может не страдать при виде всех этих мучений, претерпеваемых ее дочерью. Она не может предвидеть всех тех возможных негативных последствий, которые в дальнейшем могут повлечь для дочери, полученные ею жестокие травмы. Эти возможные ужасные последствия причиняют истцу беспокойства, в связи с чем, она начинает плохо спать и даже испытывать бессонницу, что в свою очередь влечёт ухудшение всего ее общего здоровья. Испытывает страдания при многократных поездках в больницу в различие города, в том числе, в Ижевск и в Москву, необходимость отпрашиваться с работы, и испытать лишний раз неудовольствие со стороны руководства, боязнь потерять работу, заработок и доходы.

Между тем, истцом Ист.1 не указаны какие именно нематериальные блага или личные неимущественные права истца были нарушены при причинении вреда здоровью ее дочери, не представлено об этом доказательств.

Кроме того, несмотря на фактически имеющиеся нравственные страдания родителя, переживающего за здоровье ребенка, правовых оснований для компенсации морального вреда родителю не имеется.

В связи с чем, в удовлетворении исковых требований Ист.1 о компенсации морального вреда следует отказать в полном объеме.

В соответствии с п.1 ст. 1087 ГК РФ в случае увечья или иного повреждения здоровья несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцати лет (малолетнего) и не имеющего заработка (дохода), лицо, ответственное за причиненный вред, обязано возместить расходы, вызванные повреждением здоровья. Перечень расходов, вызванных повреждением здоровья, определен в ст. 1085 ГК РФ: расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии.

Истец Ист.1 просит взыскать расходы, связанные с лечением дочери Ист.2 в сумме 69 198 рублей 84 копейки. В подтверждение исковых требований Ист.1 представила суду платежные документы, а также документы, свидетельствующие о проведении ее дочери операции, обследования и лечения в медицинских учреждениях МУП и МУП.

Судом проанализированы указанные документы и установлено следующее.

Из выписки истории болезни №** известно, что с 15.11.2007г. по 14.12.2007 г. Ист.2 находилась во 2-ом нейрохирургическом отделении ГКБ №** Ижевска, где 15.11.2007 года ей сделана операция по удалению вдавленных отломков и контузионного-геморрагического очага. При выписке ей было рекомендовано наблюдение невролога по месту медобслуживания, пластика дефекта черепа через 2 месяца, а также лечение актовегин 2,0 в/м №5, церебролизин, ноотропил 300мг 2 р.д., вит.Е (л.д.43,т.1).

Из выписки истории болезни №** следует, что с 04.02.3008г. по 21.02.2008г. Ист.2 была госпитализирована в плановом порядке для проведения пластики дефекта черепа во 2-ое нейрохирургическое отделение ГКБ №** Ижевска. 06.02.2008 года ей была проведена платная операция по пластике дефекта черепа слева протакрилом на сумму 7500 рублей. При выписке из больницы лечащим врачом были даны рекомендации после операции: пантогам 0,25 2 раза в день (2 недели), фенибут 0,25 2 раза в день (1месяц), финлепсин ретард 50 мг вечером (1месяц). В последующем церепро, церебролизин, нейромультивит (л.д.44,т.1).

Согласно выписке №** с 17.06.08г. по 03.07.08г. Ист.2 находилась на обследовании и лечении специалистов (психолог, окулист, лор, хирург ортопед, уролог, нефролог и т.д.) в Московской детской клинической больнице №** в Отделении психоневрологии с центром реабилитации детей с двигательными нарушениями. При выписке рекомендован прием препаратов Пантогам по ? т. 3р.д. -1,5месяца, Кавинтон 5мгпо 1/2т. 3р.д. – 1,5 месяца, Глиатилин 1к 3р.д. до 6 месяцев, Нейромультивит по 1/2др. 3р.д.-1 месяц, контроль ЭЭГ раз в 3 месяца, контроль МРТ головного мозга черед год. Наблюдение невролога, эндокринолога, гастроэнтеролога, дерматолога по месту жительства (л.д.45-47, т.1).

27.03.2009 года на консультации врача-невролога ГУЗ «Республиканская детская клиническая больница» МЗ УР Ист.2 было рекомендовано лечение: курантил 1др. 2р.д. 1 месяц 2-3 курса, фенибут 0,25 1т. 2р.д. 1-1,5 месяца с постепенной отменой, нейромультивит 1т. 1р.д. 1 месяц 2-3 курса в год (л.д.68, т.1).

Согласно выписке №** с 06.04.09г. по 14.04.09г. Ист.2 была госпитализирована планово с жалобами на слабость в правых конечностях во 2-ое нейрохирургическое отделение ГКБ №** Ижевска. При выписке ей был рекомендован курс Пирацетама ивитаминов группы В (л.д.48,т.1).

Из выписки следует, что с 28.09.10г. по 18.10.2010г. Ист.2 находилась на стационарном лечении РКВД, в которой ей проведено лечение препаратами церепро, нейромультивит, фенибут, кавитон, диакарб, аспаркам. При выписке рекомендовано продолжение лечение Фенибутом 0,25 1т. 2 р.д. 2 недели с постепенной отменой, Инстенонпо 1т. 2 р.д. 4 недели (л.д.58,т.1).

Таким образом, на основании вышеуказанных выписок из истории болезни расходы на проведение операции, консультацию врача-невролога и приобретение лекарственных средств истцом Ист.1 согласно представленным договорам на оказание медицинских услуг, платежным квитанциям и товарным чекам составили 10004 рублей 92 копейки:

На операцию - 7500 рублей – договор №** и квитанция от 05.06.2008 года (л.д.114,т.1).

За консультацию врача-невролога ГУЗ «Республиканская детская клиническая больница» МЗ УР на сумму 230 рублей, договор и квитанция от 08.12.2008 года (л.д.129,т.1), а также проведение электроэнцефалографии (ЭЭГ) с компьютерной обработкой в МУЗ «Республиканском клинико-диагностическом центре МЗ УР» на сумму 371 рубль, договор №** и квитанция от 08.12.2008 года (л.д.133, т.1).

На лекарства:

1) нейромультивит таб. №20 на сумму 108 руб., квитанция от 06.12.07г. (л.д.121, т.1);

2) нейромультивит таб. на сумму 108 руб., квитанция и товарный чек №1 от 20.12.07г. (л.д.159, т.1);

3) ноотропил 400м на сумму 53,92 руб., квитанция и товарный чек от 10.01.2008года (л.д.159, т.1);

4) фенибут 0,25 на сумму 2шт. х 92 руб.=184 руб., квитанция и товарный чек №1 от 25.02.08г. (л.д.159, т.1);

5) церепро 0,4 №14 на сумму 572 руб., квитанция и товарный чек №127 от 21.04.08г. (л.д.164, т.1);

6) кавинтон 5мг на сумму 200 рублей, квитанция и товарный чек от 20.01.2009 года (л.д.125,т.1);

7) нейромультивит таб. на сумму 110 руб., квитанция и товарный чек от 23.04.09г. (л.д.117, т.1);

8) нейромультивит таб. на сумму 125 руб., квитанция от 05.07.2009г. и товарный чек (л.д.130, т.1);

9) нейромультивит таб.20 на сумму 102 руб., квитанция и товарный чек №2 от 08.12.2009года (л.д.143, т.1);

10) пирацетам 60таб. на сумму 34 руб., квитанция и товарный чек №1 от 03.06.2009 года (л.д.132, т.1);

11) инстенон таб.30 на сумму 207 руб., фенибут таб. 0,25 на сумму 100 руб., квитанция и товарный чек №1 от 20.10.2010 года (л.д.153, т.1).

В материалах дела имеются квитанции и товарные чеки на покупку лекарственного препарата Церепро на общую сумму 6679 рублей 40 копеек, указанный препарат назначается при тяжелых повреждениях головного мозга, и с 11.02.2010 года регулярно приобретался истцом Ист.1: квитанция и товарный чек от 11.02.2010 года на сумму 2489,4 руб. (л.д.141,т.1), квитанция и товарный чек от 19.03.2010 года на сумму 806 руб. (л.д.144,т.1), квитанция и товарный чек от 29.03.2010 года на сумму 1612 руб. (л.д.143,т.1), квитанция и товарный чек от 27.04.2010 года на сумму 1772 руб. (л.д.126,т.1). Суд принимает во внимание данную сумму и считает, что расходы на приобретение препарата Церепро были понесены истцом связи с полученной ее дочерью черепно-мозговой травмой.

Согласно представленной в деле копии медицинской карты (л.д.61, т.1), в ходе наблюдения на дому участковым врачом-педиатром, 30.12.2007 года у Ист.2 выявлено недержание мочи (энурез), данный диагноз подтвержден врачом-нефрологом (выписка №** ДКБ №** г. Москва) и врачом-неврологом ГУЗ «Республиканская детская клиническая больница» МЗ УР 27.03.2009 года. В связи с чем, в подтверждение произведенных расходов с 27.07.08г. истцом Ист.1 представлены суду платежные квитанции и товарные чеки на приобретение подгузников (памперсов) для дочери Ист.2 на общую сумму 15 895 рублей 71 копейка (л.д.116-117, 123, 125, 126, 128, 130-132, 134-135, 141-146, 149, 151 (чек 1 и 2),152, 154-156, 159-160, 162-163, 166-168, т.1), (л.д. 73, 75-76 т.2 ), а также клеенки подкладочной на сумму 111 рублей, квитанция и товарный чек от 29.03.2010 года (л.д.143, т.1).

В период нахождения Ист.2 на плановой операции и лечении во 2 нейрохирургическом отделении ГКБ №** Ижевска, а также на обследовании в ГУЗ «Республиканская детская клиническая больница МЗ УР» с 15.03.10 г. по 30.03.10 г., истцом были понесены расходы на приобретение продуктов питания в сети магазина ООО «Айкай» на общую сумму 1284 рубля 00 копеек, что подтверждается чеками №109410 от 15.02.2008 года и №172897 от 15.03.2010 года (л.д.161, т.1). Из перечисленных в чеках наименований приобретенных товаров суд принимает во внимание только расходы на продукты на сумму 1089 рублей 80 копеек, поскольку остальные расходы (чистящее средство, мешки для мусора, губка бытовая, полиэтиленовые пакеты) не относятся к продуктам питания и истцом не подтверждено, что они были приобретены для дочери.

В судебном заседании истец также представила копию медицинской карты Ист.2 с назначениями врача-невролога от 12.05.2011 года и 24.06.2011 года, платежные документы (квитанции и товарные чеки) на покупку подгузников и лекарств на сумму 5418 рублей 58 копеек: квитанции и товарные чеки от 11.05.2010г., 22.05.2010г., 17.06.2010г., 07.06.2010г., 12.07.2010г., 25.03.2011г., 21.09.2010г., 28.06.2011г., 29.06.2011г. (л.д.84-87, т.2).

Таким образом, из вышеизложенного следует, что истцом Ист.1 были понесены расходы на общую сумму 39199, 41 рублей.

Учитывая характер телесных повреждений несовершеннолетней Ист.2, отраженных в заключении эксперта №** от 28.01.2009 года и проведенных ей двух операций и регулярного лечения в профилированных лечебных учреждениях г. Ижевска и г. Москвы, суд приходит к выводу, что проведенные лечение (операция) и наблюдение врача-невролога, обследование ЭЭГ, приобретение лекарственных препаратов и средств (подгузников, подкладочной клеенки) на общую сумму 39199, 41 рублей состоят в причинно-следственной связи с полученными Ист.2 повреждением здоровья в результате падения сосульки 15.11.2007 года, ребенок нуждался в операциях и лечении, в приобретенных лекарствах и средствах гигиены. Сведений о том, что Ист.2 имела право на бесплатное получение лечение и лекарства суду не представлено.

Поэтому суд считает возможным удовлетворить исковые требования Ист.1 в части взыскания в ее пользу расходов на лечение, диагностику и питание, вызванные повреждением здоровья дочери Ист.2, в сумме 39199 рублей 41 копейку, данные расходы подтверждены представленными в деле письменными доказательствами.

Также подлежат удовлетворению исковые требования Ист.1 в части взыскания понесенных истцом транспортных расходов, связанных с поездками на лечение и диагностику дочери в лечебные учреждения г. Москвы и г. Ижевска в сумме 3 558 рублей 10 копеек, т.к. указанная сумма нашла свое подтверждение представленными в деле доказательствами, а именно:

1) проездным документом (железнодорожным билетом) №**, оформленный на имя Ист.2, маршрут следования 16.06.2008 года Ижевск – Москва, на сумму 631,7 рублей (л.д.136, т.1);

2) проездным документом (железнодорожным билетом) №**, оформленный на имя Ист.1, маршрут следования 16.06.2008 года Ижевск – Москва, на сумму 1428,9 рублей (л.д.136, т.1);

3) 2 билета на железнодорожный транспорт от 14.04.2009года на общую сумму 151,5 рублей: взрослый на сумму 101 руб. и детский на сумму 50,5 руб., маршрут следования Ижевск-п.Шолья (л.д.136,т.1)

4) 2 билета ОАО «Автовокзалы Удмуртии» от 19.11.2007г. на автобус маршрут следования Ижевск – Сарапул, на сумму 174 рубля (2х87руб.) ( л.д.138 т.1, чек 5 и 6);

5) 10 кассовых чеков МУП Камбарского района «Энергия» на оказание услуг переправы через реку Кама на общую сумму 800 рублей (10шт. х80 руб.): от 04.02.08г., 06.02.08г., 15.03.10г, 16.03.10г., 19.03.10г. (8-19час. и 16-44час.), 22.03.10г., 26.03.10г., 29.03.10г., 30.03.10г., а также кассовый чек ОАО Порт Камбарка на оказание услуг переправы через реку Кама на общую сумму 130 рублей от 11.10.10 года (л.д.140т.1);

6) 15 билетов ОАО «Ипопат» на автобус по г.Ижевск на общую сумму 165 рублей (15шт. х 11 рублей): 5 билета от 18.03.10г.; билет от 19.03.10г.; 6 билетов от 23.03.10г.; 3 билета от 24.03.10г. (л.д.148, т.1);

7) 7 билетов ОАО «Ипопат» на автобус по г.Ижевск на общую сумму 77 рублей (7шт. х 11 рублей): 3 билета от 24.03.10г. и 4 билета от 25.03.10г. (л.д.147, т.1).

В удовлетворении в части исковых требований Ист.1 о взыскании в её пользу в счет возмещения расходов, связанных с лечением дочери Ист.2 в сумме 31 859 рублей 91 копейку следует отказать по следующим основаниям.

Чеки АЗС на покупку бензина и на переправу (т.1 л.д.124,129,136, 137-139, 156, 161; т.2 л.д.73), билеты на автобус (л.д.138 т.1) представленные истцом в обоснование понесенных транспортных расходов, суд не принимает во внимание, поскольку истцом не представлено убедительных доказательств (отсутствуют медицинские документы с рекомендациями врачей), что несение данных расходов связано с посещением врачей и медицинских учреждений для обследования и лечения ее дочери. Судом Ист.1 была вменена обязанность представить расчет с указанием километража каждой поездки, нормы расхода бензина на конкретное транспортное средство, на котором совершалась поездка. Однако указанный расчет, истцом суду не представлен.

По другим приложенным истцом Ист.1 квитанциям (чекам) на приобретение лекарств и медикаментов, велотренажера, массажера, ДВД-диска, обучающей книги отсутствуют рецепты и назначения врачей, доказательств в необходимости их приобретения в связи с восстановлением здоровья Ист.2 при причинении вреда здоровью 15.11.2007 года, также суду не представлено. Кроме того, в деле имеются нечитаемые квитанции или же квитанции и товарные чеки на покупку медикаментов с указанием общей суммы, в которых не расшифровано их наименование и сумма каждого медикамента (л.д.115, л.д.117, л.д.119-121, 123, 125, 127, 128, 132, 135, 142, 149, 153, 157, 158, 162-168). Между тем, суд разъяснял Ист.1, что она должна доказать, что несла расходы на приобретение лекарств именно для дочери Ист.2 и эти средства покупались именно для лечения той травмы и её последствий, которую Ист.2 получила 15 ноября 2007 г. (л.д.201).

Таким образом, суд считает возможным частично удовлетворить исковые требования Ист.1 и взыскать в ее пользу расходы на лечение, диагностику и питание, вызванные повреждением здоровья дочери Ист.2, в сумме 39 199 рублей 41 копейку, а также транспортные расходы, связанные с поездками на лечение и диагностику в сумме 3 558 рублей 10 копеек, всего на общую сумму 42757 рублей 51 копейка. В удовлетворении иска в остальной части необходимо отказать.

Разрешая вопрос о том, кто должен нести ответственность за причинение вреда здоровью несовершеннолетней Ист.2 и возместить Ист.1 понесенные в связи с этим расходы, суд приходит к следующему.

В соответствии с постановлением Администрации Камбарского района УР от 21.02.2001 года №49 «О приеме в муниципальную собственность объектов коммунально-бытового назначения «Шольинский леспромхоз» и на основании акта приема-передачи основных средств от 16.04.2001 года в связи с ликвидацией предприятия в муниципальную собственность от ОАО «Шольинский леспромхоз» приняты 4 водонапорные башни (Рожновского) в <данные изъяты>, в том числе водонапорная башня №**, <данные изъяты>. (л.д.14,95 т.1).

В судебном заседании установлено, что водонапорная башня была передана Администрацией Камбарского района в хозяйственное ведение МП ЖКХ п. Кама, которое оказывало жилищно-коммунальные услуги до создания МУП.

Как следует из определения Арбитражного суда УР от 21.02.2008 года по делу №А71-148/2004-Г26 о продлении срока конкурсного производства, решением суда от 15 декабря 2005 года МП ЖКХ п. Кама признано несостоятельным (банкротом), в отношении его имущества открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим предприятия-должника назначен Ш.Э.

В соответствии с пунктом 2 статьи 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращаются полномочия собственника имущества должника - унитарного предприятия. В соответствии со статьей 129 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" с даты утверждения конкурсного управляющего он осуществляет полномочия собственника имущества должника - унитарного предприятия в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены Федеральным законом.

Таким образом, с момента признания МП ЖКХ п. Кама банкротом и открытием конкурсного производства, т.е. с 15.12.2005 года полномочия собственника Администрации Камбарского района были прекращены. МП ЖКХ п. Кама в лице конкурсного управляющего Ш.Э., реализуя полномочия собственника 14.05.2007 года заключило с МУП договор на содержание имущества №**, по которому единый производственно-технологический комплекс водопроводно-канализационного хозяйства МП ЖКХ п.Кама был передан МУП. Срок действия договора определен с 14.05.2007 года и на период действия полномочий конкурсного управляющего (т.1 л.д.71-75).

26.09.2009 года Администрацией Камбарского района с МУП заключен договор №** об условиях использования муниципального имущества, закрепленного на праве хозяйственного ведения МУП, который согласно п.4.1. начинает действовать с момента государственной регистрации в органе, осуществляющем государственную регистрацию прав на недвижимое имущество (л.д.173,т.1).

Из анализа вышеуказанного договора суд приходит к выводу, что на момент заключения договора и в настоящее время переданный МУП жилищно-коммунальный комплекс МУП, в т.ч. водонапорная башня, находятся в собственности Муниципального образования «Камбарский район». Данное обстоятельство сторонами не оспаривается и подтверждается выпиской от 04.02.2011года №01-18/334 из реестра муниципальной собственности МО «Камбарский район» на водонапорную башню №**, 1968 года ввода в эксплуатацию, расположенную на <данные изъяты>, а также данными Камбарского отдела Управления Федеральной регистрационной службы по УР от 09.02.2009г. №09/001/2009-085 об отсутствии сведений в ЕГРП записи о регистрации права на водонапорную башню (л.д.94,т.1 и л.д.30,т.2).

14.05.2007 года по акту приема-передачи на основании договора содержания имущества №** МУП ЖКХ МУП была передана водонапорная башня №** <данные изъяты> (позиция №**) (л.д.73-оборот, т.1).

В соответствии с условиями договора, п.2.1, имущество передается на содержание и временное пользование МУП ЖКХ МУП для осуществления деятельности по бесперебойному предоставлению жилищно-коммунальных услуг населению (теплоснабжение, горячее и холодное водоснабжение, водоотведение, вывоз бытовых отходов). Передача имущества не влечет передачу права собственности на него (п.2.3.). Плата за использование переданного имущества не предусматривается (п.3.2.). По истечении срока договора МУП ЖКХ МУП обязано передать имущество в двухнедельный срок с момента прекращения договорных отношений по акту приема-передачи, подписанному представителями сторон (п.4.4.11).

В п.3.3 договора имеется условие о том, что за охрану объектов недвижимости и переданного имущества неиспользуемого в хозяйственной деятельности, МУП обязуется выплачивать ежемесячную плату в размере 15490 рублей. Как пояснила в суде свидетель С. - главный бухгалтер МУП, договор содержания имущества от 14 мая 2007 года, по сути, представлял собой договор безвозмездного пользования по обслуживанию объектов недвижимости и содержания персонала. Пункт 3.3 договора предусматривает выплаты за охрану объекта, но за используемые объекты они не платили МП ЖКХ МУП (л.д.195-оборот, т.1). Оснований не доверять показаниям свидетеля у суда не имеется.

Проанализировав представленное письменное доказательство, суд считает, что по своей правовой природе договор содержания имущества №** от 14.05.2007 года представляет собой безвозмездное пользование, для возникновения юридических последствий (заключение договора, его исполнение) которого не требуется государственная регистрация, предусмотренная ст. 131 ГК РФ на право собственности и другие вещные права на недвижимое имущество.

Поэтому довод представителя ответчика МУП о том, что договор содержания имущества №** от 14.05.2007 года между МП ЖКХ п.Кама и МУП нельзя считать заключенным, т.к. этот договор не прошел государственной регистрации, и данная сделка является недействительной с момента ее совершения – 14 мая 2007 года, суд признает несостоятельной и противоречащей установленным обстоятельствам дела.

Таким образом, на момент причинения вреда здоровью несовершеннолетней Ист.2 в результате падения сосульки с водонапорной башни, имевшего место 15 ноября 2007 года, полномочия собственника в отношении данной водонапорной башни осуществляло МП ЖКХ п. Кама, а использование водонапорной башни как объекта водоснабжения жителей <данные изъяты> осуществляла МУП на основании заключенного с МП ЖКХ п. Кама договора содержания имущества №** от 14.05.2007 года.

При данных обстоятельствах Администрация Камбарского района, не являющаяся на 15.11.2007 года собственником водонапорной башни, не может отвечать за вред, причиненный повреждением здоровья Ист.2., в связи с чем в удовлетворении исковых требований Ист.1 в интересах Ист.2 и в своих интересах к Муниципальному образованию «Камбарский район» в лице Администрации Камбарского района о компенсации морального вреда, взыскании расходов, связанных с повреждением здоровья, и взыскании судебных расходов следует отказать в полном объеме.

В обоснование исковых требований истец Ист.1 в иске и суде указывает, что водонапорная башня является источником повышенной опасности, поэтому ответчики как собственники указанного объекта повышенной опасности и иные лица, владеющие на законных основаниях и эксплуатирующие указанные объекты должны нести ответственность за причинения вреда здоровью ее дочери, вне зависимости от наличия вины в их действиях в соответствии с положениями ст. 1079 ГК РФ.

В соответствии со ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Между тем суд считает, что водонапорная башня не относится к источникам повышенной опасности. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" источником повышенной опасности следует признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и других объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами.

Водонапорная башня представляет собой вертикально установленный на бетонном основании цилиндр (изготовлен их трубы для прокладки газопровода), высотой 17 м, шириной 1,5 м, сверху башня заглушена стальной крышкой с технологическим люком, запертым на замок. Она является одним из элементов системы централизованного водоснабжения <данные изъяты>. (л.д.187, 205-208, т.1). Учитывая изложенное, водонапорная башня как объект системы централизованного водоснабжения <данные изъяты> по своим техническим характеристикам не обладает ни одним из перечисленных признаков, позволяющих в нем выявить источник повышенной опасности. Поэтому вред причиненный здоровью несовершеннолетней Ист.2 подлежит возмещению на общих основаниях, в соответствии со ст. 1064 Гражданского кодекса РФ, предусматривающей, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, т.е. с соблюдением следующих условий: противоправность поведения причинителя вреда, наступление вреда, причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом и вина причинителя вреда.

Судом, исходя из материалов дела (фотографий вида башни), пояснений сторон показаний свидетелей Г.Ф., Т. и несовершеннолетнего К.Н. установлено, что водонапорная башня, располагается в жилом микрорайоне <данные изъяты>, в 5 метрах от башни находится магазин, а с другой стороны в 8,5 метрах от башни, располагается тропинка, по которой люди ходят в магазин. С башни вода стекает из-за её переполнения ввиду отсутствия автоматического оборудования для отключения насоса при заполнении башни. В зимнее время вследствие неконтролируемого стекания воды с башни вода замерзает, на башне и на тросах постоянно висят сосульки, на земле образуется горка, на которой катаются дети. Башня и водозабор (качалка) находятся порознь через дорогу. Водозабор имеет ограждение, башня не огорожена и охраны не имеет (т.1 л.д.79-оборот, 181-182, 205-208).

Требованиями подпунктов 1.4-1.6 «СанПиН 2.1.4.1110-02 Питьевая вода и водоснабжение населенных мест. Зоны санитарной охраны источников водоснабжения и водопроводов питьевого назначения. Санитарные правила и нормы», утв. Главным государственным санитарным врачом РФ от 26.02.2002 (далее по тексту - СанПиН 2.1.4.1110-02) предусмотрено, что зоны санитарной охраны (ЗСО) организуются на всех водопроводах, вне зависимости от ведомственной принадлежности, подающих воду как из поверхностных, так и из подземных источников.

П.п.1.5. ЗСО организуются в составе трех поясов: первый пояс (строгого режима) включает территорию расположения водозаборов, площадок всех водопроводных сооружений и водопроводящего канала. Его назначение - защита места водозабора и водозаборных сооружений от случайного или умышленного загрязнения и повреждения.

П.п.1.6. Организации ЗСО должна предшествовать разработка ее проекта, в который включаются:

а) определение границ зоны и составляющих ее поясов;

б) план мероприятий по улучшению санитарного состояния территории ЗСО и предупреждению загрязнения источника;

в) правила и режим хозяйственного использования территорий трех поясов ЗСО.

П.п. 2.4.1, 2.4.1 устанавливают границы ЗСО водопроводных сооружений и водопроводов, определяя при этом водонапорную башню к водопроводным сооружениям, а именно зона санитарной охраны водопроводных сооружений, расположенных вне территории водозабора, представлена первым поясом (строгого режима). Граница первого пояса ЗСО для водонапорных башен принимается на расстоянии не менее 10 м. При этом в п.п. 3.2.1.1 СанПиН 2.1.4.1110-02 указано, что территория первого пояса ЗСО должна быть спланирована для отвода поверхностного стока за ее пределы, озеленена, ограждена и обеспечена охраной. Дорожки к сооружениям должны иметь твердое покрытие.

В примечании 1 п.п.2.4.2 СанПиН 2.1.4.1110-02 определено, что по согласованию с центром государственного санитарно-эпидемиологического надзора первый пояс ЗСО для отдельно стоящих водонапорных башен, в зависимости от их конструктивных особенностей, может не устанавливаться.

Привлеченная к участию в деле в качестве специалиста-эксперта ТО Управления Роспотребнадзора по УР в г. Сарапуле Б.О., дала следующие разъяснения: вокруг источника водозабора всегда организуется 30-50 метровая зона строгого режима, если башня стоит далеко от источника, то она считается промежуточным водонапорным сооружением, к нему идут требования организации санитарно-охранной зоны в радиусе не менее 10 метров. По согласованию с центром санитарно - эпидемиологического надзора эта зона может не устанавливаться. Если вышеуказанного согласования не было, то должна быть устроена санитарно-охранная зона возле водонапорной башни. Кроме того, по спорной водонапорной башне <данные изъяты> должен быть проект защитной санитарной зоны, который должен с ними согласовываться исходя из п.1.5, 1.6 СанПиНа. Площадка водопроводного сооружения – это площадка, на территории которой располагается объект, эта площадка должна быть оформлена и возле водонапорной башни (л.д.199, т.1).

Суду ответчиком МУП не представлены сведения о том, что был подготовлен специальный проект ЗСО или же проведены согласования с учреждением Роспотребнадзора на отсутствие ЗСО в отношении отдельностоящей и действующей водонапорной башни <данные изъяты>. Специалист Б.О. пояснила, что у неё не имеется сведений об обращении МУП к ним о согласовании на отсутствие санитарно-охранной зоны возле водонапорной башни. Свидетель К.В. показал, что проекта зоны санитарной охраны башни не было (т.1 л.д.183, 199).

Таким образом, из вышеизложенного следует, что в соответствии с требованиями СанПиН 2.1.4.1110-02 в отношении водопроводного сооружения - водонапорной башни, расположенной <данные изъяты>, в обязательном порядке с подготовкой необходимой проектной документации должен быть установлен первый пояс (строгого режима) зоны санитарной охраны, с ограждением водонапорной башни в радиусе не менее 10 метров.

Приказом Госстроя РФ от 30.12.1991 № 168 утверждены «Правила технической эксплуатации систем и сооружений коммунального водоснабжения и канализации. МДК 3-02.2001» (далее по тексту - ПТЭ), которые являются обязательными для предприятий водоснабжения и канализации, обслуживающих население, независимо от их ведомственной принадлежности.

Пункт 2.11.8 ПТЭ предусматривает, что при эксплуатации резервуаров и водонапорных башен персонал обязан:

б) осуществлять наблюдение за уровнями воды;

в) следить за исправностью запорно-регулирующей арматуры, трубопроводов, люков, вентиляционных стоков, фильтров-поглотителей, входных дверей;

ж) вести надзор за состоянием резервуара и башен и осуществлять их охрану.

В возражении на исковые требования ответчик МУП ссылался п. 2.11.8 ПТЭ, в котором установлен перечень обязанностей персонала, обслуживающего водонапорные башни. Сверх этого перечня МУП выполнять не обязано. На МУП не лежит прямой обязанности осуществлять очистку водонапорных башен от наледи. Образование наледи это природное явление, которое происходит в холодное время года. Наледь образуется на многих объектах городской коммунальной инфраструктуры, и объективно не представляется возможным отследить время и место ее критического накопления и следующего за ним обрушения. Образование наледи не оказывает воздействие на технологические процессы и не ухудшает состояние башни (л.д.177-оборот, т.1).

Между тем, как свидетель К.В. в суде пояснил, что в 2007 году он работал у ответчика МУП начальником участка и отвечал за водоснабжение, в т.ч. и в <данные изъяты>. Водонапорная башня находилась в его ведении и принадлежала ответчику. Он должен был присматривать за водонапорными башнями, и за ними следил. Зимой, когда вода переполняла башню, она вытекала сверху и образовывались сосульки. Чтобы вода не вытекала, должны были поставить автоматику. Если башня переполнялась, нужно было ограждения делать. В то время директором МПП ЖКХ п.Кама был Ш.С. Каждую неделю у них были совещания и на совещаниях директору он говорил об этом, что башня переполняется и нужно установить автоматику, нужно поставить возле башни ограждение из сетки-рабицы. Никаких мер не предпринималось. Как не было ограждения, так его и нет. Сосульки с башни он не сбивал и никому не поручал.

По мнению суда, наледь на водонапорной башне образовалась не естественным образом, как утверждает в возражении МУП, а из-за того, что в холодное время года вода стекала с водонапорной башни. Вследствие постоянной работы водозабора (качалки) водонапорная башня переполнялась водой. Из-за отсутствия автоматики, через технологический люк вода стекала по водонапорной башне и тросам ее держащим, в результате мороза на ней образовывалась наледь, а на тросах сосульки.

По договору содержания имущества №** от 14.05.2007 года, заключенному между МП ЖКХ п. Кама и МУП, пунктом 4.4.3 на МУП возложена обязанность соблюдать технические, санитарные, противопожарные и иные требования, предъявляемые в пользованию нежилыми помещения, эксплуатировать имущество в соответствии с принятыми нормами и правилами эксплуатации. Ущерб, причиненный третьим лицам, возмещается МУП в полном объеме самостоятельно (п.7.1 договора).

Ответчик МУП ненадлежащим образом исполнял условия договора содержания имущества. Своим противоправным поведением, выразившимся в бездействии МУП по не соблюдению требований СанПиН 2.1.4.1110-0 и ПТЭ по содержанию и охране водонапорной башни (не отслеживание уровня воды и исправности запорной арматуры, недопущение перелива воды, не установкой защитного пояса ограждения вокруг водонапорной башни) было допущено образование наледи и сосулек, падение которой, имевшее место 15 ноября 2007 года, привело к причинению тяжкого вреда здоровью Ист.2. Здоровье потерпевшей Ист.2 в силу ст. 150 ГК РФ является нематериальным благом, принадлежащим ей от рождения.

Судом достоверно установлено, что в результате причинения ответчиком вреда здоровью Ист.2, последняя претерпела физические и нравственные страдания (моральный вред), выразившиеся в физической боли в результате проведенных 2-х операций, обследований и последующего длительного реабилитационного лечения; нравственных переживаниях по поводу отклонений в психическом развитии, физической неполноценности.

Вред Ист.2 причинен виновными действиями ответчика. Вину ответчика в случившемся суд расценивает в форме грубой неосторожности: непростительное нарушение МУП простейших, элементарных требований заботливости и осмотрительности, известных каждому. МУП, зная о техническом состоянии водонапорной башни, ее постоянном переполнении водой и образовании в холодное время года наледи и сосулек, отсутствии защитного ограждения, а также о том, что она находится в жилом микрорайоне и возле нее постоянно ходят люди и играют дети, и, осознавая какие опасные последствия может нести для окружающих это водопроводное сооружение, не проявило требуемую действующими санитарными и техническими нормами заботу и осмотрительность и не предприняло мероприятий по надлежащему содержанию, ограждению и охране водонапорной башни.

Таким образом, процессуальным истцом Ист.1 доказан факт причинения ее несовершеннолетней дочери морального вреда и суд, учитывая характер причиненных ребенку физических и нравственных страданий, вину ответчика, тяжесть причиненных ребенку страданий, требования разумности и справедливости, на основании ст. 1101 ГК РФ считает необходимым определить компенсацию морального вреда в сумме 200 000 рублей, взыскав ее с МУП.

Не установление следственными органами конкретного работника МУП, виновного в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшей Ист.2, и не привлечение МУП по уголовному делу в качестве гражданского ответчика, не является основанием для освобождения ответчика от гражданско-правовой ответственности при наличии его противоправного бездействия. Кроме того, как установлено судом, уголовное дело №** было прекращено за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности (постановление от 19.11.2010 г.).

Разрешая вопрос о распределении по делу судебных расходов, суд учитывает следующее.

Согласно ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

В соответствии со ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Статья 94 ГПК РФ устанавливает, к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся расходы на проезд и проживание сторон и третьих лиц, понесенные ими в связи с явкой в суд; расходы на оплату услуг представителей; связанные с рассмотрением дела почтовые расходы, понесенные сторонами; другие признанные судом необходимыми расходы.

Транспортные расходы на оплату проезда представителя истца в судебное заседание в сумме 979 рублей 78 копеек, которые истец Ист.1 просит взыскать с ответчика, подлежат частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Истцом представлены товарный чек и чек на бензин на 20 литров от 10.05.2011 года (ООО «Башнефть -Удмуртия АИ-92) - сумма 459 рублей при цене 22,98 рублей за 1 литр (с учетом скидки 3% -14,22 рублей). 2 чека ЗАО «Трансмаш» на переправу 10.05.2011года на сумму 240 рублей (120 руб.х2), и 2 чека на переправу ОАО «Порт Камбарка» на переправу 10.05.2011года на сумму 280 рублей (140 руб.х2) (л.д.74, т.2).

Согласно протоколу судебного заседания представитель истца Ш. участвовал в судебном заседании 15 мая 2011 года (л.д. 209,т.1).

Между тем истцом не представлен суду расчет с указанием расстояния (километража) поездки, нормы расхода бензина на конкретное транспортное средство, на котором совершалась доставка представителя истца в судебное заседание 10 мая 2011 года. Поэтому судом принимаются во внимание 4 чека на переправу р. Кама от 10.05.2011 года на общую сумму 520 рублей и подлежат взысканию с ответчика Муниципального Унитарного предприятия жилищно-коммунального хозяйства Камбарского района в пользу истца транспортные расходы на оплату проезда представителя истца в судебное заседание в сумме 520 рублей.

В соответствии со ст. 94 и 98 ГПК РФ также подлежат взысканию с ответчика расходы по оплате услуг адвоката за составление искового заявления в сумме 1000 рублей. Понесенные расходы подтверждаются квитанцией к приходному кассовому ордеру №** (л.д.5,т.1).

Истцом были понесены расходы по оплате услуг представителя истца - адвоката В. в сумме 5000 рублей, что подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру №** (л.д.6,т.1). Однако из материалов дела следует, что В. как представитель интересов истца Ист.1 не участвовал ни в одном судебном заседании, о чем говорит сама Ист.1 в своем ходатайстве от 10.02.2011 года (л.д.80, т.1). Требования о взыскании судебных расходов, понесенных в связи с оплатой услуг представителя - адвоката Ш. истцом не заявлено. Поэтому в удовлетворении требования истца Ист.1 о взыскании с ответчика судебных расходов по оплате услуг представителя в сумме 5 000 рублей следует отказать в полном объеме.

 

Руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Ист.1, заявленные в своих интересах и в интересах Ист.2, удовлетворить частично.

Взыскать с МУП в пользу Ист.2 компенсацию морального вреда в сумме 200 000 рублей.

Взыскать с МУП в пользу Ист.1 расходы на лечение, диагностику и питание, вызванные повреждением здоровья дочери Ист.2, в сумме 39 199 рублей 41 копейку, а также транспортные расходы, связанные с поездками на лечение и диагностику в сумме 3558 рублей 10 копеек, всего на общую сумму 42757 рублей 51 копейка.

В удовлетворении искового требования Ист.1 в интересах несовершеннолетней дочери Ист.2 к МУП о компенсации морального вреда в остальной части отказать.

В удовлетворении искового требования Ист.1 в своих интересах к МУП о компенсации морального вреда отказать в полном объеме.

В удовлетворении исковых требований Ист.1 в своих интересах к МУП о взыскании расходов на лечение, диагностику и питание, вызванных повреждением здоровья дочери Ист.2, а также транспортных расходов, связанных с поездками на лечение и диагностику, в остальной части отказать.

В удовлетворении исковых требований Ист.1 в интересах Ист.2 и в своих интересах к Муниципальному образованию «Камбарский район» в лице Администрации Камбарского района о компенсации морального вреда, взыскании расходов, связанных с повреждением здоровья, и взыскании судебных расходов отказать в полном объеме.

Взыскать с МУП в пользу Ист.1 судебные расходы:

  • транспортные расходы на оплату проезда представителя истца в судебное заседание в сумме 520 рублей.
  • расходы по оплате услуг адвоката за составление искового заявления в сумме 1000 рублей.

В удовлетворении требования Ист.1 о взыскании с МУП судебных расходов по оплате услуг представителя в сумме 5 000 рублей отказать.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд УР через Камбарский районный суд УР в течение 10 дней со дня вынесения.

Полный текст решения изготовлен 18 июля 2011 года.

 

Судья С.Л. Ефимов