Главная \ Практика \ Гражданские споры \ В иске о защите чести и достоинства отказано

В иске о защите чести и достоинства отказано


Смотрите здесь апелляционное определение по настоящему решению.

 

 

Дело № 2-7/2012

  РЕШЕНИЕ  
  Именем Российской Федерации  
г. Камбарка   07 февраля 2012 года

Камбарский районный суд Удмуртской Республики в составе:
Председательствующего судьи Ефимова С.Л.,
При секретаре Дьячковой Т.Г.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению М. к А. о защите чести, достоинства и деловой репутации и компенсации морального вреда

Установил:

М. обратилась в суд с иском к А. об обязании ответчика об обязании признать неправомерность своих поступков, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца; об обязании ответчика извиниться за свои поступки на собрании работников участка ГКОС перед истцом и её подчиненными в течение 7 дней со дня вступления решения суда в законную силу, о чем направить соответствующую объяснительную на имя командира войсковой части № ххххх; взыскании с ответчика ххх ххх рублей в счет возмещения компенсации морального вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца. Требования мотивированы тем, что она работает в воинской части ххххх (далее В/Ч ххххх) в должности "данные изъяты" на участке Городские канализационные очистные сооружения (далее ГКОС). Из материалов предварительного судебного заседания по делу № 2-207/2011 г Камбарского районного суда она узнала, что xx.11.2010г. начальнику ГКОС Ш. поступил рапорт от А., в котором было написано: «...Настоящим докладываю, что мной xx.11.2010г. в журнале распоряжений по ГКОС № РТ-3277 была сделана запись, на основании которой в срок до xx.11.2010г., начальникам смен и персоналу, участвующему в технологическом процессе очистки сточных вод было необходимо ознакомиться с технологическим регламентом, разработанным ООО «Э.» и утвержденным командиром войсковой части. На настоящий момент с технологическим регламентом не ознакомлена "данные изъяты" М. без указания причин. В соответствии с функциональными обязанностями "данные изъяты" участка ГКОС, "данные изъяты" обязан обеспечивать соблюдения установленного технологом производственного процесса, что в случае с М. не возможно, так как она не ознакомлена с действующим технологическим регламентом...».

Распространенные в отношении неё А. сведения вышеизложенного характера не соответствуют действительности. Так как она ознакомилась с технологическим регламентом, разработанным ООО «Э. » xx.11.2010г., а журнал распоряжений по ГКОС № РТ-3277 мне до настоящего времени не представили и поэтому считает, что записи такой в нем не существует, а журнала под таким номером вообще не было.

Введя в ложное заблуждение начальника ГКОС, командира В/Ч ххххх, все это привело к подрыву её профессиональной репутации, к необоснованному вынесению ей дисциплинарного взыскания в виде замечания наложенного на неё приказом № *** от xx.12.2010 года по войсковой части и лишением месячных премий на 100% с декабря 2010г. по настоящее время, а так же годовой премии (тринадцатой зарплаты за 2010г.).

Всего примерно более ххххх рублей.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что гр. А. умышленно распространил в отношении неё заведомо ложные сведения, порочащие её честь и достоинство, следствие чего подрывающие её профессиональную репутацию.

В соответствии с положениями п.п. 1.5 ст. 152 Гражданского Кодекса РФ - Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Исходя из положений части 1 статьи 23 Конституции Российской Федерации - каждый гражданин имеет право на защиту своей чести и доброго имени.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Вышеизложенные действия, совершившие ответчиком, подорвало её деловую репутацию и повлекло потерю денежных средств из её заработной платы.

В силу положений ст.ст. 150-152, 1099-1101 Гражданского Кодекса РФ с ответчика в её пользу подлежит взысканию компенсация морального вреда.

Определением суда от xx.12.2011 г. истцу было предложить уточниться с исковыми требованиями в соответствии с положениями ст. 152 Гражданского кодекса РФ и разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от xx.02.2005 г. «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

В ходе рассмотрения дела истец уточнила исковые требования и просила суд (л.д.265):

  • признать рапорт "данные изъяты" А. к начальнику ГКОС от xx.11.2010 г. недействительным, порочащим честь, достоинство и деловую репутацию истца;
  • взыскать ххх ххх рублей в счет возмещения компенсации морального вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца.

В судебном заседании истец М. поддержала исковые требования и пояснила, что с командованием в/ч ххххх у неё конфликтная ситуация, которая продолжается с 2010 года. Командование пытается её уволить всяческими путями. А. работает недавно, и, ей кажется, его попросили написать эту ложную докладную на неё, чтобы дать повод для вынесения выговора по в/части. А. согласился это сделать и написал необоснованно докладную на неё начальнику ГКОС Ш. Тот, не разбираясь, и не взяв с неё объяснительные, доложил командиру в/ч ххххх, было назначено расследование, с материалами которого её никто не знакомил, объяснительные никто не брал, и никто показать не может ни этот журнал распоряжений, ни эту запись в подтверждение того, что она должна была это делать, и у неё сложились выводы, что это было сфабриковано только для того, чтобы вынести выговор. В тот же день сразу получила и замечание, и выговор, т.е. было вынесено два наказания в один день. Третье остаётся только - увольнение с работы. Поэтому ничего не остаётся, как доказывать свою невиновность и необоснованность действий А. А. были распространены сведения о ней следующим образом: ответчик написал на неё докладную начальнику ГКОС Ш., а тот - командованию в/части. Вызвали А., он там это подтвердил, в результате без всяких разбирательств ей вынесли выговор. Результатом распространения явились выговор по в/части, лишение денежных премий: и по итогам года, и до сих пор она премий никаких не получает. Выговор вынесен командиром в/части ххххх. Она после этих выговора и замечания сразу стала плохим начальником смены, её лишили премии, перестали уважать работники, её подчинённые. Теперь боится подчинённых поругать, т.к. они так же могут докладную на неё написать командованию, если она в таких отношениях с командованием. Упал авторитет как "данные изъяты" в других сменах, и ещё она терпит материальные трудности. В рапорте содержатся сведения о нарушении ею трудовой дисциплинв, и затрагиваются её профессиональные качества. То, что А. написал в рапорте не соответствует действительности, потому что она не видела эту запись в журнале. Сам журнал, она, возможно, и видела, но никто не может ей копии показать. С технологическим регламентом ознакомились xx.11.2010 г. У них работает Л., которой начальник ГКОС поручил ознакомить начальников смен с этим технологическим регламентом. Истец была долгое время на больничном листе, с которого вышла приблизительно 1 или хх ноября 2010г., и попросила у Л. время ознакомиться с технологическим регламентом, т.к. за 5 минут с ним ознакомиться не могла, потому что у неё была ещё основная работа. И ей предоставила время. Когда рассматривалось уголовное дело в отношении неё, Л. проходила свидетелем по этому делу и показала, что хх ноября 2010г. М. ознакомилась с технологическим регламентом, и что точного графика ознакомления с регламентом, т.е. что М. именно хх ноября 2010г. должна была ознакомиться, не было. Она у Л. расписалась за ознакомление хх ноября 2010г., никаких вопросов тогда не было. Но почему-то сразу же хх ноября 2010г. А. пишет на неё эту докладную. Хотя хх ноября 2010г. уже подписалась, что ознакомлена. Как "данные изъяты" на тот момент она не подчинялась А. по должности, и его распоряжения, даже если они и были в журнале, на неё не распространялись. Она подчинялась только начальнику ГКОС, технологу и механику. С другими распоряжениями и приказами, что она подчиняется начальнику ВОС А., была не ознакомлена. Поэтому для неё его распоряжения, если даже они и были, не являются обязательными. Ей давали технологический регламент для ознакомления, копию данного технологического регламента приняла по смене, она уже лежала в столе. Увидела регламент, когда вышла с больничного листа, это было в первых числах ноября 2010г. Не понимает, почему она должна была до хх ноября 2010г. ознакомиться в регламентом, если не подчиняется А.

Ответчик А. с иском не согласился и пояснил, что полностью считает себя невиновным в фактах, изложенных истцом. В технологическом регламенте подписи об ознакомлении теперь уже бывшего "данные изъяты" М. до сих пор нет и не было. Свидетельские показания подтверждают, что распоряжение было и 4 из пяти начальников смен с технологическим регламентом ознакомились. Функциональные обязанности "данные изъяты", также представленные в материалах дела, говорят о том, что "данные изъяты" отвечает за бесперебойный процесс водоотведения и очистки сточных вод. Он обязан обеспечить выполнение производственных заданий дежурной сменой, соблюдение непрерывной очистки сточных вод. В случае незнания технологического регламента обеспечить соблюдение технологий производственного процесса невозможно. Именно поэтому он был вынужден обратиться к руководителю подразделения с тем, чтобы тот принял необходимые меры. В соответствии с п.10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 3 от xx.02.05г., в котором говорится, что в согласно ст.33 Конституции РФ за каждым гражданином закреплено право направлять личные обращения как в государственные органы, так и органы местного самоуправления, в том числе и к руководителям организаций, которые докладывают определённые сведения, что происходит на определённых территориях, на определённых участках. В данном случае, его обращение дошло до руководства Объекта, на основании него было проведено расследование, по которому было сделано заключение. Следовательно, он не излагал ложных фактов. Факты были подтверждены данным заявлением, поэтому оснований для принятия искового заявления и его удовлетворения не имеется. Поскольку сама истец пыталась обжаловать данные приказы, но ей было отказано, этим подтверждается, что факт был и он не является ложным. В соответствии с п.7 данного Постановления, в котором сказано, что по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими значение для дела, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из этих обстоятельств иск не может быть удовлетворён. В связи с тем, что факт подтвердился и не был опровергнут судом в части обжалования приказов, считает, что сведения были достоверны и нужно отказать в удовлетворении всех требований ответчика.

Судом установлены следующие обстоятельства, имеющие значение для дела.

Истец М. и ответчик А. являются работниками Филиала «В. ххххх» Федерального бюджетного учреждения - в. № ххххх. На момент возникновения спорных отношений М. занимала должность "данные изъяты" Городских канализационных очистных сооружений (далее по тексту - ГКОС), а А. должность "данные изъяты" (далее по тексту - ВОС).

Начальником ГКОС являлся Ш.

хх ноября 2010 г. на имя начальника ГКОС от "данные изъяты" А. поступил рапорт следующего содержания: «Настоящим докладываю, что им (А. ) xx.11.2010 г. в журнале распоряжений по ГКОС № РТ-3277 была сделана запись, на основании которой в срок до xx.11.2010 г. начальникам смен и персоналу, участвующему в технологическом процессе очистки сточных вод было необходимо ознакомиться с Технологическим регламентом, разработанным ООО «Э. » и утвержденным командиром войсковой части. На настоящий момент с технологическим регламентом не ознакомлена "данные изъяты" М. без указания причин. В соответствии с функциональными обязанностями "данные изъяты" участка ГКОС, "данные изъяты" обязан обеспечивать соблюдение установленной технологии производственного процесса, что в случае с М. не возможно, т.к. она не ознакомлена с действующим технологическим регламентом. Не соблюдение технологического процесса может пагубно влиять на качественные характеристики очищаемых сточных вод. Прошу принять меры дисциплинарного взыскания к начальнику смены М. » (л.д.5).

В дальнейшем начальником ГКОС Ш. подан рапорт командиру войсковой части следующего содержания: «Настоящим докладываю, что xx.11.2010 г. им был получен рапорт "данные изъяты" А., в котором последний докладывает, что им xx.11.2010 г. была сделана запись в журнале распоряжений № РТ-3277 о том, что в срок до xx.11.2010 г. персоналу, участвующему в технологическом процессе, и начальникам смен ознакомиться с Технологическим регламентом. На данный момент с технологическим регламентом не ознакомилась "данные изъяты" М.

Ш. предлагает: дать указания о проведении служебного разбирательства по данному факту. Прилагает рапорт А. ».

На рапорте стоит виза: провести служебное разбирательство к 13 ноября (л.д.15).

Согласно заключению по материалам дисциплинарного расследования от xx.12.2010 г. (по факту нарушения трудовой дисциплины работником в/ч ххххх), адресованного командиру в/ч ххххх заместителем начальника метрологического отдела Г., было проведено дисциплинарное расследование по факту нарушения трудовой дисциплины начальником смены участка ГКОС М. трудовой дисциплины.

В ходе проведенного расследования было установлено следующее:

xx.11.2010 г. начальником смены ВОС в журнале распоряжений по ГКОСу за РТ-3277 была сделана запись, на основании которой в срок до xx.11.2010 г. начальникам смен и персоналу, участвующему в технологическом процессе очистки сточных вод было необходимо ознакомиться с Технологическим регламентом, разработанным ООО «Э. » и утвержденным командиром войсковой части. При проверке xx.11.2010 г. было обнаружено, что "данные изъяты" ГКОС М. с указанным технологическим регламентом не ознакомилась.

На требование предоставить письменные объяснения с указанием причин убытия раньше со смены (исх. № **** и № **** от xx.11.2010 г.) М. объяснения не предоставила.

Согласно функциональных обязанностей "данные изъяты" участка ГКОС обязан контролировать соблюдение работниками технологической, производственной и трудовой дисциплины.

Согласно коллективного договора работники войсковой части обязаны добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, соблюдать трудовую дисциплину, своевременно и точно исполнять распоряжения работодателя и непосредственного руководителя, использовать все рабочее время для производительного труда, воздерживаться от действий, мешающих другим работникам выполнять их трудовые обязанности.

Таким образом, "данные изъяты" участка ГКОС М. своими действиями нарушила требование Правил внутреннего трудового распорядка для работников войсковой части ххххх, требований функциональных обязанностей.

Г. сделан вывод: совершение дисциплинарного проступка стало возможным ввиду ненадлежащего исполнения М. возложенных на её трудовых обязанностей.

Заместителем начальника метрологического отдела также сделаны предложения: по факту дисциплинарного проступка, выразившегося в нарушении Правил внутреннего трудового распорядка применить к начальнику участка ГКОС М. дисциплинарное взыскание – замечание.

На заключении стоит виза: в приказ, предложение реализовать (л.д.16-17).

Согласно выписке из приказа командира войсковой части ххххх № *** от xx.12.2010 г. за нарушение "данные изъяты" М. п.2.1 требований правил внутреннего трудового распорядка для работников войсковой части ххххх и ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей, выразившееся в оставлении рабочего места раньше времени, установленного графиком работы, на основании проведенного административного расследования и в целях повышения личной ответственности и дисциплинированности работника, командир войсковой части О.С. приказал: применить дисциплинарное взыскание в виде выговора к начальнику смены ГКОС М. на нарушение п.2.1 требований Правил внутреннего трудового распорядка для работников войсковой части ххххх (л.д.18).

Согласно выписке из приказа командира войсковой части ххххх № *** от xx.12.2010 г. за неисполнение "данные изъяты" М. п.2.1 требований правил внутреннего трудового распорядка для работников войсковой части ххххх, требований функциональных обязанностей, выразившееся в не ознакомлении с техническим регламентом, на основании проведенного административного расследования и в целях повышения личной ответственности и дисциплинированности работника, командир войсковой части О.С. приказал: 1. применить дисциплинарное взыскание в виде замечания к начальнику смены ГКОС М. на нарушение п.2.1 требований Правил внутреннего трудового распорядка для работников войсковой части ххххх; 2. ВрИО начальника финансового отдела – главного бухгалтера Р. – премию за декабрь и единовременное денежное вознаграждение за добросовестное выполнение должностных обязанностей по итогам календарного года М. не выплачивать (л.д.19).

На л.д.6 имеется выписка из приказа № *** от xx.12.2010 г., которая аналогична по своему содержанию выписке из приказа № *** от xx.12.2010 г., содержащейся на л.д. 19. Данные несоответствия суд объясняет ошибкой лиц, выдававших выписки из приказов.

Решением Камбарского районного суда УР от xx.06.2011 г. по делу № 2-207/2011, вступившем в законную силу хх июля 2011г., М. было отказано в полном объеме в удовлетворении исковых требований к войсковой части ххххх и Федеральному бюджетному учреждению «В. ххххх» о признании незаконным приказа № *** от 23. 12.2010г., вынесенного командиром Войсковой части ххххх Филиала Федерального бюджетного учреждения В. ххххх, которым на М. было применено дисциплинарное взыскание в виде замечания и отмене его в судебном порядке; о признании незаконным приказа № *** от xx.12.2010г., вынесенного командиром Войсковой части ххххх Филиала Федерального бюджетного учреждения В. ххххх, которым на М. было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора и отмене его в судебном порядке; взыскании с ответчиков в солидарном порядке компенсации морального вреда в сумме хххххх руб.

Согласно сопроводительному письму Филиала «В. ххххх» Федерального бюджетного учреждения - в. № ххххх от xx.12.2011 г. журнал распоряжений представить не представляется возможным ввиду его безвестного отсутствия (л.д.80).

Из пояснений ответчика следует, что по штатному расписанию 5 начальников смен. В регламенте расписались четверо, а З. расписалась сразу по выходу из очередного отпуска хх декабря 2010 г.

Согласно Технологическому регламенту городских канализационных очистных сооружений (ГКОС) г. Камбарка Удмуртской Республики, разработанному ООО «Э. » и утвержденному командиром войсковой части хх июня 2010 г. (срок действия до xx.06.2015 г.) с ним ознакомлены 4 "данные изъяты": К. – xx.11.2010 г., Т. – xx.11.2010 г., У. – xx.11.2010 г., З. – xx.12.2010 г. (л.д.156 оборот).

Согласно сопроводительному письму Филиала «В. ххххх» Федерального бюджетного учреждения - в. № ххххх с Технологическим регламентом М. до настоящего времени не ознакомилась (л.д.80).

Указанные обстоятельства установлены в судебном заседании пояснениями сторон, представленными доказательствами и сторонами в целом не оспариваются.

Выслушав стороны, исследовав материалы дела, суд считает, что в удовлетворении исковых требований М. к А. следует отказать в полном объеме по следующим основаниям.

Поскольку истец от первоначально заявленных исковых требований не отказывалась в соответствии со ст.ст. 173, 220-221 ГПК РФ, то суд считает необходимым разрешить все заявленные М. требования.

Гражданские дела подлежат рассмотрению в соответствии с принципами равноправии и состязательности сторон (ст.12 ГПК РФ). При рассмотрении дела каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (ст.56 ГПК РФ).

В соответствии с разъяснением, данным в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от xx.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Пунктом 1 ст. 152 ГК РФ установлено специальное правило о распределении бремени доказывания по данной категории дел, в соответствии с которым обязанность доказать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике, а истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

М. просит:

  • обязать ответчика признать неправомерность своих поступков, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца;
  • признать рапорт "данные изъяты" А. к начальнику ГКОС от xx.11.2010 г. недействительным, порочащим честь, достоинство и деловую репутацию истца;
  • обязать ответчика извиниться за свои поступки на собрании работников участка ГКОС перед истцом и её подчиненными и направлении соответствующей объяснительной командиру войсковой части;
  • взыскать ххх ххх рублей в счет возмещения компенсации морального вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца.

Правовыми основаниями иска истцом указаны ст.ст.150-152 ГК РФ, предмет иска М. в соответствии с требованиями ст. 152 ГК РФ не сформулирован.

В рамках спора о защите чести и достоинства не может быть рассмотрено требование о признании рапорта "данные изъяты" А. к начальнику ГКОС от xx.11.2010 г. недействительным. Аналогичное требование, заявленное в рамках трудового спора, не повлечет для истца восстановления нарушенных прав, поскольку должен быть оспорен приказ, принятый на основании соответствующего рапорта.

Вместе с тем, исходя из пояснений М., содержания иска и уточнения к нему, можно сделать вывод о том, что она просит признать несоответствующими действительности и опровергнуть сведения, которые изложены ответчиком в рапорте о том, что М. в установленный им срок до xx.11.2010 г. не ознакомилась с технологическим регламентом.

С учетом правовой позиции, изложенной в п. 7 указанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ, не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном Трудовым кодексом Российской Федерации).

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Истец утверждает, что такой записи А. не существовало, журнала под таким номером вообще не было.

Согласно книге учета рабочих тетрадей войсковой части ххххх за № 3277 зарегистрирован журнал распоряжений ГКОС (л.д.13).

Из пояснений ответчика следует, что журнал распоряжений, в котором он напил запись о необходимости ознакомиться с Технологическим регламентом, исчез: он был закончен в декабре 2010 г., была смена по журналу, этот журнал был вложен в новый журнал, затем внезапно пропал. В начале октября 2010 г. он начал замечать нарушения технологическом процессе по очистке сточных вод, поэтому в октябре им было сделано устное распоряжение ознакомиться с технологическим регламентом, но начальники смен неохотно откликнулись на эту просьбу. После чего он 1 ноября сделал запись в журнале и попросил всех ознакомиться до хх ноября 2010 г.

Согласно показаниям свидетеля У. А.В. в журнале распоряжений по ГКОС была сделана запись А. о необходимости ознакомиться под роспись с технологическим регламентом. Они и до этого читали его, а потом в журнале появилось распоряжение А. ознакомиться именно под роспись. Согласно этого распоряжения он расписался хх ноября 2010 г. (л.д.25).

Оснований не доверять показаниям данного свидетеля у суда не имеется оснований, его показания не противоречат обстоятельствам дела, свидетель предупреждался об уголовной ответственности.

Показания свидетеля Л., содержащиеся в протоколе судебного заседания от xx.05.2011 г. по делу № 2-207/2011, также не опровергают показания У. А.В. (л.д.243).

Так Л.. показала, что когда попросили ознакомить начальников смен с новым техническим регламентом, то копия регламентов была у начальников смен, М. отказалась расписываться с ознакомлением, потом спустя месяц сказала, что ознакомится с ним, потом подпишет. Первый раз начальников смен попросили ознакомиться с регламентом в октябре 2010 г. Обязанность по ознакомлению была возложена на неё.

Из указанных пояснений и показаний следует, что ответчиком первоначально давалось устное указание об ознакомлении с регламентом, а впоследствии это сделано в письменной форме. Л. вопросы о наличии или отсутствии у неё информации о письменном распоряжении А. не задавались.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что факт, изложенный в рапорте А. о не ознакомлении М. с регламентом, имел место в реальности в указанный в нем период времени, поэтому сведения, указанные в рапорте ответчика нельзя признать не соответствующими действительности. М. присутствовала на рабочем месте 2 и хх ноября 2010 г., что подтверждается табелем учета рабочего времени (л.д.31,34).

М. сама указывает в иске, что ознакомилась с регламентом хх ноября 2010 г.

Однако данный факт опровергается Технологическим регламентом и сопроводительным письмом Филиала «В. ххххх» Федерального бюджетного учреждения - в. № ххххх, из которых следует, что с регламентом М. до настоящего времени не ознакомилась.

Кроме того, истцом не представлено суду достаточных доказательств того, что сведения, содержащиеся в рапорте от хх ноября 2010 года, указывают на нарушение М. действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые при этом умаляют ее честь, достоинство или деловую репутацию.

Оценивая в совокупности представленные по делу доказательства, и устанавливая факт о том, является ли предоставление А. в рапорте сведений о недостатках в работе М. их распространением, суд приходит к следующим выводам.

Согласно функциональным обязанностям "данные изъяты" участка ГКОС "данные изъяты" подчиняется непосредственно начальнику ГКОС, а в процессе внутренней работы технологу и лицам их замещающих (л.д.54).

Согласно функциональным обязанностям "данные изъяты" начальник участка ВОС подчиняется главному технологу (л.д.56).

Согласно должностной инструкции начальника ГКОС начальник участка подчиняется непосредственно командиру войсковой части (п.1.3), в период его временного отсутствия его обязанности возлагаются на начальника ВОС – п. 6.1 (л.д.59-60).

Согласно выписке из приказа № 232 от xx.05.2010 г. нештатный технолог очистной канализационной станции – начальник участка водоочистных сооружений А.И. А. (л.д.41).

Таким образом, М. и А. по состоянию на хх ноября 2010 года являлись работниками одного учреждения.

В соответствии с п.7 указанного выше Постановления Пленума Верховного Суда РФ под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

Действительно, со стороны А. имело место сообщение третьему лицу – начальнику ГКОС сведений, касающихся М., что выразилось в подаче рапорта, а Ш. соответственно был подан рапорт непосредственному руководителю – командиру войсковой части.

Между тем, учитывая, что командир войсковой части С. является руководителем филиала, то есть представителем работодателя, при этом в силу ст.ст. 20, 22 Трудового кодекса РФ имеющим право требовать от М. исполнения трудовых обязанностей, привлекать ее к дисциплинарной и материальной ответственности, предоставление сведений о недостатках в ее работе, является одним из необходимых условий осуществления его (как руководителя организации) трудовой функции, в рамках предоставленных ему полномочий.

Проанализировав текст рапорта от xx.11.2010 г., суд полагает, что А., являясь руководителем М. в период отсутствия начальника ГКОС, проявляя обеспокоенность по поводу недостатков в работе подчиненного, просил замещаемое им лицо принять меры к устранению нарушений, допускаемых, по его (А. ) мнению, в работе М.

Из материалов дела следует, что ни у кого из начальников смен, кроме как М., не возникло сомнений в законности распоряжения А., все они исполнили его, ознакомившись своевременно с технологическим регламентом.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу о том, что письменное обращение А., имевшее место хх ноября 2010 года, не имело намерений причинить М. вред.

Доказательств обратного истцом суду не представлено.

При данных обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что предоставление ответчиком в рапорте сведений о недостатках в работе истца не является их распространением.

Таким образом, М. не доказан факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск.

Кроме того, суд полагает необходимым отметить следующее.

Судом установлено, что рапорт от хх ноября 2010 года был написан ответчиком в рамках имевшихся на тот период времени трудовых отношений между истцом и Филиалом «В. ххххх» Федерального бюджетного учреждения - в. № ххххх. Соответственно в порядке ст.152 ГК РФ невозможно, оспаривать сведения, содержащиеся в указанном рапорте, поскольку в данном случае предусмотрен иной порядок судебной защиты прав, а именно порядок оспаривания в порядке, предусмотренном Трудовым Кодексом РФ действий работодателя по привлечению работника на основании указанного рапорта к материальной или дисциплинарной ответственности.

Как установлено ранее рапорт А. послужил основанием для проведений служебной проверки, по результатам которой вынесен приказ от xx.12.2010 г. № *** о применении дисциплинарного взыскания в виде замечания к начальнику смены ГКОС М. и лишении её премий за декабрь и по итогам 2010 года. Решением Камбарского районного суда УР от xx.06.2011 г. по делу № 2-207/2011 М. было отказано в удовлетворении иска, в т.ч. в удовлетворении требования о признании незаконным приказа № *** от xx.12.2010 г.

Истец в иске указывает, что действия ответчика подорвали её деловую репутацию и повлекли потерю денежных средств из её заработной платы: лишение месячных премий на 100% с декабря 2010 г. по настоящее время, а также годовой премии (тринадцатой зарплаты).

Таким образом, суд приходит к выводу, что действия М. направлены на переоценку вынесенных в рамках трудовых отношений локальных актов, на необходимость пересмотра работодателем приказа о привлечении М. к материальной ответственности при условии установления судом недействительности распространенных А. сведений в отношении истца.

С учетом вышеизложенного, исковые требования М. к А. в части обязания ответчика признать неправомерность своих поступков, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца; признании рапорта "данные изъяты" А. к начальнику ГКОС от xx.11.2010 г. недействительным, порочащим честь, достоинство и деловую репутацию истца - удовлетворению не подлежат.

Исковые требования в части обязания ответчика извиниться за свои поступки на собрании работников участка ГКОС перед истцом и её подчиненными и направлении соответствующей объяснительной командиру войсковой части, удовлетворению не подлежат, поскольку неправомерного поведения ответчика, нарушения прав истца ответчиком в ходе судебного заседания не установлено.

Иным основанием для отказа в удовлетворении требования истца о возложении на ответчика обязанности принести извинения является следующее.

В соответствии с разъяснением, данным в п.18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 3 от хх февраля 2005 года согласно части 3 статьи 29 Конституции Российской Федерации никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и другими нормами законодательства не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме.

Вместе с тем суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений в отношении истца, поскольку это не нарушает прав и законных интересов других лиц и не противоречит закону, который не содержит такого запрета.

Стороны по делу к мировому соглашению не пришли.

Учитывая изложенную правовую позицию Верховного Суда РФ, оснований к удовлетворению иска о возложении на ответчика обязанности принести извинение, не имеется.

Разрешая требования истца в части взыскания компенсации морального вреда, суд приходит к следующему.

В соответствии с п. 1 ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со ст. 152 ГК РФ гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Таким образом, законом предоставлено гражданину, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, право наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения морального вреда.

В связи с тем, что в судебном заседании факты распространения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию М. и несоответствие их действительности своего подтверждения не нашли и в удовлетворении основных исковых требований истцу отказано, то в удовлетворении иска о взыскании ххх ххх рублей в счет возмещения компенсации морального вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца, также необходимо отказать.

Доказательств причинения морального вреда истцу иными действиями ответчика суду не представлено. Объяснения истца о том, что подорвана её профессиональная репутация своего подтверждения в судебном заседании не нашли, иными доказательствами не подтверждены, в связи с чем судом также признаются недоказанными.

 

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Решил:

В удовлетворении исковых требований М. к А. об обязании признать неправомерность своих поступков, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца; о признании рапорта "данные изъяты" А. к начальнику ГКОС от xx.11.2010 г. недействительным, порочащим честь, достоинство и деловую репутацию истца; обязании ответчика извиниться за свои поступки на собрании работников участка ГКОС перед истцом и её подчиненными и направлении соответствующей объяснительной командиру войсковой части; взыскании ххх ххх рублей в счет возмещения компенсации морального вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца - отказать в полном объеме.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный суд Удмуртской Республики через Камбарский районный суд Удмуртской Республики в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Полный текст решения изготовлен хх февраля 2012 года.

 

Судья С.Л. Ефимов