Главная \ Практика \ Гражданские споры \ В иске о сносе дома отказано, определена граница земельных участков соседей

В иске о сносе дома отказано, определена граница земельных участков соседей

Смотрите апелляционное определение по данному решению 

 

Дело № 2-1/2012

  РЕШЕНИЕ  
  Именем Российской Федерации  
г. Камбарка   14 мая 2012 года

Камбарский районный суд Удмуртской Республики в составе:
Председательствующего судьи Ефимова С.Л.,
При секретаре Сафиуллиной С.В.,
рассмотрев в судебном заседании гражданское дело по иску П. к Ж.А. и Ж.Т. о признании незавершенного строительством жилого дома самовольной постройкой и обязании ответчиков снести его, взыскании судебных расходов

и встречному исковому заявлению Ж.А. к П. об установлении границы смежных земельных участков, понуждении к демонтажу ограждения, располагающегося между земельными участками, к понуждению установке ограждения на границе земельных участков и взыскании судебных расходов,

УСТАНОВИЛ:

П. первоначально обратилась в Камбарский районный суд УР с иском к Ж.А. о признании в судебном порядке дома ответчика Ж.А., расположенного на земельном участке по адресу: г.Камбарка, ул. Л., дом *7, самовольной постройкой и обязании ответчика Ж.А. снести указанные строения - дом за счет собственных средств; о взыскании с Ж.А. в пользу истца расходов по оплате государственной пошлины в размере ххх рублей, расходов по оплате услуг адвоката за составление искового заявления в размере ххх рублей.

Определением Камбарского районного суда УР от xx.02.2011 г. к участию в деле в качестве соответчика привлечена Ж.Т.

Дополнением к исковому заявлению истица уточнила исковые требования и в окончательном варианте просила суд:

  • признать в судебном порядке незавершенное строительство жилого дома ответчиков Ж.А. и Ж.Т., расположенного по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7 самовольной постройкой и обязать ответчиков Ж.А. и Ж.А. снести указанные строения - незавершенное строительство жилого дома за счет собственных средств в течении месяца со дня вступления решения суда в законную силу;
  • взыскать с Ж.А. и Ж.Т. солидарно в пользу истца расходы по оплате государственной пошлины в размере ххх рублей; расходы по оплате услуг адвоката за составление искового заявления в размере ххх рублей; расходы по оплате услуг адвоката по представительству в суде в размере х ххх рублей.

Исковые требования с учетом дополнения к иску мотивированы тем, что истец является собственницей жилого дома и земельного участка, доставшихся в наследство после смерти матери А., на основании свидетельств о государственной регистрации права. На день принятия ею наследства (xx.11.2000 г.) на соседнем участке, расположенном по адресу г. Камбарка, ул. Л., дом *7, находился лишь фундамент. В начале сентября 2010 года ответчики начали строительство жилого двухэтажного дома в непосредственной близости от границ её земельного участка на меже между их участками, вплотную к её забору и на расстоянии 5,8 метров от веранды дома истца (по измерениям, произведенным истицей). Ею неоднократно указывалось Ж.А. на нарушение санитарных и противопожарных норм при строительстве его дома, а также была вызвана комиссия из Администрации МО «Камбарское», которая выявила следующие нарушения, а именно застройщиком Ж.А. не было получено разрешение на строительство жилого дома, по адресу: г. Камбарка, ул. Л., дом *7. Согласно правилам землепользования и застройки территории МО «Камбарское» - городское поселение (г. Камбарка), земельный участок по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7, расположен в зоне Ж1-индивидуальное жилищное строительство. К основному виду разрешенного использования недвижимости относится отдельно стоящий односемейный дом. Минимальные отступы от индивидуального жилого дома до границы соседнего участка по санитарно-бытовым условиям не менее 3 метров при обязательном соблюдении санитарных и противопожарных норм. В действительности расстояние от границы земельного участка по адресу: г. Камбарка, ул. Л., дом *5, до строящегося дома по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7, составляет менее метра. Ж.А. дано было предписание об устранении данных нарушений, однако данное предписание проигнорировано ответчиком. Считает, что ответчиками грубо нарушены положения приложения 1 СНиП 2.07.01-89 «Градостроительство. Планировка и застройка города и сельских поселений», утвержденного Постановлением Государственного строительного комитета СССР от хх мая 1989 года № 78 и действующего на момент возведения дома. Согласно вышеуказанному приложению № 1 в соответствии со степенью огнестойкости дома истца и дома ответчиков (стропила крыши дома ответчика выполнены из дерева), противопожарный разрыв не должен быть менее 6 метров, а с учетом, что её дом с выполнен из дерева, то не менее 10 метров. Кроме того согласно примечанию к п. 2.12 данного СНиП 2.07.01-89 «В районах усадебной застройки расстояние от окон жилых помещений до стены дома и хозяйственных построек (сарая, гаража, бани), расположенного на соседнем участке, по санитарным и бытовым условиям должно быть не менее 6 метров». Расстояние от стены её веранды до стены дома ответчика составляет менее 5 метров. Не получено разрешение на строительство жилого дома в нарушении ст. 51 Градостроительного кодекса РФ, нарушены положения ст.40 Земельного Кодекса РФ.

В ходе рассмотрения настоящего дела ответчиком Ж.А. был предъявлен встречный иск к П. об установлении границы смежных земельных участков, понуждении к демонтажу ограждения, располагающегося между земельными участками, к понуждению установке ограждения на границе земельных участков и взыскании судебных расходов.

Встречное исковое заявление мотивировано тем, что в соответствии с договором купли-продажи от xx.11.1992 года Ж.А. приобрел жилой дом, дровяник, ограждения, расположенные по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7. Указанное имущество располагалось на земельном участке площадью 453 кв.м. Приобретение данного имущества было разрешено на основании решения Исполнительного комитета Камбарского городского совета депутатов УАССР от xx.11.1992 года, в соответствии с которым Ж.А. было разрешено приобрести ветхий дом по указанному адресу для дальнейшего строительства нового дома.

Постановлением Администрации г. Камбарки от xx.03.1998 года за № ХХ Ж.А. и Ж.Т. было выдано разрешение на строительство жилого дома по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7.

Постановлением Администрации г. Камбарка от xx.08.1999 года за № ХХХ, земельный участок, расположенный по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7, площадью 0,0453 га, был передан Ж.А. в пожизненное наследуемое владение, в связи с чем был выдан государственный акт 51 013515. Указанный земельный участок был принят на кадастровый учет и ему был присвоен кадастровый номер ххххх.

Смежная граница земельных участков, расположенных по адресу: г. Камбарка ул. Л., *5, и г. Камбарка, ул. Л., *7, определялась наличием установленного ограждения (забора). В 2001 году П. без согласования с Ж.А. перенесла данное ограждение порядка 30 см. по отношению к произведенной Ж.А. постройке, чем по существу не только уменьшила площадь находящегося в пользовании Ж.А. земельного участка, но и изменила местоположение границы земельных участков по отношению к возводимой Ж.А. постройке.

По данному факту Ж.А. обратился с заявлением в Администрацию г. Камбарка. Актом от xx.05.2002 года, выданным Администрацией г. Камбарка, были установлены факты смещения границы земельных участков.

В 2010 году Ж.А. обратился с заявлением в ООО «Земельно-кадастровый центр Камбарского района» с целью уточнения местоположения границ и площади земельного участка расположенного по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7. Работы по определению границ указанной организацией были произведены.

Одним из документов, которым определяются и устанавливаются границы земельного участка, является акт согласования границ земельного участка, подписываемый смежными землепользователями при их наличии, и иными лицами. Однако П., являясь смежным землепользователем, от подписания акта согласования местоположения границы земельного участка по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7, отказалась, указав на свое несогласие с определением смежных границ по точкам, обозначенным на чертеже земельных участков и их частей, условно обозначенными точками Н10 и Н11. Вместе с тем при определении границы земельного участка именно с учетом данных координат определяет площадь предоставленного Ж.А. земельного участка в размере 452 кв.м.

Таким образом, П. было нарушено право Ж.А. на пользование земельным участком в предоставленном ему размере, а именно 453 кв.м.

Данное нарушение выразилось в следующем. Фактически не оспаривая установление и месторасположение точек координат обозначенных на схеме как H1 и Н10, точка H11 указана неверно, поскольку смещена от ранее находившейся точки ограждения на 18 см, поскольку точка Н10 расположена на расстоянии 40 см от принадлежащей Ж.А. застройки, что является верным, а расстояние от точки ограждения, обозначенной как Н11, до принадлежащей Ж.А. застройки, составляет всего 22 см, хотя ранее ограждение находилось на том же расстоянии от застройки, как и точка Н10, т.е. 40 см.

С учетом протяженности границы земельных участков от точки Н10 до точки Н11 плана которая составляет 12.4 м и величины смещения границы - 18 см площадь смещения определяется в размере (12.4X0.18:2) =1.11 кв.м. Таким образом, в настоящий момент необходимо перенести точку, обозначенную на плане как Н11, на 18 см в сторону участка, расположенного по адресу: г.Камбарка, ул. Л., *5, и определить границу между точками Н10; Н11; H1 плана как прямолинейную.

Кроме того, смещение границы земельного участка повлияло на расположение произведенной Ж.А. застройки по отношению к существующему на настоящий момент ограждению, в связи с чем он не имеет возможности производить ремонт и обслуживание части застройки. Кроме того, по существу при верном определении и установлении границы земельного участка и установки ограждения в соответствии с данными границами, какая-либо опасность для имущества П., на которую она ссылается в обоснование своих исковых требований, будет исключена. Поскольку перенос существующего ограждения был выполнен П., соответственно на нее должны быть возложены обязанности по демонтажу существующего ограждения, его переносе и установке на границе земельных участков.

На основании изложенного, Ж.А. просит суд:

  • установить границу земельного участка между домовладениями, расположенными по адресам: г. Камбарка, ул. Л., *5, и г. Камбарка, ул. Л., *7, в соответствии с межевым планом границ земельного участка, расположенного по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7, выполненной ООО «Земельно-кадастровый центр Камбарского района» xx.11.2010 года, по точкам под номерами Н10:Н11:Н1 с переносом точки H11 на 18 см в сторону земельного участка, расположенного по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *5.
  • обязать П. за ее счет осуществить демонтаж существующего ограждения находящегося между земельными участками, расположенными по адресам г. Камбарка, ул. Л., *5, и г. Камбарка, ул. Л., *7, и установить ограждение на границе земельных участков.
  • возместить понесенные судебные расходы.

В ходе судебного заседания истец (ответчик по встречному иску) П. исковые требования поддержала в полном объеме, встречные исковые требования не признала. Пояснила, что фотографии на листах дела 162-164 том 1, которые делал сам Ж.А., подтверждают, что сошла такая лавина снега с крыши его дома, что она дошла до ее входной двери.

Прошедшая зима была малоснежная, Ж.А. установил снегозадержатель, но если на крыше будет снег выше 20-30 сантиметров, а там очень большая крыша, снега скапливается очень много, больше тонны, то этот снегозадержатель не удержит такую лавину снега, она опять все выворотит, все садовые деревья, вишни. Лоток для воды, который установил Ж.А., он тоже не сможет удержать ту массу воды, которая бывает при большом количестве снега. Но более опасен снег и те льдинки, которые могут упасть.

Ж.А. хочет влезть на ее участок на 40 сантиметров, а это получилась бы кривая линия, а в документах, в планах указана прямая линия. И по экспертизе, которую провел Ж.А., прямо указано, что дом стоит на меже, что граница там и проходит. Когда проводили землеустроительную экспертизу, взяли техпаспорт П. и техпаспорт Ж.А. В ее техпаспорте указано расстояние 23,10 метров, что и намеряли эксперты. У него по паспорту 14,8 метров и намеряли столько, сколько ему надо. По ее меже так и осталось, что ее земля не добавилось, как утверждал Ж.А., что она взяла у него 40 сантиметров.

Согласно ст. 222 ГК РФ постройка должна быть возведена в установленном законом и иными правовыми актами порядке, должно быть разрешение на строительство, и соблюдены градостроительные и строительные нормы и правила. В рамках судебного разбирательства было проведено две строительных экспертизы, и вывод был, что строительство жилого дома ответчика проведено с нарушением градостроительных и строительных норм и правил, его эксплуатация может принести вред членам ее семьи и ей, разрушением ее имущества. Таким образом, все ее доводы подтверждены этими тремя экспертизами. Просит суд признать дом Ж. самовольной постройкой и снести его.

Пыталась провести межевание земельного участка в октябре 2001 года, но межевание было несостоявшимся, поэтому тогда документы не выдали. У нее по фасаду было 24 метра, а стало 23,1 метров. У Ж. тоже межевание было несостоявшимся, но им документы выдали. Позже она обращалась в администрацию о выдаче данных документов, но ответили, что документы у них не сохранились. Деревянный забор был установлен прежними хозяевами. А на момент приобретения дома Ж.А. он на том месте поставил забор сам лично от улицы до задних границ земельного участка. Когда П. проводила межевание, то трое соседей ей подписали, а с Ж.А. у них произошел спор, она сказала, чтоб Ж.А. отдал ей метр, а он сказал - не могу, и не подписал документы. Ж.А. дом поставил на межу. Старый дом на месте дома Ж.А. стоял на 30 сантиметров от межи. При межевании Ж.А. земельного участка она присутствовала, и боковая линия определялась не забором из профнастила. Девушка, которая производила замеры, производила их от кирпича, от той плиты. Там стоял металлический штырь, от него и мерили, Ж.А. его потом убрал.

Устанавливала забор из профнастила для того, чтобы к ней не летел щебень от Ж.А. Забор деревянный как стоял, так и стоит. Межа идет по деревянному забору, это установлено экспертизой и межеванием. Протяженность деревянного забора была с улицы Л. до ул. Свердлова. Между старым домом и указанным забором было расстояние, примерно 30-40 сантиметров, он стоял немного в стороне. Ж.А. поставил дом на межу прямо вдоль забора, и забор поэтому рухнул, повалился на бок. Выезжала административная комиссия, и она сказала, что явного переноса забора нет.

Не уверена, что Ж.А. полезет на крышу для уборки снега с крыши, так как это нереально. Уклон на крыше на ее территорию двора, на входные двери в дом, и как он будет там снег чистить, ведь весь снег повалится к ней. В этом уверена, что это ее не предположение, это заключение, что эти массы снега опасны для ее жизни и жизни членов ее семьи.

Земельный участок Ж. не позволяет вести строительство такого большого дома, он должен быть соразмерен земельному участку. Ж. обязаны уйти на 3 метра от межи и создать санитарную зону, которая установлена СНиПами. Это угрожает жизни не только ей и членам ее семьи, но угрожает и ее имуществу, она не может пользоваться своей территорией, не может автотранспорт поставить во дворе из-за опасности схода снега.

Никто не отменял противопожарные разрывы, которые должны быть 12 метров. Строительство ведет семья Ж., поэтому они неукоснительно должны соблюдать все правила застройки, все законы.

Строительство у Ж. идет с 1998 года, но Ж. его приостановили, так как им стали делаться замечания, предписания.

Представитель истца и ответчика по встречному иску адвокат Гоголева Л.Ф. требования доверителя поддержала, встречные требования Ж.А. не признала. Пояснила, что в 2010 году Ж.А. начал строительство жилого дома по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7. Этот дом фактически располагается на меже и строительство предполагает быть грандиозным, поэтому П. стала «бить во все колокола». Была проведена проверка и непосредственно Министр строительства, архитектуры и жилищной политики УР Ходырев говорит о том, что строительство индивидуального жилого дома по ул. Л., *7, производится без разрешения на строительство, что является нарушением. Администрация МО «Камбарское» указывает Ж.А. об этих нарушениях. Указывается, что существуют нарушения правил градостроительных и строительных норм, пожарных разрывов.

В ходе рассмотрения данного дела была проведена экспертиза, в которой четко указано, что существуют нарушения и полностью нарушены противопожарные разрывы, дом П. и незавершенное строительство Ж.А. отнесены к 5 классу огнестойкости. В соответствии с чем, при строительстве дома по ул. Л., *7 не соблюдены пожарные разрывы и правили градостроительных и строительных норм. С учетов всего этого данная постройка должна быть признана самовольной.

Прошлая зима была снежной и накопление снежных масс несет опасность П. и членам ее семьи. В том году снег фактически упал до входной двери П., поломал посадки. Ж.А. не пришел и снег со двора П. не выгреб. И спустя почти год Ж.А. заявляет встречный иск, что забор не может стоять на этом месте. Он заявил иск в связи с тем, что обязан провести отмостку дома, вырыть каналы в соответствии со строительными нормами. Но поскольку ему невозможно это сделать, так как дом на меже и там уже территория П., поэтому он подал встречный иск.

Архитектором план строительства дома по ул. Л., *7, утвержден не был. Статья 222 ГК РФ прямо говорит, что если отсутствует разрешение на строительство, отсутствуют противопожарные разрывы, не соблюдены градостроительные и строительные нормы и правила, то это является самовольной постройкой. Право собственности на самовольную постройку не может быть признано, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц, либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Проведенная по делу экспертиза со стороны Ж.А. говорит о том, что на сегодня граница земельного участка проходит по стене дома незавершенного строительства Ж.А. Не понятно, за счет чего уменьшился участок Ж.А., может за счет других соседей, с другой стороны, раз участок П. тоже уменьшился.

П. было направлено письмо и Министром строительства, архитектуры и жилищной политики был дан ответ, который есть в материалах дела. Там указано, что у Ж.А. разрешения на данное строительство не имелось. Ж.А. не предоставлено документов, что он согласовал строительство в рамках этого земельного участка, нет согласования пожарной частью, не обеспечен необходимый отступ в 3 метра от жилого дома до границы между земельными участками. В приобщенном плане благоустройства территории дома даже не указана площадь дома. Кроме того, в рамках данного дела проведена экспертиза, которая определила, что дом относится к 5 степени огнестойкости, с учетом этого нарушены параметры застройки и правила строительства. Также по результатам обработки геодезических измерений на земельных участках установлено, что смежная граница между земельными участками проходит по стене жилого кирпичного дома.

С 1998 года по момент подачи встречного иска Ж.А. ни разу не предъявлял требования к П. о переносе забора. В судебном заседании свидетели показали, что дом Ж.А. был поставлен не на месте старого дома. Постановлением администрации города разрешено строительство, но в каком месте это не закреплено. Строительство дома все равно должно быть согласовано, этих документов не было предоставлено Ж.А..

П. невозможно пользоваться участком, так как он затемнен домом Ж., веранда у них жилая, тут же входная группа.

В акте проведения контрольных обмеров 2002 года указано, что забор спилен по высоте забора, а не по его длине.

Требования П. должны быть удовлетворены, незавершенное строительство жилого дома ответчиков должно быть признано самовольной постройкой, которая должна быть снесена. По встречному иску Ж.А. доказательства не были приведены, что П. оттащила забор. В судебном заседании не установлено, что со стороны П. произведен захват земли, принадлежащей Ж.А.. Также Ж.А. не было проведено межевание, оно проведено только когда началась стройка. Поэтому в иске Ж.А. необходимо отказать.

В ходе судебного заседания ответчик (истец по встречному иску) Ж.А. исковые требования не признал, встречные исковые требования поддержал в полном объеме. Пояснил, что в строительных нормах и правилах все четко указано, дом стоит на нормальном расстоянии в 40 сантиметров, и весь снег с крыши его дома будет падать на его территорию. Дом был заложен в 1998 году, и каждый год на протяжении всех 10 лет он что-то делал и строительство не прекращалось. Никакого обещания перенести фундамент и дом в другое место он не давал. Истица вступила в наследство в 2010 году, а не в 2001 году. До 2010 года у нее не было свидетельства о праве собственности.

В акте (л.д.12, т.2) указано, что существует свежий пропил по всей высоте забора в месте примыкания забора к строящемуся дому и загнуты концы выступающей арматуры. Для того чтобы перенести забор, нужно перепилить прясла, то есть эти прожилины. Но он их не перепиливал. На бетонный блок, прежде чем ложить кирпич, ложится сетка – арматура. Забор не мешал, но когда стали переносить забор, то эта арматура мешала, поэтому арматуру и загнули. Это делала истица.

Не отрицает, что в прошлую зиму снежные массы упали на территорию П., они повредили вишни, но вишня посажена с нарушением, так как должна быть посажена на расстоянии 2-х метров. Не согласен, что снег упал до дверей истца. Разговаривал с соседом Свид № 1, который сказал, что до дверей снег не дошел. Это они специально забрасывали снег.

Есть СНиП 2.07.01-89*, на который ссылается Министр строительства, архитектуры и жилищной политики УР Ходырев, в пункте 2.12 которого говорится, что расстояние между жилыми, жилыми и общественными, а также производственными зданиями следует принимать на основе расчетов инсоляции и освещенности в соответствии с нормами инсоляции, нормами освещенности, а также в соответствии с противопожарными требованиями. Между длинными сторонами жилых зданий высотой 2-3 этажа следует принимать расстояния (бытовые разрывы) не менее 15 м, а высотой 4 этажа – не менее 20 м, между длинными сторонами и торцами этих же зданий с окнами из жилых комнат – не менее 10 м. Указанные расстояния могут быть сокращены при соблюдении норм инсоляции и освещенности, если обеспечивается непросматриваемость жилых помещений (комнат и кухонь) из окна в окно. В районах усадебной застройки расстояние от окон жилых помещений (комнат, кухонь, веранд) до стен дома и хозяйственных построек (сарая, гаража, бани), расположенных на соседних земельных участках, по санитарным и бытовым условиям должно быть не менее, как правило, 6 м, а расстояние до сарая для скота и птицы – в соответствии с п.2.19 настоящих норм. Только хозяйственные постройки следует размещать на расстоянии не менее 1 метра. Здесь нигде не сказано о расстоянии в 1 метр.

В 2001 году были приняты строительные нормы и правила, но его строительство начато в 1998 году. Все говорят, что у него два этажа, но это не второй этаж, это мансарда, это помещение под крышей. Все СНиПы и нормативы, которые были приняты в СССР, сейчас только рекомендательные к исполнению с 1995 года. Он сделал все, что в его силах и силах промышленности, чтобы дом был несгораемым, то есть трудно сгораемым. Все стропила пропитаны, есть все сертификаты на утеплители, что они практически несгораемые. Но в этой же экспертизе сказано, что П. теперь огонь не угрожает.

В экспертизе указано, что граница земельного участка проходит на расстоянии 45 сантиметров, на основании всех правоустанавливающих документов.

Забор был перенесен П. в 2002 году.

Фундамент дома залит в 1998 году, а фактически стены начали возводить хх сентября 2010 года.

Забор был смещен П. не весь, а только на расстоянии 12,40 метров.

С А. жилось проще, у них была договоренность, он помогал ей, чем мог. Но случилось так, что А. умерла и появилась истица. Все, что она говорила, это ложь, все документы в порядке. Никаких нарушений по поводу СНиПов, норм и правил в 1998 году не было. Б. все подписал.

Экспертиза определила, что забор нужно поставить на 40 сантиметров от стены его дома на глубину 12,40 метров.

Ответчик (третье лицо по встречному иску) Ж.А. Т.В. исковые требования П. не признала, считала, что встречные исковые требования подлежат удовлетворению.

Представитель Ж.А. - адвокат Ч. требования доверителя поддержал, исковые требования П. не признал. Пояснил, что в ходе рассмотрения дела, показаний свидетелей, объяснений сторон установлено, что фактически граница земельного участка на период 1995-1996 годов была определена деревянным забором. Как показали свидетели, при строительстве фундамента дома до этого деревянного забора было расстояние до 50 сантиметров. Стена дома не претерпела изменений, она на месте, а деревянный забор сейчас находится у стены дома. То есть деревянный забор был перенесен. Также есть акт администрации г. Камбарка, в котором специалисты установили, что постройка в виде забора все таки была перенесена.

Объяснения П. не логичны, что она поставила забор из профнастила, чтобы не летел щебень, который и так не летел в ее сторону. Этот забор установила П., это не оспаривается, и в последующем этот забор был смещен к стене дома. Требования Ж.А. просит удовлетворить.

Что касается иска П., пояснил, что Ж.А. было приобретено домовладение с обязательством его сноса и было выдано постановление о разрешении строительства. В деле имеется проект дома, где указаны его длина и ширина. По схеме видно, что по-другому дом поставить нельзя. Более того, Ж.А. было выдано разрешение на приобретение ветхого дома с обязательством снести старую постройку и с разрешением на строительство нового дома, где нет обязательств поставить дом на прежнем месте. В плане указано, что расстояние от границы до самого дома составляет 40 сантиметров. По состоянию на 1998 год, когда не предъявлялись какие-либо требования на строительство, которые стали предъявляться после начала строительства данного дома, то эти требования к строительству дома Ж.А. не применяются. Поэтому должны предъявляться к строительству требования, действующие на 1998 год.

В ходе рассмотрения дела со стороны Ж.А. предоставлены доказательства о проведении работ по минимизации опасности от строения: по противопожарному состоянию, по отсутствию окон во двор П., по установлению снегозадержателей. Есть нормативные требования, по которым если высота снега более 30 сантиметрам, то снег с крыши должен убираться. В ходе рассмотрения дела это вопрос Ж.А. задавался и он говорил, что чистка снега им будет производиться.

Считает требования П. необоснованными. Земельный участок Ж.А. использовал в тех целях, на которые он был ему передан. Здесь нет факта самовольной постройки. В связи с чем просит в требованиях П. к Ж.А. и Ж.Т. отказать, исковые требования Ж.А. к П. об установлении границы смежных земельных участков, понуждении к демонтажу ограждения, располагающегося между земельными участками, к понуждению установке ограждения на границе земельных участков и взыскании судебных расходов удовлетворить.

Третьи лица - Инспекция государственного строительного надзора при Министерстве строительства, архитектуры и жилищной политики УР, Администрация МО «Камбарское» о месте и времени судебного заседания уведомлены надлежащим образом, в судебное заседание представителей не направили.

Свид. № 2 показал, что проживает по адресу: г. Камбарка, ул. Л., д. *4, напротив него живут П. и Ж. Проживает в этом доме с 1983 года, ранее здесь жили его родители. В 1983 году по адресу ул. Л., *7, жили Б., дом стоял в стороне от участка П. Потом в этом доме жили Е. с К. Когда стали возводить дом Ж., то пошли споры. Фундамент дома стоял долго, лет 5. Фундамент строился лет десять назад. Затем долго лежали плиты, перекрытие первого этажа, а потом года два началось строительство, стены возвели. Не знает, передвигался куда-нибудь забор между П. и Ж. или нет. В момент строительства претензий к Ж.А. он не слышал. Пояснил, что о сходе снежных масс в дом П. ему также ничего не известно.

Свид. № 3показал, что ему знаком Ж.А., Свид. № 3 оказывал ему помощь при строительстве дома. В 1998 году он работал на кране и помогал Ж.А. укладывать блоки под фундамент дома. Фундамент был выкопан, он укладывал блоки, то есть фундамент не заливной, блочный. В то время между участком Ж.А. и домом П. стоял деревянный забор. Расстояние от забора до котлована было сантиметров 40. Это расстояние было, по его мнению, до конца забора. Забор был деревянный и не стоял на границе с котлованом, так как он бы упал. Забор был прямой. Работали дня два, по мере поступления блоков. Все это время забор был целый. Если кран раскладывать, то будет два метра, плюс опоры, поэтому примерно Свид. № 3 прикинул, что расстояние от котлована до забора было сантиметров 40-50, там при желании сбоку можно было пройти.

Свидетель Ч. показал, что принимал участие при строительстве фундамента дома по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7. Работал на экскаваторе. Ж.А. обратился с заявкой, чтобы вырыть котлован, Ч. вырыл. Он на экскаваторе заезжал в огород. Между участком, где копал котлован, и соседним домом был забор, но он не мешал, так как был на расстоянии примерно 50-60 сантиметров. Это расстояние было на всей протяженности котлована. Там было расстояние от забора до котлована. Ч. не копал котлован непосредственно у забора, там было расстояние. Если бы копали котлован по самому забору, то забор бы упал. При этом, когда копали котлован, то забор не нарушили.

Свидетель З. показал, что он оказывал помощь Ж.А. при строительстве дома по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7. Это было летом 1998 года, он тогда работал в АТП на Камазе. Фундамент дома был уже готов. Если стоять лицом к дому, то слева находится дом А. Там между участками стоял деревянный забор, расстояние до фундамента было примерно полметра. Ходил по фундаменту, но вниз не спускался. Между фундаментом и забором человеку, наверное, не пройти.

Свидетель С. показала, что Ж. А. В. и Т. В. ее родители. Пояснила, что строительство дома по ул. Л., *7 началось давно, еще до 2000 года. И все трое детей участвовали в строительстве – старший брат, она и младшая сестра. Все были привлечены к работе, выравнивали котлован после того, как его выкопали. Граница между их участоком и участком П. была, это было другое владение, и там стоял деревянный забор на расстоянии примерно до метра. Насколько помнит, то этот забор не перемещался. Расстояние до фундамента было до метра. Сейчас этот забор порушился и переместился в их сторону. Забор из профнастила появился тоже тогда, когда начали возводить стены. Когда стали работать строители, то были помехи со стороны П., тогда и был поставлен забор из профнастила. Он был поставлен не на весь участок, а только до конца дома. Он был поставлен к дому, а старый забор был придвинут в сторону Ж..

Свидетель К. показал, что проводили межевание земельного участка по ул. Л., дом *7, примерно года два назад. Они не делают привязку к объектам недвижимости. Расстояние от участка по ул. Л., дом *5 до ул. Л., дом *9, составило 14,8 метров. На плане (лист дела 73 том 1) точка Н9 - угол дома, Н10 – угол участка. Они определили, что это угол участка, так как там был забор. Выходили для замеров на место, скорее всего хх сентября 2010 года, так как по 20 октября принимались претензии. Не помнит, какой забор там стоял. Пояснил, что от угла строения до угла участка в деле указано 30 сантиметров. Угол строения брали – там был угол фундамента, потом выступ, потом стена. Данный выступ запечатлен на фото № 2 (Лист дела 7 том 1, фото № 2). Расстояние от постройки до угла имелось. Расстояние от стойки ворот до стойки забора совпало, оно 14,8 метров. Согласно межевого плана от угла дома до точки Н10 30 сантиметров. Точка Н11 - это не обязательно задняя часть дома, это просто конечная точка. На межевом плане видно, что прямая имеет перелом, скорее всего там поворот забора. Вначале измерено рулеткой, а после поворота прибором. Сейчас не может сказать, чем замеряли на местности. То есть нужно сложить два этих расстояния, чтобы получить общее расстояние. Так как не было возможности помереть их за одно, поэтому смерили до поворотной точки и после. До поворотной точки мы мерили рулеткой, потом от поворотной точки мерили прибором, так как был поворот. Это и отражено на плане. При замерах совершенно не интересует, какое расстояние от дома до забора. Меряется общее расстояние от одного угла до другого. Определяется поворотная точка из того, что есть прямая линия, или есть поворот. В данном случае граница земельного участка идет не по прямой линии, граница не ровная, идет с уклоном на участок П..

Суд не находит оснований не доверять показаниям указанных свидетелей. Показания последовательны, не противоречат друг другу и материалам дела.

Выслушав стороны и их представителей, свидетеля, исследовав материалы дела, суд установил следующие обстоятельства, имеющие значение для дела.

Согласно ответу нотариуса нотариального округа Камбарский район М. от xx.12.2012 г. наследственное дело после умершей xx.10.2000 г. А. заведено хх ноября 2010 г. за № ХХХ/2000 на основании заявления от xx.11.2000 г. о принятии наследства по закону от дочери - П. (т.2, л.д.26-27).

В силу п. 4 ст. 1152 ГК РФ право собственности П. на жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: УР, г. Камбарка, ул. Л., *5, возникло хх октября 2000 г.

В соответствии со свидетельством о государственной регистрации права от xx.10.2010 г. серия 18-АБ № ххххх и серия 18-АБ № ххххх жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: УР, г. Камбарка, ул. Л., *5, принадлежат на праве собственности П. (т. 1, л.д.9-10).

Согласно плану земельного участка, указанному в техническом паспорте на домовладение по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *5, расстояние земельного участка по фасаду составляет 23.1 м (т. 1, л.д. 18).

Согласно Решению исполкома Камбарского городского Совета народных депутатов от xx.11.1992 г. Ж.А. разрешено приобрести ветхий дом по ул. Л., *7, для дальнейшего строительства нового дома (т. 1, л.д. 48).

Согласно Постановлению Администрации г. Камбарка УР № ХХ от xx.03.1998 г. Ж.А., Ж.Т. разрешено строительство индивидуального жилого дома на совместных равных долях по ул. Л., *7 (т. 1, л.д. 26).

Согласно Постановлению Администрации г. Камбарка УР № ХХ от xx.08.1999 г. земельный участок, расположенный по адресу: УР, г. Камбарка, ул. Л., *7, площадью 0,0453 га, предоставлен Ж.А. в пожизненное наследуемое владение.

Согласно акту на право пожизненного наследуемого владения серия 51 № ххххх от xx.08.1999 г., выданного комитетом по земельным ресурсам и землеустройству Камбарского района, Ж.А. выделен земельный участок для индивидуального жилищного строительства по адресу: УР, г. Камбарка, ул. Л., *7. Согласно чертежу граница указанного земельного участка по фасаду составляет 14,8 метра (т.1, л.д. 28-31).

Согласно плану земельного участка, указанного в техническом паспорте на домовладение по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7, расстояние земельного участка по фасаду составляет 14.8 м (т. 1, л.д. 310).

Ж.А. ветхий дом по ул. Л., *7, был снесен в 1996 году, в мае 1998 года в границах предоставленного ему земельного участка был заложен фундамент нового дома, который он возводил в течение нескольких лет.

Указанные обстоятельства установлены на основании письменных доказательств, пояснений сторон и никем не оспариваются.

В удовлетворении исковых требований П. к Ж.А. и Ж.Т. следует отказать по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой - продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных пунктом 3 настоящей статьи. Право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке, за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка. В этом случае лицо, за которым признано право собственности на постройку, возмещает осуществившему ее лицу расходы на постройку в размере, определенном судом. Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанным лицом, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Из указанных норм права вытекает, что возведением самовольной постройки могут быть нарушены права и законные интересы собственника или иного законного владельца земельного участка, на котором возведена самовольная постройка, или граждан, если сохранением такой постройки создана угроза их жизни и здоровью. При этом правом на обращение в суд с требованием о сносе самовольной постройки обладает не только собственник или иной законный владелец соответствующего земельного участка, но и лица, права и законные интересы которых нарушены сохранением постройки, а также граждане, жизни и здоровью которых угрожает ее сохранение.

По смыслу ст. 222 ГК РФ во взаимосвязи с разъяснениями Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от хх апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в предмет доказывания по спору о сносе самовольной постройки входят, в частности, следующие обстоятельства: отведение земельного участка в установленном порядке для строительства; соблюдение ответчиком градостроительных, строительных норм и правил при возведении спорной пристройки; установление факта нарушения прав и интересов истца.

Факт предоставления Ж.А. земельного участка для строительства и строительство им жилого дома в пределах своего участка никем не оспаривается.

Одним из оснований иска о сносе самовольной постройки истец П. указывает отсутствие у Ж.А. разрешения на строительство жилого дома.

Как установлено судом, и сторонами не оспаривалось, Ж.А. начал строительство жилого дома на принадлежавшем ему на праве собственности земельном участке по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7. Строительство началось в 1998 г., на что неоднократно указывал Ж.А. и не оспаривалось П. (л.д. 88-оборот).

Оформлением документов, как установлено судом и сторонами не оспаривалось, Ж.А. стал заниматься xx.03.1998 г., когда постановлением администрации г. Камбарка УР Ж.А. и Ж.Т. было разрешено строительство индивидуального жилого дома на участке по ул. Л., *7. На Ж.А., Ж.А. Т.В. возложена обязанность согласовать проект застройки (т. 1, л.д. 26).

Допрошенный в ходе предварительного судебного заседания от xx.02.2011 г. свидетель Н. пояснил, что работал (персональные данные исключены) Администрации Камбарского района с осени 1998 г. по 2010 г. До 2005 года разрешение на строительство не оформлялось, оно не требовалось. Тогда выдавалось не разрешение на строительство, а разрешение на выполнение строительно-монтажных работ, которое и являлось разрешением.

По представленному судом для обозрения постановлению № ХХ от xx.03.1998г. (т. 1, л.д.26) Н. пояснил, что с этим постановлением нужно было прийти в отдел архитектуры и градостроительства Администрации Камбарского района и оформить разрешение на выполнение строительно-монтажных работ. Сначала выделяется земельный участок и оформляется это постановление. С этим постановлением и с документами о выделении земельного участка застройщик должен был прийти в Администрацию района и оформить Разрешение на выполнение строительно-монтажных работ, а с 2005 года Разрешение на строительство. Был специальный бланк. При этом оформлялось только разрешение на выполнение строительно-монтажных работ. Застройщик до 2005 года должен был представить генплан застройки земельного участка, т.е. схему, где размещаются дом, различные надворные постройки, на каком расстоянии от границ, и фасады будущего дома, и с этими документами прийти в отдел архитектуры и градостроительства, чтоб получить разрешение на выполнение строительно-монтажных работ. Фасады и проект застройки земельного участка застройщик обязан был согласовать с отделом архитектуры и градостроительства. Генплан согласовывали с каждым застройщиком. Этот генплан подшивается к разрешению на выполнение строительно-монтажных работ. Это два основных документа.

По представленному судом для обозрения плану жилого дома, согласованного с Б. xx.03.1998г. (т. 1 л.д.27), Н. пояснил, что до него в отделе архитектуры и градостроительства работал Б. Отдел архитектуры и градостроительства предлагает застройщику на выбор несколько вариантов паспортов типовых проектов. Это оформляется застройщиком после вынесения постановления. Застройщик приходит с постановлением в Отдел архитектуры и градостроительства и приносит с собой генплан земельного участка, говорит, что по выбранному проекту будет строить дом. После этого оформляется разрешение на проведение строительно-монтажных работ.

По предоставленному для обозрения плана благоустройства территории (т.1 л.д. 82), Н. пояснил, что приблизительно такой план застройки застройщик должен был представить. Только он представляет не только один дом, а там должны быть нарисованы и все остальные строения на земельном участке, соответственно, с размерами. Согласовывается с пожарными, а в необходимых случаях, когда возникают спорные вопросы, согласовывается с СЭС.

На вопрос суда показал, что при условии, если бы здесь была подпись Б., то этих документов было бы достаточно для выполнения строительно-монтажных работ. Пояснил, что это не полностью генеральный план. Можно рассматривать как фрагмент генерального плана. Если бы было надлежащим образом оформлено, подписано, поставлена печать, то можно было бы строить.

Анализируя вышеизложенное, суд не может придти к однозначному выводу о сложившемся в г. Камбарка порядке получения разрешения на строительство, поскольку показания свидетеля Н. не подтверждены нормативными актами, в которых был бы установлен такой порядок.

Исходя из законодательства, действовавшего на момент вынесения постановления о разрешении Ж.А. строительства (xx.03.1998 г.) и начала строительства ответчиками дома (май 1998 г.), а в частности ФЗ от хх июля 1992 г. № N 3295-1 «Об основах градостроительства в Российской Федерации» и ФЗ от хх ноября 1995 года N 169-ФЗ «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации», процедура оформления разрешения на строительство не была регламентирована.

Так, на момент получения разрешения на строительство Ж.А., действовал ФЗ от хх июля 1992 г. № N 3295-1 «Об основах градостроительства в Российской Федерации», который устанавливал основы федеральной градостроительной политики и наряду с законодательными и иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Федерации формировал базу правового регулирования градостроительства.

Согласно п. 3 ст. 5 вышеуказанного закона правила застройки городов и других поселений являются средством регулирования градостроительной деятельности на местном уровне, детализируют с учетом особенностей поселений положения градостроительного законодательства, градостроительных и иных нормативов.

В соответствии с абз. 4 ст. 13 указанного закона органы местного самоуправления в соответствии с согласованной и утвержденной в установленном порядке градостроительной документацией обеспечивают ее реализацию в установленные сроки, соблюдение градостроительных нормативов, а также ведение опорного плана территории поселения.

В соответствии со ст. 17 указанного закона на местном уровне контроль за исполнением настоящего Закона осуществляется органами архитектуры и градостроительства, входящими в структуру органов местного самоуправления. Органы архитектуры и градостроительства действуют в районах, городах, районах городов и других поселениях в соответствии с примерными положениями, утверждаемыми в установленном порядке. В соответствии с настоящим Законом и издаваемыми в его развитие законодательными актами органы архитектуры и градостроительства по согласованию с органами местного самоуправления осуществляют установление административной черты городов, других поселений и выделение земельных участков на основе утвержденной градостроительной документации, контроль за разработкой и реализацией градостроительной документации, выдачу архитектурно-планировочных заданий на проектирование и участвуют в лицензировании разработчиков градостроительных проектов и исполнителей работ (подрядчиков), а также оказывают иные услуги гражданам, учреждениям и предприятиям, другим субъектам градостроительной деятельности.

В соответствии с ФЗ от хх ноября 1995 года N 169-ФЗ «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации» в ст. 2 определено понятие разрешения на строительство, согласно которого это основание для реализации архитектурного проекта, выдаваемое заказчику (застройщику) органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации или органами местного самоуправления в целях контроля за выполнением градостроительных нормативов, требований утвержденной градостроительной документации, а также в целях предотвращения причинения вреда окружающей природной среде.

В ст. 3 указанного закона закреплено, что заказчик (застройщик) - гражданин или юридическое лицо, имеющие намерение осуществить строительство, реконструкцию (далее - строительство) архитектурного объекта, для строительства которого требуется разрешение на строительство, - обязан иметь архитектурный проект, выполненный в соответствии с архитектурно-планировочным заданием архитектором, имеющим лицензию на архитектурную деятельность (далее - лицензия). Разрешение на строительство выдается соответствующим органом архитектуры и градостроительства в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Таким образом, выдача разрешений на строительство являлась обязанностью органов местного самоуправления. При этом на федеральном и региональном уровне законодательной процедуры выдачи, а также перечня оснований и необходимой документации для выдачи разрешений на строительство, закреплено не было.

В ходе судебного разбирательства, несмотря на все попытки суда добыть нормативные акты органов местного самоуправления, регулирующие отношения в сфере застройки поселений и порядка выдачи разрешений на строительство, не представилось возможным.

Таким образом, поскольку в законодательстве на тот период отсутствовала определенная разрешительная процедура (порядок) выдачи разрешений на строительство жилых зданий, то соответственно суд не может прийти к выводу о том, что Ж.А. нарушена процедура получения разрешения на строительство.

Суд учитывает то обстоятельство, что после вынесения постановления администрации г. Камбарка УР от xx.03.1998 г. № ХХ о разрешении строительства, Ж.А. предпринимал попытки получить разрешение на строительство в отделе архитектуры и градостроительства Администрации Камбарского района. На указанное обстоятельство в ходе судебных заседаний неоднократно ссылался Ж.А. Кроме того, указанное обстоятельство косвенно подтверждается предоставленными им в материалы дела письменными доказательствами, а в частности планом жилого дома, согласованного с Б. xx.03.1998г. (т. 1 л.д.27); планом благоустройства территории (т. 1 л.д. 82). Указанное обстоятельство обращения Ж.А. за выдачей разрешения на строительство в марте 1998 г. в отделе архитектуры и градостроительства Администрации Камбарского района истцом П. не оспаривалось. Фактически ссылаясь в своем исковом заявлении на как одно из оснований исковых требований о сносе самовольной постройки, П. лишь ссылалась на отсутствие у Ж.А. разрешения на строительство, при этом нормативных актов в подтверждение указанного довода, в частности в подтверждение факта наличия нормативного регулирования порядка выдачи разрешений на строительство, суду не представила.

Учитывая вышеизложенное, суд принимает во внимание факт обращения Ж.А. в отдел архитектуры и градостроительства Администрации Камбарского района для получения разрешения на строительство индивидуального жилого дома по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7, и в совокупности с имеющимися в деле письменными доказательствами, в частности: постановления администрации г. Камбарка УР от xx.03.1998 г. № ХХ (т. 1, л.д. 26); плана жилого дома, согласованного с архитектором Б. xx.03.1998г. (т.1, л.д.27); плана благоустройства территории (т. 1, л.д. 82), расценивает их как наличие фактического разрешения на строительство.

Таким образом, довод истца (ответчика по встречному иску) П. о том, что жилой дом, построенный Ж.А., подлежит сносу в силу отсутствия у Ж.А. разрешения на строительство, суд считает несостоятельным.

Кроме того, в силу положений ст. 222 ГК отсутствие разрешения на строительство само по себе не может служить основанием для принятия решения суда о сносе такой постройки, если постройка возведена с соблюдением градостроительных норм и правил, ее сохранение не нарушает законных прав и охраняемых законом интересов других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

В обоснование своих исковых требований истец П. указывает, что воздвигнутый Ж.А. на его участке дом построен с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. В частности указывает на нарушение Ж.А. СНиП 2.07.01-89 «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений», утвержденного Постановлением Государственного строительного комитета СССР от хх мая 1989 года № 78 и действующего на момент начала возведения дома, в частности на нарушение противопожарных разрывов.

В соответствии с проведенной ООО УМЦ «Компас» судебной строительно-технической экспертизой (т. 1, л.д. 198-212) степень огнестойкости незавершенного строительством индивидуального жилого дома, расположенного по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7, соответствует V степени огнестойкости здания. Степень огнестойкости индивидуального жилого дома, расположенного по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *5, соответствует V степени огнестойкости здания. Расстояние при V степени огнестойкости зданий должна соответствовать 15 метрам. Фактическое расстояние между жилым домом, расположенным по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *5 и объектом незавершенного строительства, расположенном по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7 составляет:

  • от стены веранды дома № *5 до стены дома № *7 – 6.20 м.
  • от стены дома № *5 до стены дома № *7 – 7.95 м.

Указанное заключение эксперта в данной части суд не принимает во внимание, поскольку при обследовании дома, расположенного по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7 не осуществлен осмотр внутренних конструкций здания. При производстве экспертизы эксперт руководствовался только наружным осмотром дома и материалами дела (т. 1, л.д. 202), вследствие чего указанные в заключении выводы, без учета внутренних конструктивных признаков указанного дома, суд считает недостоверными.

Согласно проведенной ООО «Экспертное бюро г. Ижевска» дополнительной судебной строительно-технической экспертизы (т. 1, л.д. 269-289), исходя из класса пожарной опасности и степени огнестойкости домов, расположенных по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *5 (класс пожарной опасности - С3, степень огнестойкости - IV), и г. Камбарка, ул. Л., *7 (класс пожарной опасности - С1, степень огнестойкости - II), минимальное расстояние между указанными строениями должно приниматься равным 12 метрам.

Таким образом, судом установлено, что противопожарное расстояние между домами № *5 и № *7 ул. Л., г. Камбарка, не выдержано. В соответствии с проведенными замерами эксперта указанное расстояние от стены дома № *5 до стены дома № *7 составляет 7,93 метра.

Однако, учитывая наличие указанного нарушения, истцом П. суду не представлено достаточных и бесспорных доказательств того, что указанное нарушение является для нее существенным, что в свою очередь в силу ст. 222 ГК РФ существенность нарушения градостроительных норм и правил является обязательным условием признания строения самовольной постройкой. В связи с этим суд не находит достаточных оснований для признания дома Ж.А. самовольной постройкой лишь на том обстоятельстве, что им были нарушены противопожарные разрывы на 4.07 метра.

Судом их заключения эксперта ООО «Экспертное бюро г. Ижевска», договора на выполнение противопожарных работ от xx.07.2011 г., протокола испытаний по контролю качества огнезащитной обработки деревянных конструкций от xx.07.2011 г., имеющихся в материалах дела фотографий, установлено, что дом ответчиков выстроен из пеноблока, облицован кирпичом, кровля из металлочерепицы, перекрытие цокольное железобетонное, элементы чердачного перекрытия деревянные, обработанные противопожарными пропитками (т.1, л.д. 272-273,315,317).

Само по себе ненормативное расположение объекта незавершенного строительства, принадлежащего ответчикам, не свидетельствует о нарушении прав истца со стороны ответчиков.

На нарушение противопожарного разрыва между домом ответчиков и гаражом истец П. не ссылалась. В заключении эксперта указано, что хозяйственное строение (гараж), расположенный во дворе дома № *5, в техническом паспорте не отображено и со слов истицы является временным, так как на этом месте планируется устройство автомобильной площадки (т.1, л.д. 278).

Доводы П. о том, что при строительстве дома Ж.А. не предусмотрел отступ от границы спорных земельных участков в 3 метра суд считает безосновательными, поскольку в СНиП 2.07.01-89 «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений» не содержит указанных требований. Указывая на данное обстоятельство, П. А.В. ссылается на «Правила землепользования и застройки территории МО «Камбарское» - городское поселение», утвержденные решением Совета депутатов МО «Камбарское» от xx.12.2008 г. Указанную ссылку суд считает несостоятельной, поскольку строительство дома Ж.А. начал в 1998 г. и в этот период указанные правила еще приняты не были. Кроме того, согласно архивной справке № 8-т от xx.01.2011 г., выданной Администрацией Камбарского района, в документах исполкома Камбарского горсовета народных депутатов за 1994 г., в документах администрации Камбарского района за 1994-1998 г.г., документах администрации г. Камбарки за 1994-1998 г.г. Правила землепользования и застройки территории по г. Камбарка и Камбарскому району не числятся. Таким образом, суду не представилось возможным установить нормативные акты органов местного самоуправления, которыми бы предусматривались вышеуказанные расстояния при застройке на территории Камбарского района и г. Камбарка. Также П. не предоставлено суду и иных доказательств, с достоверностью свидетельствующих об обязанности Ж.А. при возведении им жилого дома отступить от границы их смежных участков расстояние в 3 метра.

Заключения строительных экспертиз в части того, что Ж.А. не соблюдены отступы от границы земельных участков также не могут быть приняты судом во внимание, поскольку они основаны на положениях «Правил землепользования и застройки территории МО «Камбарское» - городское поселение», принятых в 2008 году.

Согласно абз. 3 ч. 3 ст. 222 ГК РФ право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанным лицом, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан. Исходя из смысла указанной нормы, возведением самовольной постройки могут быть нарушены права и законные интересы собственника или иного законного владельца земельного участка, на котором возведена самовольная постройка, или граждан, если сохранением такой постройки создана угроза их жизни и здоровью.

В своих доводах истец П. ссылается на нарушение незаконной постройкой Ж.А. ее прав в части того, что возведенным Ж.А. домом затемняется ее двор и жилой дом, ограничивается доступ солнечного света.

В соответствии с п. 2.12 СНиП 2.07.01-89* "Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений" расстояние между жилыми, жилыми и общественными, а также производственными зданиями следует принимать на основе расчетов инсоляции и освещенности в соответствии с нормами инсоляции, приведенными в п. 9.19 настоящих норм, нормами освещенности, приведенными в СНиП II-4-79, а также в соответствии с противопожарными требованиями, приведенными в обязательном приложении 1. Между длинными сторонами жилых зданий высотой 2-3 этажа следует принимать расстояния (бытовые разрывы) не менее 15 м, а высотой 4 этажа – не менее 20 м, между длинными сторонами и торцами этих зданий с окнами из жилых комнат не менее 10 м. Указанные расстояния могут быть сокращены при соблюдении норм инсоляции и освещенности, если обеспечивается непросматриваемость жилых помещений (комнат и кухонь) из окна в окно.

В ходе предварительного судебного заседания от хх июля 2011 г. при решении вопроса о назначении дополнительной судебной строительно-технической экспертизы судом было предложено истцу П. поставить перед экспертами вопрос по инсоляции, от чего П. отказалась. Бесспорных доказательств, подтверждающих затемнение земельного участка и дома П. суду не представила, вследствие чего указанные доводы суд не принимает во внимание.

Также основанием иска П. указан тот факт, что дом Ж.А. представляет для нее и членов ее семьи опасность, а также создает угрозу причинения вреда ее имуществу, поскольку имеется возможность в зимний период схода снежных масс, а также затопление ее участка сточными водами с крыши дома Ж.А. на ее участок.

Согласно заключению экспертов ООО УМЦ «Компас», СНиП 2.07.01-89* «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений», СНиП 31-02-2001 «Дома жилые одноквартирные», СНиП II-26-76 «Кровли» и др. не содержат требований по ограничению (запрету) схода снежных масс, льда, сточных вод с крыш жилых домов. Такие требования обеспечиваются требованиями Правил землепользования и застройки муниципальных образований - минимальный отступ от домов до границы соседнего земельного участка должен составлять не менее 3 м. Конструкция крыши («ломанная»), использование при строительстве крыши дома № *7 кровельного покрытия (металлочерепица), обладающего выраженными антифрикционными свойствами (имеющим малый коэффициент трения), способствуют неконтролируемому сходу снежных масс, льда. Система наружного водостока не оборудована водосточными трубами. Экспертами сделан вывод, что опасность причинения вреда здоровью граждан и имуществу, находящихся на земельном участке по адресу: УР, г. Камбарка, ул. Л., д. *5, в результате схода снежных масс, льда, сточных вод с крыши дома, расположенного по адресу: УР, г. Камбарка, ул. Л., д. *5, имеется.

Суд, не принимает во внимание указанное заключение в части вывода о том, что имеется опасность в результате схода снега и льда, поскольку заключение экспертизы давалось в отсутствии снегозадерживающих установок. Указанные снегозадержатели были установлены Ж.А. осенью 2011 г., что установлено в ходе судебного заседания и сторонами не оспаривается. При таких обстоятельствах заключение эксперта не может служить бесспорным доказательством нарушения прав П.

Ж.А. был признан факт того, что в марте 2011 г. произошел сход снега с крыши его дома во двор П. (т.1, л.д.169; т.2, л.д. 125оборот). Однако данный факт произошел в аномально снежную зиму 2010-2011 года, как об этом поясняли участники процесса, и в отсутствие снегозадержателей на крыше дома Ж.А. После установки им снегозадерживающих устройств, П. не представлено доказательств о фактах схода снега с крыши дома Ж.А. в зиму 2011-2012 г.

Суд, не принимает во внимание указанное заключение в части вывода о том, что имеется опасность в результате схода сточных вод с крыши, поскольку осмотром было установлено наличие организованного водоотвода частью смонтированной водосточной системы в виде подвесных желобов, смонтированных под скатами крыши. На фотографии (т.1, л.д.238) запечатлен данный желоб, который устроен по всей длине крыши. П. пояснила, что вода с желоба вытекает на улицу (т.2, л.д. 102 оборот). Заключение эксперта в данной части не мотивировано: каким образом может выразиться опасность, по какой причине, каким образом может произойти сход воды с крыши на территорию П. при наличии водоотводящего устройства, экспертами ничего не сказано. При таких обстоятельствах заключение эксперта в данной части не может служить бесспорным доказательством нарушения прав П.

Довод П., что с середины желоба течет на её участок, не подтвержден никакими доказательствами.

Таким образом, П. не доказан факт затопления ее двора сточными водами, стекающими с крыши дома Ж.А. Представленная в дело фотография фрагмента двора П. (т.1, л.д.192) не может служить достоверным доказательством этого факта, поскольку не доказывает, что изображенная на фотографии лужа воды образовалась именно от сточных вод и снега, сошедших с крыши дома Ж.А.

Согласно заключению судебной строительно-технической экспертизы, проведенной ООО «Экспертное бюро г. Ижевска» опасность причинения вреда здоровью граждан и имуществу, находящихся на земельном участке по адресу: УР, г. Камбарка, ул. Л., *5, возникает при нарушении правил пользования и эксплуатации строения. При эксплуатации дома в соответствии с правилами и нормами технической эксплуатации жилищного фонда опасность причинения вреда здоровью и имуществу, находящихся на земельном участке по адресу: УР, г. Камбарка, ул. Л., *5, минимальна (т.1, л.д.282).

Кроме того, и при доказанности падения осадков с крыши дома ответчиков на земельный участок истца, устранение данного нарушения возможно и без сноса строения Ж., что позволяет говорить от несоразмерности избранного истцом способа защиты нарушенного права.

Таким образом, суд приходит к выводу о недоказанности истцом П. того, что возведенной Ж.А. постройкой, расположенной по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7, нарушены права и законные интересы П. ; что указанной постройкой создана угроза ее жизни и здоровья; что при постройке указанного строении Ж.А. существенно нарушил градостроительные нормы и правила.

Согласно правовой позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в абзаце 3 пункта 26 постановления от xx.04.2010 N 10/22, если иное не установлено законом, иск о признании права собственности на самовольную постройку подлежит удовлетворению при установлении судом того, что единственными признаками самовольной постройки являются отсутствие разрешения на строительство и/или отсутствие акта ввода объекта в эксплуатацию, к получению которых лицо, создавшее самовольную постройку, предпринимало меры. В этом случае суд должен также установить, не нарушает ли сохранение самовольной постройки права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает ли угрозу жизни и здоровью граждан.

Как ранее установлено судом Ж.А. предпринимал попытки получить разрешение на строительство в отделе архитектуры и градостроительства Администрации Камбарского района. Судом также по делу установлено, что объект незавершенного строительства не нарушает права и охраняемые законом интересы истца и не создает угрозу для её жизни и здоровья.

Отказывая в исковых требованиях П. к Ж.А. и Ж.Т. о признании незавершенного строительством жилого дома самовольной постройкой и обязании ответчиков снести его, взыскании судебных расходов, суд учитывает выбранный истицей способ восстановления права, который не является единственно возможным в данной ситуации.

Как следует из анализа ст. ст. 1, 12, 304 ГК РФ, законный владелец вправе осуществлять свои права по своему усмотрению, однако в определенных границах, не допускающих неправомерное нарушение прав и законных интересов других лиц. Таким образом, удовлетворение требований истицы о восстановлении ее прав в выбранном ею способе (сносе объекта незавершенного строительства) возможно только при отсутствии несоразмерных нарушений прав ответчиков, которые могут возникнуть в результате совершения указанных действий.

Таким образом, в удовлетворении исковых требований П. к Ж.А. и Ж.Т. о признании незавершенного строительством жилого дома, расположенного по адресу: УР, г. Камбарка, ул. Л., д. *7, самовольной постройкой и обязании снести его в месячный срок со дня вступления решения суда в законную силу, суд считает необходимым отказать.

Поскольку в удовлетворении иска П. отказано, то необходимо отказать ей в удовлетворении требования к Ж.А. и Ж.Т. о взыскании солидарно судебных расходов.

Рассматривая требования встречного иска об установлении границы земельных участков по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *5, и г. Камбарка, ул. Л., *7, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. 60 Земельного Кодекса РФ нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случаях самовольного занятия земельного участка. Действия, нарушающие права на землю граждан и юридических лиц или создающие угрозу их нарушения, могут быть пресечены путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

В силу ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

В соответствии с ч. 7 ст. 38 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости» местоположение границ земельного участка устанавливается посредством определения координат характерных точек таких границ, то есть точек изменения описания границ земельного участка и деления их на части.

Описание местоположения границ земельного участка, в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 7 названного Федерального закона является уникальной характеристикой земельного участка, вносимой в Государственный кадастр недвижимости.

При этом ч. 5 ст. 38 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости» предусмотрено, что местоположение границ земельного участка указывается в межевом плане, составленном по результатам кадастровых работ в отношении земельного участка.

В соответствии с ч. 3 ст. 1 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости» государственным кадастровым учетом земельного участка признаются действия уполномоченного органа по внесению в государственный кадастр недвижимости сведений о таком земельном участке, которые подтверждают его существование с характеристиками, позволяющими определить такой земельный участок в качестве индивидуально-определенной вещи, или подтверждают прекращение его существования.

Таким образом, границы земельного участка считаются определенными в соответствии с законодательством Российской Федерации в случае, если местоположение границ земельного участка внесено в государственный кадастр недвижимости в порядке, установленном Федеральным законом «О государственном кадастре недвижимости».

В соответствии с п. 9 ст. 38 ФЗ № 221 от xx.07.2007 г. «О государственном кадастре недвижимости» при уточнении границ земельного участка их местоположение определяется исходя из сведений, содержащихся в документе, подтверждающем право на земельный участок, или при отсутствии такого документа из сведений, содержащихся в документах, определявших местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае, если указанные в настоящей части документы отсутствуют, границами земельного участка являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.

В соответствии с ч. 5 ст. 40 вышеназванного закона споры, не урегулированные в результате согласования местоположения границ, после оформления акта согласования границ разрешаются в установленном Земельным кодексом Российской Федерации порядке.

Согласно абзацу 2 пункта 7 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации местоположение границ земельного участка и его площадь определяются с учетом фактического землепользования в соответствии с требованиями земельного и градостроительного законодательства. Местоположение границ земельного участка определяется с учетом красных линий, местоположения границ смежных земельных участков (при их наличии), естественных границ земельного участка.

В соответствии с ч. 1 ст. 64 Земельного Кодекса РФ земельные споры рассматриваются в судебном порядке.

Межевание к моменту разрешения спора сторонами не проведено. Описание местоположения границ земельных участков в государственный кадастр недвижимости не внесено.

Истец по встречному иску Ж.А. просит установить границу земельного участка между домовладениями расположенными по адресам: г. Камбарка, ул. Л., *5 и г. Камбарка, ул. Л., *7, в соответствии с межевым планом границ земельного участка расположенного по адресу г. Камбарка, ул. Л., *7, выполненной ООО «Земельно-кадастровый центр Камбарского района» xx.11.2010 года по точкам под номерами Н10:Н11:Н1 с переносом точки H11 на 18 см в сторону земельного участка расположенного по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *5.

В соответствии с п. 9 ч. 3 ст. 27 ФЗ № 221 от xx.07.2007 г. «О государственном кадастре недвижимости» земельный участок, принадлежащий Ж.А. не был поставлен на кадастровый учет, поскольку смежный землепользователь участка, расположенного по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *5 – П. не согласилась с расположением границы по точкам Н10 и Н11, указанным в межевом плане (т. 1, л.д. 64-75).

Как установлено судом и сторонами не оспаривалось, дом, располагавшийся по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7, который в 1992 г. приобрел Ж.А. (т. 2, л.д. 7), располагался на границе земельных участков по ул. Л., *5 и ул. Л., *7. На это также указывает план земельного участка в техническом паспорте на дом, располагавшийся по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7 (т. 1, л.д. 310).

В заявлении от xx.10.2010 г., адресованном ООО «Земельно-кадастровый центр Камбарского района» (т. 1, л.д. 75), а также в ходе судебных заседаний П. указывает на тот факт, что граница ее земельного участка по отношению к земельному участку Ж.А. проходит по деревянному забору, поставленному Ж.А. в 1996 году. Указанное обстоятельство также не оспаривается Ж.А., который пояснял, что деревянный забор был поставлен им по линии стены снесенного им дома. Кроме того, на наличие данного забора указывал Свид № 1 (л.д. 19).

Таким образом, суд учитывает то обстоятельство, что вышеуказанный деревянный забор являлся границей фактического использования земельных участков с адресами: ул. Л., *5 и ул. Л., *7.

Как установлено выше, в соответствии с планом земельного участка, указанного в техническом паспорте на домовладение по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *7, расстояние земельного участка по фасаду составляет 14.8 м.

В соответствии с Актом о проведении контрольных обмеров земельных участков от xx.05.2002 г. (т.1, л.д.12; т.2, л.д.28-29), проведенных Администрацией г. Камбарка УР по заявлению Ж.А. о самовольном переносе части забора, установлено, что размер участка Ж.А. по линии фасада по документам составляет 14,8 м, фактический размер 14,52 м. На момент обследования деревянный забор примыкает вплотную к выступающим частям цоколя строящегося дома. Явных следов переноса забора не установлено, но имеются косвенные факты возможного изменения положения забора – свежие пропилы по всей высоте забора в месте примыкания забора к строящемуся дому, загнутые концы арматуры.

Таким образом, согласно указанному акту длина земельного участка Ж.А. по фасаду сократилась на порядок 30 см (14.80-14.52=28). Прямых доказательств переноса указанного забора не установлено, однако на момент осмотра имелись свежие пропилы по всей высоте забора в месте примыкания забора к строящемуся дому, имелось сокращение длины участка по фасаду, загнутые концы арматуры, что является косвенным доказательством переноса П. забора.

В материалы дела сторонами представлены Акты о проведении контрольных обмеров земельных участков от xx.05.2002 г. Акты, содержащиеся в т.1 л.д.25 и в т.2 л.д.12, суд не учитывает, так как в них имеются расхождения по размерам, указанным в приложении к акту, а именно в Копии обмеров (т.1, л.д.12).

В соответствии со схемой расположения жилых домов по ул. Л., *5 и ул. Л., *7, составленной представителем администрации МО «Камбарское» Г. (л.д. 56), размер участка Ж.А. по линии фасада составляет – 14.82 м (0.37+11.5+2.9). Расстояние от забора до строящегося дома по линии фасада составляет 0.37 м. Расстояние от забора до строящегося дома в стороне, противоположной фасадной, составляет 0.25 м. Указанные размеры были подтверждены показаниями Г., который был допрошен в качестве свидетеля в ходе предварительного судебного заседания от xx.01.2011 г. (т. 1, л.д. 89оборот- 90оборот). В частности Г. показал, что проводил замеры относительно металлического забора, сделанного из профнастила.

В ходе судебного заседания П. не отрицала факта установления ею забора из профнастила. Пояснила, что указанный забор поставила в сентябре 2010 г. с отступом от стены дома Ж.А. на 10 см в сторону своего участка. Пояснила, что указанный забор установила в целях недопущения попадания строительного мусора на свой участок с участка Ж.А. (т. 1, л.д. 88).

В соответствии с межевым планом, выполненным ООО «Земельно-кадастровый центр Камбарского района» (т.1, л.д.64-74), расстояние от точки Н9 до точки Н10 составляет 0.3 м, где, согласно показаниям свидетеля Коробейникова Ю.В., точка Н9 – взята как угол строящегося дома, Н10 – является углом участка. Общее расстояние от точки Н10 до Н7 (по линии фасада) составляет 14.8 м. ((Н9-Н10)+(Н8-Н9)+(Н8-Н7) = 0.3+11.45+3.05= 14.8 м). Указанное расстояние практически полностью совпадает с замерами, осуществленными представителем администрации МО «Камбарское» Г., которые составляют по фасаду здания 14.82 м (т.1, л.д. 56).

В ходе судебного заседания были допрошены свидетели С., З., Ч., Свид. № 3, которые показали, что в момент закладки фундамента дома Ж.А. расстояние от края фундамента (вырытого котлована) до деревянного забора, который разграничивал земельный участок Ж.А. с земельным участком П., по всей его длине составляло 40-50 см.

Судом установлено и сторонами не оспаривалось, что дом Ж.А. построен в пределах своего участка. Спорная граница при межевании определялась по имеющемуся тогда забору из профнастила, на что также указывает совпадение замеров, сделанных представителем администрации МО «Камбарское» Г. и замеров, сделанных ООО «Земельно-кадастровый центр Камбарского района». Ссылка ответчика по встречному иску П. на тот факт, что межевание проводилось относительно деревянного забора, несостоятельна, поскольку указанный факт не нашел своего подтверждения в ходе судебного следствия. Кроме того, согласно измерениям, указанным в межевом плане расстояние от угла дома до края земельного участка (т. Н9-Н10) составляет порядка 30 см. Тогда как согласно представленным в материалы дела фотографиям (т.1, л.д. 7, фото №2, фото № 3), сделанных xx.10.2010 г., деревянный забор у левого угла линии фасада дома Ж.А. вплотную прилегает к дому, что визуально не может подтвердить наличия между указанным забором и домом расстояния в 30 см.

Кроме того, из имеющихся в деле фотографиях № 2 и № 4 (т. 1, л.д. 7-8) видно, что деревянный забор располагается между домом и забором, сделанным из профнастила, но по длине дома он находится в полуразрушенном состоянии.

Поскольку ранее деревянный забор имел определенный отступ от стены, имелись косвенные признаки смещения указанного забора, а забор из профнастила был поставлен вплотную к нему, фактически заменяя деревянный забор, межевание земельного участка по ул. Л., *7, проведено по металлическому забору, то суд считает необходимым определить место положения границы спорных земельных участков по межевому плану.

При этом, как указывалось выше, расстояние от забора до строящегося дома в стороне, противоположной фасадной, согласно замерам Г., составляет 0.25 м.

Согласно фотографии, представленной ответчиком Ж.А. (т.1, л.д.98), расстояние от столба забора из профнастила до стены строящегося дома в стороне, противоположной фасадной, составляет 22 см. Указанное обстоятельство установлено судом и сторонами не оспаривалось.

Как установлено судом, ранее границей спорных земельных участков являлся деревянный забор, от которого Ж.А., при строительстве дома отступил порядка 40 см вглубь своего участка по всей линии фундамента, что подтвердилось показаниями допрошенных в ходе судебного заседания свидетелей. Таким образом, устанавливая границу фактического землепользования, суд считает, что точка Н11 согласно межевому плану должна быть смещена в сторону земельного участка, расположенного по адресу: г. Камбарка, ул. Л., *5, на 18 см (40-22= 18 см).

Суд не принимает предложенный экспертом Филиала ФГУП «Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ» по УР вариант прохождения границы (т.2, л.д.81), т.к. в нем не отражены точки координат.

Исходя из вышеизложенного, суд считает необходимым установить границу земельных участков, расположенных по адресам: г. Камбарка, ул. Л., д. *5, и г. Камбарка, ул. Л., д. *7, в соответствии с межевым планом границ земельного участка, расположенного по адресу: г. Камбарка, ул. Л., д. *7, выполненным ООО «Земельно-кадастровый центр Камбарского района» хх ноября 2011 г., по точкам под номерами Н10:Н11:Н1 с переносом точки Н11 на 18 сантиметров в сторону земельного участка, расположенного по адресу: г. Камбарка, ул. Л., д. *5. Указанная граница, с учетом всех установленных судом обстоятельств, практически совпадает с ранее существовавшей границей земельных участков, которой, исходя из фактического землепользования, являлся деревянный забор, установленный Ж.А. по линии западной стены ранее находившегося и позднее Ж.А. снесенного дома на его участке.

Поскольку судом граница указанных земельных участков определена согласно межевому плану с переносом точки Н11 на 18 см в сторону участка П., то часть существующего ограждения, осуществленного П., фактически находится на территории участка Ж.А., так как окончание указанного ограждения фактически примыкает к дому Ж.А., и расстояние от забора до строящегося дома в стороне, противоположной фасадной, составляет 0.22 м., что нарушает права Ж.А. на использование указанной части земельного участка, на котором имеется часть ограждения П.

Поэтому суд считает необходимым обязать П. осуществить демонтаж существующего ограждения – забора из профнастила, находящегося между земельными участками, расположенными по адресам: г. Камбарка, ул. Л., д. *5, и г. Камбарка, ул. Л., д. *7.

Доводы П. о том, что граница спорных земельных участков проходит по западной стене дома Ж.А. и что указанный дом построен на меже в ходе рассмотрения настоящего дела не нашли своего подтверждения. Достаточных доказательств, подтверждающих указанные доводы П., в суд не представлено. Ссылку П. о том, что по результатам межевания, проведенного Ж.А., длина ее участка по фасаду сократилась на 0.9 м, суд не принимает во внимание, поскольку доказательств того, что указанное сокращение ее участка произошло за счет увеличения участка Ж.А. не представлено. В ходе проведения межевания, а также в ходе проведения контрольных замером, осуществленных представителем администрации МО «Камбарское» Г. длина участка Ж.А. по фасадной линии совпала с незначительным расхождением в две сотые метра (14.80 м – по межеванию, 14.82 м – по замерам Г.). Также П. не представлено в обосновании своих доводов доказательств того, что уменьшение размеров ее участка и сохранение при этом размеров участка Ж.А. осуществилось за счет других землепользователей, участки которых граничат с участком Ж.А.

Ссылка П. о том, что согласно проведенной землеустроительной экспертизе граница спорных земельных участков проходит по стене дома Ж.А. (т. 2, л.д. 102) суд расценивает как неправильную оценку имеющихся доказательств, поскольку в указанном заключении (т. 2, л.д. 82-93) экспертом установлена лишь фактическая сложившаяся граница на момент проведения экспертизы, которая в настоящее время проходит по линии западной стены дома Ж.А. В самом заключении эксперта (т.2, л.д.88, абз.2) указано, что в настоящее время не представляется возможным определить, где проходила граница смежных земельных участков, расположенных по адресам: г. Камбарка, ул. Л., *5, и г. Камбарка, ул. Л., *7, на хх марта 1998 г. и чем она определялась.

Доводы П. о том, что Ж.А. в 1998 г. закладывал фундамент жилого дома на своем участке вплотную к деревянному забору, являющемуся тогда границей спорных участков (т.2, л.д.102), в судебном заседании подтверждения не нашли и были опровергнуты показаниям свидетелей, в частности показаниями Свид. № 3, согласно которым расстояние от забора до котлована было сантиметров 40, что это расстояние было, по его мнению, до конца забора. Забор был деревянный и не стоял на границе с котлованом, так как он бы упал.

Суд считает необходимым отказать в удовлетворении требований Ж.А. об установлении ограждение на границе земельных участков, исходя из того, что установление ограждений на границе земельных участков является правом смежных землепользователей и нормативного закрепления обязанности об установлении ограждений на указанных границах не имеется. Кроме того, граница смежных участков является общей для сторон.

Согласно ч. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Согласно ч. 1 ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Согласно ст. 94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся расходы на оплату услуг экспертов.

Решение суда вынесено в пользу ответчика (истца по встречному иску) Ж.А., которым оплачены государственная пошлина в размере ххх рублей (т.2, л.д. 3) и услуги эксперта в размере хх ххх рублей (т. 1, л.д. 292).

Следовательно, в силу ст. 98 ГПК РФ с истца (ответчика по встречному иску) П. в пользу ответчика (истца по встречному иску) Ж.А. подлежат взысканию указанные расходы.

 

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Решил:

В удовлетворении исковых требований П. к Ж.А. и Ж.Т. о признании незавершенного строительством жилого дома, расположенного по адресу: УР, г. Камбарка, ул. Л., д. *7, самовольной постройкой и обязании снести его в месячный срок со дня вступления решения суда в законную силу, взыскании судебных расходов - отказать в полном объеме.

Исковые требования Ж.А. к П. об установлении границы смежных земельных участков, понуждении к демонтажу ограждения, располагающегося между земельными участками, к понуждению установке ограждения на границе земельных участков и взыскании судебных расходов - удовлетворить частично.

Установить границу земельных участков, расположенных по адресам: г. Камбарка, ул. Л., д. *5, и г. Камбарка, ул. Л., д. *7, в соответствии с межевым планом границ земельного участка, расположенного по адресу: г. Камбарка, ул. Л., д. *7, выполненным ООО «Земельно-кадастровый центр Камбарского района» хх ноября 2011 г., по точкам под номерами Н10:Н11:Н1 с переносом точки Н11 на 18 сантиметров в сторону земельного участка, расположенного по адресу: г. Камбарка, ул. Л., д. *5.

Обязать П. в месячный срок со дня вступления решения суда в законную силу за счет собственных средств осуществить демонтаж существующего ограждения, находящегося между земельными участками, расположенными по адресам: г. Камбарка, ул. Л., д. *5, и г. Камбарка, ул. Л., д. *7.

В удовлетворении искового требования Ж.А. к П. об обязании установить ограждение на границе земельных участков отказать.

Взыскать с П. в пользу Ж.А. судебные расходы по оплате госпошлины в размере ххх рублей и по оплате экспертизы в размере хх ххх рублей.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный суд Удмуртской Республики через Камбарский районный суд Удмуртской Республики в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Полный текст решения изготовлен хх мая 2012 года.

 

Судья С.Л. Ефимов