Юридические услуги адвоката с судейским опытом
Помогаю людям. Это точно.
Ефимов С. Л.
Телефон:
Адрес:
г. Ижевск, ул. Пушкинская, 116

Работник восстановлен на работе, т.к. был уволен в период приостановления работы

Дело № 2-89/2011
РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
г. Камбарка 21 апреля 2011 года

Камбарский районный суд Удмуртской Республики в составе:
Председательствующего судьи Ефимова С.Л.,
При секретаре Дьячковой Т.Г.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению А. к ЗАО "С" о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов,

УСТАНОВИЛ:

А. обратился в Камбарский районный суд УР с иском к ЗАО "С" о признании незаконным приказа №**, восстановлении его в ранее занимаемой должности <данные изъяты> ЗАО "С", взыскании с ответчика среднего заработка за время вынужденного прогула, начиная с 30 ноября 2010 года по день восстановления в занимаемой должности из расчета среднедневного заработка - 1 000 руб., компенсации морального вреда в сумме 10000 руб. и судебных расходов по оплате услуг адвоката за составление искового заявления в сумме 2 000 руб.

Исковые требования мотивированы тем, что на основании приказа №** он был уволен из ЗАО "С" с должности <данные изъяты> с 30 ноября 2010 года, основание увольнения ему до настоящего времени не известно, так как копия данного приказа работодателем ему до настоящего времени не вручена, вместе с тем он по всей видимости от работодателя был уволен на основании ст. 81 п. 6 п.п. «а» Трудового кодекса РФ - в связи с отсутствием на рабочем месте без уважительной причины в течение всего рабочего дня (прогул).

Считает, что указанный приказ работодателем вынесен незаконно и подлежит признанию таковым в судебном порядке, а он должен быть восстановлен на работе в ранее занимаемой мной должности <данные изъяты> ЗАО "С" по следующим основаниям.

Во-первых, он необоснованно уволен с должности <данные изъяты> ЗАО "С" на основании п.п. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса, за совершение прогула, то есть за отсутствие на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня. Указанных действий не совершал, на рабочем месте не отсутствовал. С июля 2010 года работодателем ему был ограничен доступ на территорию ЗАО "С", в том числе и на его рабочее место в офисное здание, расположенное по адресу: <данные изъяты>.

Кроме того, работодателем ему продолжительное время не выплачивается заработная плата, а также с июля 2010 года на должность <данные изъяты> ЗАО "С" был назначен и Г.А.Н., в связи с чем 27 сентября 2010 года обратился к работодателю с заявлением, что ему неизвестно его новое рабочее место, не определены функциональные обязанности. При этом попросил работодателя определить место работы и перечень его функциональных обязанностей, одновременно с этим уведомил работодателя, что приостанавливает исполнение своих служебных обязанностей до погашения задолженности по выплате причитающейся ему заработной платы и компенсации за неиспользованный им отпуск за 6 лет.

С указанного времени и до сегодняшнего дня работодателем не был уведомлен об указанном им перечне его служебных обязанностей и трудовой функции. Также работодателем не было определено рабочее место. Место расположения ЗАО "С" в настоящее время изменено, офисное помещение указанной организации расположено по адресу: <данные изъяты>, куда также не имеет доступа.

Иными словами, он работодателем фактически был лишен своего места работы и его отсутствие на рабочем месте, если таковое имело место, носило вынужденный характер, так как сам работодатель препятствует ему исполнять трудовые обязанности. Кроме того, сам работодатель не определил, в чем состоит круг его трудовых обязанностей.

Во-вторых, работодателем нарушен порядок его увольнения. Так в нарушение требований ст. 192 - 193 Трудового кодекса РФ, работодателем до вынесения приказа о его увольнении за прогул не истребовал от него объяснительную о причинах отсутствия на рабочем месте, если таковое имело место.

Кроме того, в нарушение требований ст. 193 Трудового кодекса РФ, с указанным приказом об увольнении, а фактически о применении в отношении него дисциплинарного взыскания работодателем под роспись уведомлен не был, копия приказа об увольнении ему не вручалась.

В связи с изложенным, вынесенный ЗАО "С" приказ №** о его увольнении с должности <данные изъяты> ЗАО "С" подлежит признанию незаконным в судебном порядке, а он должен быть восстановлен на работе в ранее занимаемой должности.

Кроме того, с ответчика ЗАО "С" в его пользу должен быть взыскан средний заработок за время вынужденного прогула, начиная с 30 ноября 2010 года (дня увольнения) по день вынесения судебного решения по заявленному иску из расчета среднедневного заработка - 1 000 рублей 00 копеек.

Также с ответчика в его пользу подлежит взысканию компенсация морального время в связи с его незаконным увольнением, и нарушением в связи с этим его трудовых прав. Сумму компенсации причиненного морального вреда оценивает в 10 000 руб.

Кроме того, с ответчика в его пользу подлежат взысканию понесенные им расходы по оплате услуг адвоката за составление настоящего искового заявления в сумме 2 000 руб.

В ходе судебного разбирательства истец представил в суд дополнение к иску (л.д.137), в котором указал, что работодателем с занимаемой им должности был уволен незаконно, так как 27 сентября 2010 года им в ЗАО "С" подано заявление о приостановлении работы в связи с наличием значительной задолженности по заработной плате. Работа была приостановлена до погашения ЗАО "С" данной задолженности, которая работодателем на момент его увольнения не погашена.

В соответствии с действующим трудовым законодательством увольнение в период приостановки работы не допускается. Таким образом, ЗАО "С" нарушен порядок увольнения, предусмотренный действующим законодательством.

Кроме того, он должен быть восстановлен на работе по основаниям, указанным им ранее в поданном иске.

Кроме того, с ответчика ЗАО "С" в его пользу должен быть взыскан средний заработок за время вынужденного прогула, начиная не с 30 ноября 2010 года, как это было ранее указано в поданном им иске, а с 01 июня 2010 года (со дня его фактического увольнения, согласно изданному ЗАО "С" приказу) по день вынесения судебного решения по заявленному иску и восстановления его на работе в ранее занимаемой должности из расчета среднедневного заработка - 564 рубля 37 копеек.

В судебное заседание истец А. не явился, о времени и месте заседания уведомлен надлежащим образом, в суд представил заявление о рассмотрении дела без его участия. Дело рассмотрено в отсутствие истца в порядке ст. 167 ГПК РФ.

В судебном заседании представитель истца В., действующий на основании доверенности, исковые требования поддержал в полном объеме. Пояснил, что когда к работе в должности <данные изъяты> приступил Г.А.Н., А. было сказано: «Вы у нас больше не работаете, забирайте свою технику и освобождайте территорию». В связи с этим А. вынужден был технику, которая стояла на территории ЗАО "С", перегнать. В основном техника стояла на соседней территории по <данные изъяты>, которая была арендована. Остатки техники А. вынужден был перегнать, и после этого работники ЗАО "С" заварили металлическими листами проход между территориями <данные изъяты>, и закрыли ворота на территории ЗАО "С" по <данные изъяты>, таким образом ограничив доступ А. на территорию ЗАО "С". Поменяли замки в офисном помещении, чтобы он не мог туда войти. Поэтому А. и не мог пройти, хотя все знали, где он находится, что ухаживает за своей техникой. По представленным ответчиком документам А. с 1.06.2010 г. отсутствует на рабочем месте. Должность <данные изъяты> ЗАО "С" вводится 25.06.2010 г., при этом с отсутствием права подписи финансовых документов. Говорят о мифическом увеличении объёмов работы, в связи с чем была вызвана необходимость введения данной должности. Представители ответчика сами себе противоречат: если работник практически отсутствует и собирается увольняться, вводится новая должность. 27.09.2010г. А. вручили письмо с требованием представить объяснение. Это было после того, как А. направил ответчику письмо о приостановлении работы. Факт приостановления работы носил вынужденный характер. Факт наличия задолженности по заработной плате ответчиком не отрицается. В претензии А. от 22.09.10г., которую он вручал Г.А.Н. возле ворот ЗАО "С", стоит подпись Г.А.Н. Уже после этого ответчиком было направлено истцу требование о том, чтобы он написал объяснительную по поводу невыхода на работу. После получения этого требования А. 27.09.2010г. было в адрес генерального директора ЗАО "С" Г.А.Н. направлено письмо, которое он также вручил Г.А.Н. под подпись. Данные обе претензии, и от 22.09.2010г., и от 27.09.2010г., лично в руки передавал Г.А.Н. под роспись.В материалах дела имеется заключение эксперта, подтверждающее, что директор ЗАО "С" лично получил уведомление А. о приостановлении работы. Он ему вручил это уведомление, ответчик только хочет ввести суд в заблуждение.

Представитель ответчика Г.Л.Ф., действующая на основании доверенности, и иском не согласилась и пояснила, что ЗАО "С" расположено по адресу: <данные изъяты>. Рядом, по адресу: <данные изъяты>, находится территория, принадлежащая <данные изъяты>. По договору аренды ЗАО "С" пользовалось этой территорией и размещало на ней часть своей техники. А. чаще находился там, чем в офисном здании, где у него было своё рабочее место. А. с 1 сентября 2004 г. был принят на должность <данные изъяты> ЗАО "С", с 1 июня 2010 г. он фактически прекратил свою трудовую деятельность в связи с созданием другого предприятия, в котором он является <данные изъяты>. С 1 июня 2010г. до 27 сентября 2010 г. от него не поступало никаких сведений в связи с чем прекращает работу и не является на работу. Поэтому работодатель вынужден был вести табель учёта рабочего времени, в котором зафиксировал факт отсутствия его на рабочем месте. Только после того, как в данный период времени с 1 июня 2010г. по 27 сентября 2010 г. с А. неоднократно встречался как прежний директор, так и нынешний, и просили его решить вопрос об увольнении, А. прямо говорил о том, что у него другое предприятие, занят работой, и как найдёт время, так придёт и уволится по собственному желанию. Исходя из того, что между сторонами были нормальные отношения, работодатель не прибегнул сразу к увольнению. После того, как прошло длительное время, а А. так и не явился на рабочее место, они вынуждены были направить ему уведомление о том, что он должен решить вопрос об увольнении. После того, как А. получил из ЗАО "С" данное уведомление, истец вдруг вспомнил, что ему не выплачивают заработную плату, не допускают его до рабочего места. А. направил в ЗАО "С" уведомление о том, что прекращает работу в связи с тем, что не определено его рабочее место. Эти основания надуманны. Ими приобщён договор о том, что там, где непосредственно находится техника, которая находится в собственности у А., что он неоднократно был на территории ЗАО "С", что забирал свою технику для того, чтобы продолжить трудовую деятельность во вновь созданном предприятии, и ничто ему не мешало прийти по адресу: <данные изъяты>, и решить вопрос о его дальнейшей трудовой деятельности. Никто ему не запрещал выходить на работу, он был занят на другой должности директора и руководил уже своим предприятием, поскольку технику из ЗАО "С" забрал, поэтому и не выходил на работу. А. являлся на рабочее место и забирал технику и на данной территории осуществлял предпринимательскую деятельность уже как <данные изъяты>. ЗАО "С" было принято правильное решение об увольнении А. за прогулы, поскольку истец сам не отрицает, что не выходил на работу с <данные изъяты> по <данные изъяты> вообще фактически не известив работодателя в связи с чем не является на работу. Истцом надуманны основания о том, что его не допускают до работы, не выплачивают заработную плату и в связи с этим он вынужден был прекратить работу. Не понятно, почему он с <данные изъяты>, как перестал ходить на работу, не подал уведомление работодателю о том, что ему уже 6 лет не платят зарплату, и он в связи с этим приостанавливает работу. У ЗАО "С" были полные законные основания вынести приказ об увольнении. Надо было сразу его уволить, но они ждали, что А. сам уволится. На сегодня не доказано, что Г.А.Н. получал уведомление о приостановлении работы, уточнение к экспертизе вообще нигде не указано и ничем оно не регламентируется. Документов, подтверждающих выдачу заработной платы А., начиная с апреля 2010г., у ответчика более не имеется. За период с <данные изъяты> по <данные изъяты> А. не находился на больничном листе. По лицевому счёту, те суммы денежных средств на хозяйственые нужды, за которые А. не отчитался, предприятие ставило ему в счёт зарплаты. Компенсация за неиспользованный отпуск в сумме 18 тыс. рублей была начислена истцу за последние 3 года. С момента приостановления А. работы с <данные изъяты> по настоящий день истцу не выплачивалась зарплата. ЗАО "С" не направляло истцу письменное уведомление о готовности произвести ему выплату задержанной заработной платы в день его выхода на работу, так как ответчик считает, что перед А. задолженности по заработной плате он не имеет.

Представитель ответчика Г.А.Н., действующий на основании Устава ЗАО "С" и решения общего собрания акционеров от 24.08.2010 г., с иском не согласился и пояснил, что <данные изъяты> вместо А. не работал, а был назначен <данные изъяты> на основании приказа №** Эта должность была свободная, т.е. ставку А. никто не занимал. Принятие его на должность <данные изъяты> было вызвано тем, что ЗАО "С" в то время ремонтировало крыши по договорам, делали капитальный ремонт дома в МО «Нефтебазинское». А. хотел увольняться по собственному желанию, из-за этого не выходил на работу. Истец <данные изъяты> уже почти создал своё предприятие <данные изъяты> и все денежные средства и всю технику перемещал уже туда. После этого они с ним разговаривали и предлагали ему уволиться по собственному желанию. Когда А. периодически видели, он говорил, что придёт и уволится, но так и не подошёл. Трудовая книжка у него находилась на руках. Истец периодически появлялся по <данные изъяты>, забирал технику, у него был свободный доступ на территорию предприятия. А. всю технику перегнал на <данные изъяты> до 15 июля 2010г. По <данные изъяты> у ЗАО "С" до 30 августа 2010г. был договор с ФГУП СУ-614 на аренду территории. ФГУП попросило, чтобы они с территории по <данные изъяты> убрали весь металлолом и восстановили забор, который А. до этого разломал. Им пришлось восстанавливать этот забор и тем самым закрыли доступ на территорию по <данные изъяты> и расторгли договор аренды с ФГУП СУ-614. До этого А. угнал ДТ-75, пока ещё был доступ на территорию по <данные изъяты>. После этого 11.01.2011г. А. приходил в ЗАО "С", входил в бокс, в котельную. Доступ его на территорию был не ограничен. Даже в сентябре 2010г. А. и его представитель заезжали на территорию ЗАО "С", искали запчасть от техники. А. беспрепятственно проходил на территорию ЗАО "С". В первый раз с А. потребовали письменную объяснительную о причинах невыхода на работу в письме, направленном в адрес А. 23.09.2010г., до этого были устные требования. Так как прогулы считаются длительными, то был издан приказ на основании актов о прогуле. В соответствии с трудовым законодательством днём увольнения работника является последний день его работы, т.е. день, предшествующий первому дню прогула. В соответствии с этим А. был уволен с 1 июня 2010г. 30.11.2010г. они направили истцу уведомление с просьбой явиться для ознакомления с приказом об увольнении. А. это уведомление проигнорировал. В тот же день просили представителя истца принести в здание суда трудовую книжку А., чтобы могли сделать запись об увольнении в трудовой книжке, но он эту просьбу проигнорировал. На сегодняшний день записи об увольнении с предприятия в трудовой книжке А. не имеется. Приказ об увольнении А. направили по почте 21.01.2011 г., т.к. он не пришёл на предприятие по уведомлению. Пытались лично вручить ему копию этого приказа, но он его отказался получать. Письма А. от 22 и 27 сентября 2010 г. он не получал, подпись в них не его.

Ранее участвовавший в процессе представитель ответчика Г.Н.П. с иском не согласился и пояснил, что работал в ЗАО "С" в должности директора с самого основания предприятия по 24 августа 2010г. А. был принят на работу в 2004 году в качестве <данные изъяты>. Ближе к лету 2010г., когда А. создал свою организацию <данные изъяты>, он вступил в этой организации в должность <данные изъяты> и практически прекратил работу в ЗАО "С". С 1 июня 2010г. А. вообще не стал выходить на работу, занялся работой на своём предприятии. Он разговаривал с А. и спрашивал, будет ли он работать в ЗАО "С", тот ответил: «Ты подожди немножко, я сейчас свои дела сделаю, и мы с тобой по обоюдному согласию разойдёмся». Наученный горьким опытом по увольнению главного бухгалтера, он дал команду, чтобы акты о прогулах составляли с самого начала. Неоднократно обращался к А., чтобы решить эту проблему. В середине лета 2010г., в июне или июле 2010г., к А. подошёл в очередной раз по этому вопросу, тот сказал: «Ладно, я приеду, напишу заявление и уволюсь, но пока давай ничего не будем делать». После этого А. заболел, в порядке месяца не выходил на работу, объясняя тем, что он в больнице или на больничном, не являлся даже на суды. На их обращения А. фактически не обращал никакого внимания. 22 сентября 2010г. А. была направлена к ним претензия. В этой претензии ничего не было сказано о том, что он приостанавливает работу. А. утверждает, что в течение всего периода работы в ЗАО "С"» он не получал заработной платы, и что у ответчика перед ним огромные долги. Согласно лицевому счёту А. выплачены денежные средства по зарплате в полном объёме, и на сегодняшний день долг А. в отношении ЗАО "С", полученный в виде аванса, составляет порядка 150 тыс. рублей. Рабочее место А. находилось в офисном помещении по <данные изъяты>, на территории <данные изъяты>. Территория по <данные изъяты>, в своё время находилась в распоряжении ФГУП СУ-614 при Спецстрое России, который в адрес ЗАО "С" прислал письмо, что считает договор с ЗАО "С" об аренде его территории расторгнутым. ФГУП СУ-614 при Спецстрое России в письме, адресованном А., сообщило ему, что им был произведён самозахват территории по адресу: <данные изъяты>. Он не запрещал А. приступать к работе и работать. ЗАО "С" в то время занимался, кроме транспортных перевозок управлением жилых домов, в частности, в <данные изъяты> и частично на <данные изъяты>. И поэтому стоял острый вопрос о принятии на должность <данные изъяты> человека, который бы занимался жилищно-коммунальным хозяйством. На эту должность был принят его сын Г.А.Н. До сегодняшнего дня, насколько он знает, ставка <данные изъяты>, которую занимал А., не сокращена. Очень удивлён, когда «второй человек» после директора на предприятии, которым был А., говорит о том, что его не пускают на работу. Не может представить такое, как можно <данные изъяты> не пустить на работу. Просто А. не приступал к своим служебным обязанностям потому, что являлся директором <данные изъяты> и у него своих проблем там было очень много. Он с 1 июня 2010г. знал, что причиной отсутствия А. практически является то, что истец создал своё предприятие, начал в нём работать, подбирать персонал. Претензию от А. о том, что ему длительное время не выплачивается зарплата на общую сумму 1 млн. 460 тыс.рублей получал. Второе письмо истца от 27.09.2010г. не видел.

Выслушав представителя истца, представителей ответчиков, заключение заместителя прокурора М., полагавшего, что исковые требования А. подлежат удовлетворению, изучив материалы дела, суд пришел к следующему.

ЗАО "С" согласно Уставу ответчика имел юридический адрес: <данные изъяты>, на основании решения общего собрания акционеров от 24.08.2010 г. в Устав внесены изменения, согласно которым изменен юридический адрес на новый юридический адрес по месту фактического нахождения Общества: <данные изъяты>. Данные изменения зарегистрированы в Межрайонной ИФНС России № 5 по УР 03 сентября 2010 г.

Этим же решением в связи с поступившим заявлением Г.Н.П., последний освобожден от занимаемой должности <данные изъяты>, на эту должность назначен Г.А.Н., который на основании подписанного им приказа №** вступил в должность <данные изъяты>

В структуре органов управления Общества исполнительным органом является <данные изъяты>, должность <данные изъяты> Уставом не предусмотрена (л.д.18-29,33-35).

Судом установлено, что А. 01 сентября 2004 г. был принят на работу в ЗАО "С" на должность <данные изъяты>, что подтверждается приказом №** (л.д.5).

Письменный трудовой договор между сторонами не заключался, записи о приеме на работу и увольнении с работы А. в трудовую книжку не вносились. На момент увольнения трудовая книжка находилась на руках у истца, обстоятельства по которым данный документ оказался у истца, стороны пояснить не смогли.

В копии трудовой книжки истца, имеющейся в материалах дела, последней записью значится запись о приеме А. на работу в ЗАО "С" 01 марта 1999 г. (л.д.8-10). Стороны пояснили, что эта запись была внесена формально, с целью устройства А. на работу в районы Крайнего Севера.

На основании приказа №** А. был уволен с 01 июня 2010 г. по подпункту «а» пункта 6 части 1 ст. 81 ТК РФ (л.д.88).

Приказ об увольнении работодателем выслан по почте истцу 21 января 2011 г. и получен последним 27 января 2011 г.

Данные обстоятельства сторонами не оспариваются.

Согласно подпункту «а» пункта 6 части 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей, а именно прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

При рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 6 статьи 81 Кодекса, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, указанных в этом пункте (п. 38 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

В соответствии с п. 39 Постановления Пленума, если трудовой договор с работником расторгнут по подпункту "а" пункта 6 части первой статьи 81 ТК РФ за прогул, необходимо учитывать, что увольнение по этому основанию, в частности, может быть произведено:

а) за невыход на работу без уважительных причин, т.е. отсутствие на работе в течение всего рабочего дня (смены) независимо от продолжительности рабочего дня (смены);

б) за нахождение работника без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня вне пределов рабочего места.

Из пояснений сторон следует, что рабочим местом истца являлось офисное здание, располагающееся на производственной базе ЗАО "С" по адресу: УР, <данные изъяты>.

Согласно приказу №** прекращено действие трудового договора, уволен А. с 01 июня 2010 г. за совершенные прогулы с 01.06.2010 г. по 30.11.2010 г., то есть за отсутствие на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня.

В качестве основания издания приказа указаны акты об отсутствии на рабочем месте от 01, 02, 04, 11, 18, 25, 30 июня; 02, 16, 30 июля; 06, 12, 23, 31 августа; 03, 17, 30 сентября; 08, 15, 29 октября; 03, 12, 23, 24, 25, 26, 29, 30 ноября 2010 г.

В материалах дела имеются перечисленные в приказе акты об отсутствии на рабочем месте, которые подписаны работниками ЗАО "С". Содержание данных актов является идентичным друг другу, указывается, что в определенный день мая-ноября 2010 г. в течение всего рабочего времени с 09 до 18 часов <данные изъяты> А. отсутствовал на рабочем месте по адресу: <данные изъяты>, без предупреждения о наличии уважительных причин. Была проведена проверка данного факта и составлен акт об отсутствии работника на рабочем месте. Таким образом, А. совершил однократное грубое нарушение трудовых обязанностей - прогул. Причина неявки А. не установлена (л.д.51-65,68-75,78-79,83-84).

Акты об отсутствии на рабочем месте истцом не оспариваются.

Из табелей учета рабочего времени ЗАО "С" следует, что в мае 2010 г. А. работал с 17 по 21 мая, с 24 по 28 мая, а с 04 по 07 мая, с 11 по 14 мая и 31 мая поставлены прогулы; во всех остальных табелях за июнь-ноябрь 2010 г. в отношении А. указаны прогулы (л.д.38-44).

А. называет несколько оснований для восстановления на работе:

  • что ему был ограничен доступ на рабочее место, расположенное по адресу: УР, <данные изъяты>;
  • что в связи с принятием в июле 2010 г. на работу <данные изъяты> ЗАО "С" Г.А.Н. ему работодателем не были определены его трудовые обязанности;
  • что с него при увольнении не была истребована объяснительная;
  • что при увольнении не был ознакомлен с приказом об увольнении;
  • что он приостановил работу в связи с наличием перед ним задолженности по зарплате.

Определением суда от 27.01.2011 г. (л.д.98) суд дополнительно вменил истцу обязанность доказать, что:

1) ему Г.Н.П. запретил доступ на работу по <данные изъяты>, и определил новое место работы по <данные изъяты>;

2) назначение Г.А.Н. на должность заместителя генерального директора препятствовало исполнять ему свои должностные обязанности;

3) уважительность причин отсутствия на работе.

А., кроме объяснений, не представлено более доказательств по распределенному бремени доказывания.

Между тем, из совокупности представленных ответчиком доказательств следует, что А. с 01 июня 2010 г. по 30 ноября 2010 г. постоянно отсутствовал на своем рабочем месте и фактически перестал выполнять трудовые обязанности, что подтверждается пояснениями представителей ответчиков, актами об отсутствии на работе и табелями учета рабочего времени.

Принадлежащую ему на праве собственности технику, которая располагалась ранее на производственной базе по адресу: УР, <данные изъяты>, истец переместил на граничащую с ЗАО "С" территорию по адресу: УР, <данные изъяты>. Данное обстоятельство подтверждается пояснениями представителей ответчиков и копией письма ФГУП «Специальное управление № 614 при Федеральном агенстве специального строительства» от 30.08.2010 г., адресованном А. В нем указано, что ФГУП доводит до сведения А., что он незаконно занял гараж, расположенный на их базе по адресу: УР, <данные изъяты>. С его стороны осуществлен самозахват специальной государственной недвижимости. Также недопустимо использование территории базы для стоянки его техники. Начальником ФГУП предложено А. в десятидневный срок осбободить гараж, убрать с территории базы его технику, а противном случае будет вынужден обратиться в правоохранительные органы (л.д.49).

А. занимался оформлением документов по открытию нового юридического лица, 10 июня 2010 г. ООО <данные изъяты> было поставлено на налоговый учет в Межрайонный ИФНС России № 5 по УР. На копии свидетельства о постановке на налоговый учет имеются удостоверяющие копию документа подпись А. как <данные изъяты> и печать ООО <данные изъяты> Истец занимался подбором персонала во вновь созданное предприятие, 16 июля 2010 г. заключил трудовой договор с главным бухгалтером. Данные обстоятельства подтверждаются пояснениями представителей ответчиков, копией свидетельства о постановке на налоговый учет серия №** и копией трудового договора №** (л.д.17,129).

Ответчиком также представлены доказательства того, что принятие на работу Г.А.Н. на должность заместителя генерального директора не препятствовало исполнять истцу свои должностные обязанности.

Так согласно приказу ЗАО "С" №** в связи с тем, что ЗАО "С" в настоящее время выполняет работы по управлению и обслуживанию жилых домов в МО «Нефтебазинское», директор приказал внести в штатное расписание должность заместителя директора по ЖКХ, принять на эту должность Г.А.Н., разработать и утвердить должностную инструкцию для заместителя директора по ЖКХ (л.д.113).

В штатном расписании от <данные изъяты> в аппарате управления ЗАО "С" указаны две должности заместителей: заместитель директора и заместитель директора по ЖКХ (л.д.126).

В должностных инструкциях заместителя директора и заместителя директора по ЖКХ обязанности этих двух должностей не совпадают: по первой должности в функции входят осуществление контроля за финансово-хозяйственной деятельностью компании, заключение и выполнение хозяйственных и финансовых договоров; по второй должности: обеспечение организации и выполнение работ по ЖКХ, разработка и передача проектно-сметной и другой технической документации для производства ремонтно-строительных работ (л.д.111,127).

Согласно договору подряда от 29.06.2010 г., заключенному между ТСЖ «Восток» и ЗАО "С", последнее принимает на себя обязательство выполнить работы по капитальному ремонту многоквартирного дома, расположенного по адресу: <данные изъяты>, по следующим видам работ: ремонт кровли, начало работ 1 июля, окончание 20 июля 2010 г. (л.д.121-124).

Таким образом, назначение Г.А.Н. на должность <данные изъяты>, не препятствовало А. выполнять свои обязанности заместителя директора и не требовало устанавливать истцу новые обязанности, поскольку функции этих двух должностей не подменяли друг друга.

Поэтому суд приходит к выводу, что А. отсутствовал на своем рабочем месте без уважительных причин, то есть совершил длительный прогул.

Согласно ч. 6 ст. 193 ТК РФ приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе.

Суд считает, что не ознакомление истца с приказом об увольнении не является самостоятельным основанием для признания увольнения незаконным.

Согласно ч. 1 и ч. 2 ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение; если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не представлено, то составляется соответствующий акт; непредставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

Несоблюдение работодателем требования об обязательном получении объяснений работника (ч. 1 ст. 193 ТК РФ), также не является нарушением процедуры увольнения, влекущим признание увольнения незаконным. Данный вывод следует из правовой взаимосвязи положений ч. 1 и ч. 2 ст. 193 Трудового кодекса РФ, п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 2 от 17 марта 2004 года, из содержания которых следует, что давать объяснения является правом, а не обязанностью работника, отсутствие объяснения (даже по причине отказа работника его дать) не исключает обязанности работодателя доказать законность увольнения работника по ст. 81 ТК РФ и не лишает работника впоследствии права дать соответствующие объяснения в суде при обращении за разрешением индивидуального трудового спора об увольнении.

Кроме того, уведомление ответчика от 23 сентября 2010 года (л.д.66) о необходимости явиться для дачи объяснений истцом проигнорировано.

Судом также установлено, что до издания приказа об увольнении истца, им работодателю было подано заявление о приостановлении работы (л.д.132).

Представитель истца пояснил, что 27.09.2010г. в адрес генерального директора ЗАО "С" Г.А.Н. было направлено письмо, которое вручил Г.А.Н. под подпись. Данные обе претензии, и от 22.09.2010г., и от 27.09.2010г., лично в руки передавал Г.А.Н. под роспись.

Г.А.Н. отрицал получение им уведомления А. о приостановлении работы.

По делу была назначена почерковедческая экспертиза.

Согласно заключению эксперта (л.д.173-179) Экспертно-криминалистического центра МВД по УР (далее по тексту - ЭКЦ МВД по УР) №**

1) Рукописный текст: «получил. 23.09.2010 /Г.А.Н./», расположенный в претензии от имени А. от 22 сентября 2010 года, выполнен Г..

Установить, кем была выполнена подпись от имени Г.А.Н., расположенная в претензии от имени А. от 22 сентября 2010 г., в нижнем правом углу листа, над фамилией Г.А.Н., не представилось возможным по причине несопоставимости исследуемой подписи с представленными образцами подписи по транскрипции.

2) Рукописный текст: «27.09.2010 /Г.А.Н./», расположенный в претензии от имени А. от 22 сентября 2010 года, выполнен Г..

Установить, кем была выполнена подпись от имени Г.А.Н., расположенная в обращении (уведомлении-заявлении) от имени А. от 27 сентября 2010 г., в нижней части листа, перед фамилией «/Г.А.Н./», не представилось возможным по причине несопоставимости исследуемой подписи с представленными образцами подписи по транскрипции.

После поступления данного заключения судом было установлено, что в нем имеются расхождения между поставленными вопросами и выводами в части отчества Г.А.Н. и даты «22» сентября 2010 г. и направлен эксперту запрос о даче соответствующих разъяснений (л.д.182).

20 апреля 2011 г. в суд поступили уточнения к заключению эксперта №** (л.д.185) по гражданскому делу № 2-89/11, в котором указано, что экспертом ЭКЦ МВД по УР Г.О.А. на основании определения суда была проведена почерковедческая экспертиза по гражданскому делу № 2-89/11. В ходе проведения экспертизы ею исследовались следующие документы:

1. Претензия от имени А. от 22.09.2010 г. (л.д.131).

2. Обращение (уведомление-заявление) от имени А. от 27.09.2010 г. (л.д.132).

В качестве сравнительных образцов использовались образцы почерка и подписи Г.А.Н..

Соответственно реквизиты документа и имя исполнителя рукописного текста, указанные на странице 6 и в выводе под № 2 на 7-й странице заключения эксперта №** следует считать опечаткой и читать:

«2. Рукописный текст «27.09.2010 /Г.А.Н./», расположенный в обращении (уведомлении-заявлении) от имени А. от 27 сентября 2010 г., выполнен Г.А.Н..»

Имя исполнителя рукописных текстов, указанное на странице 5 и в выводе под № 1 заключения эксперта №** на 6-й странице также следует считать опечаткой и читать следующим образом:

«1. Рукописный текст: «получил. 23.09.2010 /Г.А.Н./», расположенный в претензии от имени А. от 22 сентября 2010 г., выполнен Г.А.Н..».

Таким образом, поскольку судом направлялись эксперту образцы почерка и подписи Г.А.Н. (свободные, условно-свободные и экспериментальные), которые сравнивались экспертом с почерком и подписью, находящимися в уведомлении А. от 27.09.2010 г., то у суда не вызывает сомнений в допущенных экспертом ошибках в отчестве Г.А.Н. Алексея (вместо Алексеевича указан Александрович) и в дате документа (вместо 27 указано 22 сентября). Допущенные экспертом при изготовлении текстов заключения №** технические описки устранены путем представления в суд уточнения от 14.04.2011 г. к заключению №** Заключение эксперта с его уточнением суд признает допустимым доказательством.

Экспертом сделан вывод о том, что установить, кем выполнена подпись от имени Г.А.Н. в обращении (уведомлении-заявлении) от имени А. от 27 сентября 2010 г., не представилось возможным по причине несопоставимости исследуемой подписи с представленными образцами подписи по транскрипции.

Эксперт также пришел к выводу, что рукописный текст «27.09.2010 /Г.А.Н./», расположенный в обращении (уведомлении-заявлении) от имени А. от 27 сентября 2010 г., выполнен Г.А.Н..

Г.А.Н. на 27 сентября 2010 г. являлся <данные изъяты> ЗАО "С", уведомление было обращено к нему как к должностному лицу предприятия, представитель истца пояснил, что данное письмо вручил лично Г.А.Н. под подпись, экспертом подтверждено, что дату и расшифровку подписи составил Г.А.Н., поэтому суд приходит к выводу, что 27 сентября 2010 г. Г.А.Н. было вручено уведомление А. о приостановлении им работы, в противном случае он бы не стал ставить в нем дату и указывать свою фамилию с инициалами.

Согласно ст. 136 ТК РФ заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца в день, установленный правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором, трудовым договором.

В соответствии со статьей 142 Трудового кодекса Российской Федерации в случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней работник имеет право, известив работодателя в письменной форме, приостановить работу на весь период до выплаты задержанной суммы.

В период приостановления работы работник имеет право в свое рабочее время отсутствовать на рабочем месте.

Определением суда от 27.01.2011 г. (л.д.98) суд дополнительно вменил ЗАО "С" обязанность доказать, что у ответчика не имелось задержки по выплате зарплаты истцу и последний необоснованно приостановил работу.

В связи с чем суд предложил ответчику представить в суд документы, подтверждающие начисление и оплату А. зарплаты (ведомости начисления и выдачи заработной платы, платежные ведомости, расходные кассовые ордеры и т.п.).

Ответчиком представлены лицевые счета по должности <данные изъяты> за 2009-2010 г.г. (л.д. 102,120).

Так, в лицевом счете за 2009 г. истцу начислено за январь-июль, сентябрь-декабрь: повременно - 4330 руб., премия - 2000 руб., уральский коэффициент - 949,50 руб., всего начислено - 7279,50 руб., НДФЛ - 894 руб., зарплата выплачена - 6385,50 руб.; за август: повременно - 4330 руб., премия - 5966,87 руб., уральский коэффициент - 1544,53 руб., всего начислено - 11841,40 руб., НДФЛ - 1540 руб., зарплата выплачена - 10301,40 руб.

Согласно справке ЗАО "С" (л.д.118) А. в 2009 г. начислено заработной платы на сумму 91915 руб. 90 коп.

В лицевом счете за 2010 г. истцу начислено за январь: повременно - 4330 руб., премия - 6508,89 руб., компенсация за неиспользованный отпуск - 8066,52 руб., уральский коэффициент - 1639,33 руб., всего начислено - 20634,75 руб., НДФЛ - 2631 руб., аванс - 19500 руб., долг - 1496,25 руб.; февраль: повременно - 4330 руб., премия - 13660,68 руб., уральский коэффициент - 2698,59 руб., всего начислено - 20689,20 руб., НДФЛ - 2689 руб., аванс - 3000 руб., удержано по счету 71 - 90500 руб., удержано по счету 70 - 1496,25 руб., долг - 76996,05 руб.; март: повременно - 4330 руб., премия - 13660,68 руб., уральский коэффициент - 2698,59 руб., всего начислено - 20689,20 руб., НДФЛ - 2689 руб., аванс - 6000 руб., удержано по счету 71 - 129117,61 руб., удержано по счету 70 - 76996,05 руб., долг - 194113,46 руб.; апрель: повременно - 4330 руб., премия - 164,65 руб., уральский коэффициент - 674,20 руб., всего начислено - 5168,85 руб., НДФЛ - 672 руб., удержано по счету 70 - 194113,46 руб., долг - 189616,61 руб.; май: повременно - 4330 руб., премия - 15000 руб., уральский коэффициент - 2899,50 руб., всего начислено - 22229,50 руб., НДФЛ - 2889 руб., удержано по счету 70 - 189616,61 руб., долг - 170276 руб.; июнь: компенсация за неиспользованный отпуск - 18000 руб., всего начислено - 18000 руб., НДФЛ - 2340 руб., удержано по счету 70 - 170276,11 руб., долг - 154616 руб.

Согласно справке ЗАО "С" (л.д.117) размер начислений истцу по зарплате с 01.01.2010 г. по 31.05.2010 г. составляет 89411 руб. 50 коп.

Таким образом, общий размер начислений по зарплате с 01.01.2009 г. по 31.05.2010 г. составляет 181 327 руб. 40 коп.: 91915 руб. 90 коп. (2009 г.) + 89411 руб. 50 коп. (2010 год - по 31.05.2010 г.).

В качестве доказательств выплаты зарплаты истцу ответчиком представлены:

  • расходный кассовый ордер № 13 от 29.01.2010 г. о выплате А. зарплаты за январь в сумме 3000 руб. (л.д.103);
  • расходный кассовый ордер № 18 от 29.01.2010 г. о выплате истцу зарплаты за январь в сумме 15000 руб. (л.д.104);
  • расходный кассовый ордер № 29 от 05.02.2010 г. о выплате зарплаты за январь в сумме 1 500 руб. (л.д.105);
  • расходный кассовый ордер № 34 от 12.02.2010 г. о выплате аванса за февраль в сумме 1 500 руб. (л.д.106);
  • расходный кассовый ордер № 47 от 26.02.2010 г. о выплате зарплаты за февраль в сумме 1 500 руб. (л.д.107);
  • расходный кассовый ордер № 61 от 19.03.2010 г. о выплате зарплаты за март в сумме 3 000 руб. (л.д.108);
  • расходный кассовый ордер № 57 от 12.03.2010 г. о выплате зарплаты за март в сумме 1 500 руб. (л.д.109);
  • расходный кассовый ордер № 66 от 26.03.2010 г. о выплате зарплаты за март в сумме 1 500 руб. (л.д.110).

Всего по указанным ордерам А. выплачено зарплаты на сумму 28500 руб.

Иных доказательств, подтверждающих выдачу А. зарплату, ответчиком не представлено суду.

Задолженность ЗАО "С" перед истцом по зарплате за указанный период составляет 152 827 руб. 40 коп. (181327,40 - 28 500).

Из пояснений представителя ответчика Г.Л.Ф. следует, что по лицевому счёту за 2010 год, те суммы денежных средств на хозяйственые нужды, за которые А. не отчитался, предприятие ставило ему в счёт зарплаты.

Согласно приказу №** генеральный директор ЗАО "С" приказывает: невозвращенный аванс, выданный на хозяйственные нужды, в течение месяца удерживать из заработной платы работника, получившего аванс на хозяйственные нужды (л.д.112).

В качестве основания издания приказа указано письмо Роструда от 11.03.2009 г. № 1144-ТЗ.

В лицевом счете за 2010 г. (л.д.102) за истцом проставлен долг в январе 1496,25 руб., который образуется за счет подлежащей выдаче работнику зарплаты в размере 18003,75 руб. (20634,75 - 2631) и выплаченного ему аванса: 18003,75 руб. - 19500 руб. = 1496,25 руб. Доказательств того, что А. был выдан аванс в размере 19500 руб. и соответственно на ним образовался долг, ответчиком суду не представлено. В следующие месяцы за истцом также проставлен долг, который образован в результате того, что А. в качестве удержания указан счет 71 «Расчеты с подотчетными лицами», то есть по тем суммам, которые были выданы истцу под отчет на административно-хозяйственные нужды. При этом ответчиком долг по счету 71 потом переводится в удержания по счету 70 «Расчеты с персоналом по оплате труда». Отнесение данных расходов на счет 70 вместо счета 71 является неправомерным, так как исходя из положений Плана счетов финансово-хозяйственной деятельности организаций и Инструкции по его применению, утвержденных Приказом Министерства финансов Российской Федерации от <данные изъяты> N 94н, в случае если работник вовремя не вернул подотчетные суммы, эти суммы подлежат отражению по кредиту счета 71 "Расчеты с подотчетными лицами" и дебету счета 94 "Недостачи и потери от порчи ценностей".

Приказ №** суд признает недостоверным доказательством, так как он издан ранее издания письма Роструда от 11.03.2009 г. Суд считает, что данный приказ был составлен работодателем для представления в суд с целью искусственного увеличения долга работника перед ответчиком.

Кроме того, в письме Роструда от 11.03.2009 г. говорится о возможности удержания из заработной платы в случае невозвращения неизрасходованного аванса, выданного в связи с направлением работника для повышения квалификации. Вопрос об удержаниях подотчетных сумм перед Рострудом не ставился и им соответствующий ответ не давался.

Ст. 137 ТК РФ предусмотрены удержания из заработной платы, при этом удержания из работной платы производятся только в случаях, предусмотренных ТК РФ и иными федеральными законами.

Трудовой кодекс РФ не предусматривает возможность удержания из заработной платы с работника сумм, полученных им под отчет по разовым документам, также как и иные законы.

Поэтому работодатель не имеет права производить удержания из заработной платы работника сумм, полученных работником под отчет.

Применительно к данному спору, ответчик не имел права указывать в лицевом счете подотчетные суммы как основание для удержания и соответственно делать работника должником.

Доказательств того, что А. согласен на удержание с него сумм, указанных в качестве долга, ЗАО "С" не предоставлено.

Поэтому суд при определении размера задолженности ответчика перед истцом по зарплате, не принимает во внимание суммы долга работника, указанные в лицевом счете за 2010 г.

Таким образом, у истца в связи наличием задержки по выплате ему зарплаты имелось основание приостановить работу и в этот период отсутствовать на рабочем месте.

В момент волеизъявления о расторжении трудового договора по инициативе работодателя ответчик уже знал о приостановлении А. работы, судом установлена законность такой приостановки. В связи с чем суд признает незаконным увольнение истца, который на основании ст. 394 ТК РФ подлежит восстановлению на работе в прежней должности. Решение суда в данной части в соответствии со ст. 211 ГПК РФ подлежит немедленному исполнению.

Из положений ст.192 ТК РФ следует, что увольнение работника по основанию, предусмотренному подпунктом «а» пункта 6 ст.81 ТК РФ, относится к дисциплинарному взысканию.

В соответствии со ст.193 Трудового кодекса РФ дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Согласно п.34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2:

а) месячный срок для наложения дисциплинарного взыскания необходимо исчислять со дня обнаружения проступка;

б) днем обнаружения проступка, с которого начинается течение месячного срока, считается день, когда лицу, которому по работе (службе) подчинен работник, стало известно о совершении проступка, независимо от того, наделено ли оно правом наложения дисциплинарных взысканий;

в) в месячный срок для применения дисциплинарного взыскания не засчитывается время болезни работника, пребывания его в отпуске, а также время, необходимое на соблюдение процедуры учета мнения представительного органа работников (часть третья статьи 193 ТК РФ); отсутствие работника на работе по иным основаниям, в том числе и в связи с использованием дней отдыха (отгулов) независимо от их продолжительности (например, при вахтовом методе организации работ), не прерывает течение указанного срока;

г) к отпуску, прерывающему течение месячного срока, следует относить все отпуска, предоставляемые работодателем в соответствии с действующим законодательством, в том числе ежегодные (основные и дополнительные) отпуска, отпуска в связи с обучением в учебных заведениях, отпуска без сохранения заработной платы.

Таким образом, из содержания ст. 193 ТК РФ и п. 34 Постановления Пленума № 2 следует, что моментом обнаружения прогула является не тот день, в который было обнаружено отсутствие работника на работе, а момент выяснения не уважительных причин его отсутствия.

Как пояснил Г.Н.П. он с 1 июня 2010г. знал, что причиной отсутствия А. практически является то, что истец создал своё предприятие, начал в нём работать, подбирать персонал.

Таким образом, 01 июня 2010 г. ЗАО "С" в лице его генерального директора стало известно о совершенном А. дисциплинарном проступке и с этого времени следует исчислять месячный срок, установленный Трудовым кодексом РФ, для применения дисциплинарного взыскания за прогул, совершенный 01.06.2010 г. Срок для наложения дисциплинарного взыскания по данному проступку истек 01.07.2010 г.

Как установлено ранее судом А. приостановил свою работу, подав работодателю соответствующее уведомление 27 сентября 2010 г.

С указанной даты истец отсутствовал на работе правомерно, поэтому приказ об увольнении в части указания в нем актов от 30 сентября; 08, 15, 29 октября; 03, 12, 23, 24, 25, 26, 29, 30 ноября 2010 г. об отсутствии А. на рабочем месте ввиду прогулов, является незаконным.

Последний акт, составленный работодателем непосредственно перед приостановлением истцом работы, датирован 17.09.2010 г. и в нем отражены прогулы А. с 06 по 10 сентября, с 13 по 17 сентября 2010 г.

Срок для наложения дисциплинарного взыскания по последнему из совершенных истцом прогулов, начал течь с 17.09.2010 г. и истек 17.10.2010 г., приказ об увольнении издан 30.11.2010 г.

Статья ст. 193 ТК РФ содержит исчерпывающий перечень оснований, в силу которых определенные законом периоды времени не засчитываются в месячный срок, в течение которого может быть наложено дисциплинарное взыскание. К таким основаниям не относится период приостановления работы в порядке ст. 142 ТК РФ.

Установленный трудовым законодательством РФ срок для привлечения к дисциплинарной ответственности является пресекательным и его пропуск исключает возможность наложения на нарушителя дисциплинарного взыскания.

Однако, несмотря на указанные требования трудового законодательства, дисциплинарное взыскание в виде увольнения было применено к А. по истечении месячного срока со дня обнаружения проступка, в связи с чем истец подлежит восстановлению на работе в связи с не соблюдением ответчиком установленного порядка увольнения.

В Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2009 года, утвержденного постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 10 марта 2010 года, разъяснено, что работнику, вынужденно приостановившему работу в связи с задержкой выплаты заработной платы на срок более 15 дней, работодатель обязан возместить не полученный им средний заработок за весь период ее задержки.

Следовательно, в указанной части в соответствии с положениями ч.3 ст.196 Гражданского процессуального кодекса РФ у суда имеются основания выйти за пределы заявленных требований.

В пользу истца подлежит взысканию средний заработок за весь период приостановления работы, поскольку данная мера носит вынужденный характер и является одной из форм защиты права работника на справедливую оплату труда. Само по себе приостановление работы, по мнению суда, не освобождает работодателя от обязанности выплатить работнику заработную плату за все время неисполнения им трудовых обязанностей по причине ее задержки.

Согласно п. 4 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 г. № 922 (далее по тексту - Положение) расчет среднего заработка работника независимо от режима его работы производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата.

Согласно ч. 4 ст. 142 ТК РФ работник, отсутствовавший в свое рабочее время на рабочем месте в период приостановления работы, обязан выйти на работу не позднее следующего рабочего дня после получения письменного уведомления от работодателя о готовности произвести выплату задержанной заработной платы в день выхода работника на работу.

Представитель ответчика Г.Л.Ф. суду пояснила, что с момента приостановления А. работы с 27 сентября 2010г. по настоящий день истцу не выплачивалась зарплата. ЗАО "С" не направляло истцу письменное уведомление о готовности произвести ему выплату задержанной заработной платы в день его выхода на работу, так как ответчик считает, что перед А. задолженности по заработной плате он не имеет.

Таким образом, период приостановления истцом работы будет составлять с 28.09.2010 г. (день, следующий за днем вручения уведомления работодателю) по день вынесения решения суда – 21.04.2011 г.

Расчетным периодом для определения среднего заработка за время приостановления работы будет период с сентября 2009 г. по август 2010 г.

В соответствии с п. 5 Положения при исчислении среднего заработка из расчетного периода исключается время, а также начисленные за это время суммы, если:

а) за работником сохранялся средний заработок в соответствии с законодательством Российской Федерации, за исключением перерывов для кормления ребенка, предусмотренных трудовым законодательством Российской Федерации;

б) работник получал пособие по временной нетрудоспособности.

Таким образом, при производстве расчета из начисленной зарплаты подлежат исключению суммы оплаты по листку нетрудоспособности и компенсация за неиспользованный отпуск. Представитель ответчика Г.Л.Ф. суду пояснила, что за период с 1 июня 2009 г. по 31 мая 2010 г. А. не находился на больничном листе.

Судом исходя из справок о зарплате, лицевых счетов и табелей учета рабочего времени произведен расчет начисленной зарплаты и количества отработанных истцом дней за указанный период:

2009 год

2010год

месяц

дни

з/п

месяц

дни

з/п

месяц

дни

з/п

Сентябрь

22

7 279,50

Январь

29

12 464,72

Май

10

4 979,50

Октябрь

22

7 279,50

Февраль

27

20 689,20

Июнь

--

--

Ноябрь

20

7 279,50

Март

31

20 689,20

Июль

--

--

Декабрь

23

7 279,50

Апрель

30

5 168,85

Август

--

--

За указанный период А. начислено всего 93 109,47 руб. (за вычетом судом компенсации за неиспользованные отпуска в январе и мае 2010 г.), количество рабочих дней составило 214 дней. Размер начислений и фактическое отсутствие на работе с июня по ноябрь 2010 г. истцом не оспаривается.

Средний дневной заработок составил 435,09 руб. (93109,47 : 214).

Количество рабочих дней по производственным календарям 2010-2011 г.г. за период с 28.09.2010 г. по 21.04.2011 г. составляет 139 дней (сентябрь 3 дня, октябрь 21, ноябрь 21, декабрь 23, январь 15, февраль 19, март 22, апрель 15 дней).

Таким образом, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию средний заработок за время приостановления работы в размере 60 477 рублей 51 копейка (139 х 435,09).

Согласно ст. 129 Трудового Кодекса РФ, заработная плата (оплата труда работника) - вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплата и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты). Оклад (должностной оклад) - фиксированный размер оплаты труда работника за исполнение трудовых (должностных) обязанностей определенной сложности за календарный месяц без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.

Таким образом, заработная плата является вознаграждением за труд и выплачивается работнику за исполнение трудовых обязанностей.

Поскольку А. в период с 01.06.2010 г. по 27.09.2010 г. отсутствовал на работе без уважительных причин и не выполнял свои трудовые обязанности, то данный период оплате не подлежит. В иске в данной части следует отказать.

В п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N 2 разъяснено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Данные обстоятельства ЗАО "С" не доказаны.

Статья 151 Гражданского кодекса РФ определяет моральный вред как физические или нравственные страдания.

В силу ст. 394 ТК РФ в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

Таким образом, указанная норма уже предполагает, что незаконное увольнение влечет за собой причинение работнику как минимум нравственных страданий.

В связи с незаконным увольнением А. был причинен определенный моральный вред.

Поэтому суд в соответствии с ч. 9 ст. 394 ТК РФ считает необходимым обязать ответчика возместить истцу причиненный незаконным увольнением моральный вред, определив с учетом принципа разумности и справедливости размер этой компенсации в сумме 3 000 рублей.

Согласно ч. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Согласно ч. 1 ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Согласно ст. 94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся расходы на оплату услуг представителей.

Согласно статье 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Решение суда вынесено в пользу А., согласно квитанции №** им оплачено 12 000 рублей в некоммерческую организацию «Удмуртская республиканская коллегия адвокатов», требование о взыскании судебных издержек содержится в заявлении (л.д.187-188). С учетом принципа разумности, учитывая сложность дела, участие представителя в подготовке иска, дополнения к нему и ходатайства о назначении экспертизы, представление интересов А. в судебных заседаниях, активную позицию представителя истца, суд полагает необходимым взыскать с ответчика 8000 руб.

Также следует с ответчика взыскать 4 899 руб. 13 коп. расходов, понесенных истцом на проведение почерковедческой экспертизы (л.д.189-191).

Истцом понесены расходы по составлению иска в сумме 2000 руб., что подтверждается квитанцией №** (л.д.4). С учетом того, что составление иска не представляло сложности - оно небольшое по объему и в нем не содержится расчетов, суд полагает необходимым взыскать с ответчика 1 000 руб.

В соответствии со статьей 103 Гражданского процессуального кодекса РФ и подпунктом 8 пункта 1 статьи 333.20 Налогового кодекса РФ с ответчика следует взыскать 2 214 рублей 33 копейки в возмещение судебных расходов – государственной пошлины, от уплаты которой истец, предъявивший иск, был освобожден в силу закона (ст. 336.36 п.1 п/п 1 НК РФ).

Общая сумма государственной пошлины образовалась за счет сложения размеров госпошлины по каждому требованию истца: 200 рублей по требованию о компенсации морального вреда (требования неимущественного характера – статья 333.19 пункт 1 подпункт 3 НК РФ) и 2 014 руб. 33 коп. - о взыскании среднего заработка (требование имущественного характера – статья 333.19 пункт 1 подпункт 3 абзац 2 НК РФ: 800 рублей плюс 3 процента суммы, превышающей 20000рублей).

Лицам, участвующим в деле было разъяснено положение статьи 56 ГПК РФ в части доказывания сторонами тех обстоятельств, на которые они ссылаются, от представления дополнительных доказательств лица участвующие в деле отказались.

 

Руководствуясь ст.ст. 194-199, 211 ГПК РФ, суд

Решил:

Исковые требования А. к ЗАО "С" удовлетворить частично.

Признать незаконным приказ ЗАО "С" №**.

Восстановить А. на работе в ЗАО "С" в должности <данные изъяты> с 01 июня 2010 года.

Взыскать с ЗАО "С" в пользу А. средний заработок за время приостановления работы с 28 сентября 2010 г. по 21 апреля 2011 года в сумме 60 477 рублей 51 копейка.

Взыскать с ЗАО "С" в пользу А. компенсацию морального вреда в размере 3 000 рублей.

Взыскать с ЗАО "С" в пользу А. судебные расходы по оплате услуг адвоката за составление иска в сумме 1 000 рублей, по оплате услуг представителя в сумме 8 000 рублей и по оплате услуг за проведение экспертизы в сумме 4899 руб. 13 коп.

Решение в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

В удовлетворении исковых требований А. к ЗАО "С" в остальной части отказать.

Взыскать с ЗАО "С" госпошлину доход бюджета Муниципального образования «Камбарский район» в сумме 2 214 рублей 33 копейки.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Удмуртской Республики через Камбарский районный суд Удмуртской Республики в течение 10 дней со дня принятия решения в окончательной форме.

Полный текст решения изготовлен 26 апреля 2011 года.

 

Судья С.Л. Ефимов

Приходите к нам
г. Ижевск, ул. Пушкинская, 116
Телефон:
Рейтинг@Mail.ru