Главная \ Практика \ Жилищные споры \ Признание договора дарения жилого дома недействительным

Признание договора дарения жилого дома недействительным

Дело № 2-315/2013

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

 

г. Камбарка  09 сентября 2013 года

 

Камбарский районный суд Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Ефимова С.Л.,

при секретаре Хисамутдиновой А.Р.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Б.М.Х. к П.Н.К. о признании недействительным договора дарения, применении последствий недействительности сделки и взыскании судебных расходов,

УСТАНОВИЛ:

Б.М.Х. обратилась в Камбарский районный суд УР с исковыми требованиями к П.Н.К. о признании договор дарения жилого дома, заключенного между истцом Б.М.Х. и ответчиком П.Н.К. 09 марта 1999 года, недействительной сделкой и применении последствий недействительности ничтожной сделки, признании за истцом Б.М.Х. права собственности на указанный жилой дом, взыскании судебных расходов: по оплате услуг адвоката по составлению искового заявления в размере ----- рублей и по оплате государственной пошлины в размере ----- рублей.

Исковые требования мотивированы тем, что 09 марта 1999 года между истцом и ответчиком П.Н.К. был заключен договор дарения, в соответствии с условиями которого истцом в дар ответчику был передан жилой дом, общей площадью 50.3 кв.м., в том числе жилой площадью 32,0 кв.м. с надворными постройками: баня, конюшня, два навеса, сооружения. Договор дарения был зарегистрирован 09 марта 1999 года.

Истец считает, что заключенный договор дарения жилого дома в судебном порядке подлежит признанию недействительной сделкой и должны быть применены последствия признания недействительной сделки путем признания за истцом права собственности на указанный жилой дом по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ч.1 ст. 166 ГК РФ - сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В силу положений ч. 1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

При подписании оспариваемого договора дарения с ответчиком, последней истец была введена в заблуждение относительно предмета сделки. Условием, при котором истец намеревалась заключить договор дарения, являлось включение всех своих детей в число одаряемых, поскольку кроме ответчика у истца имеются другие дети.

Сам договор дарения согласно 11 пункта договора был составлен в двух экземплярах, из которых один экземпляр остался в регистрационном деле, второй экземпляр был выдан при подписании ответчику. Истцу экземпляр договора дарения не выдавался, с текстом договора истец смогла ознакомиться только в феврале 2013 года, когда случайно обнаружила его в доме.

Основанием для признания договора дарения недействительны истец считает тот факт, что ответчиком она фактически была обманута.

Указывает, что в настоящее время выяснилась настоящая цель, которую преследует ответчик после подписания договора дарения - это систематическое оказание психического давления на истца, несмотря на то, что истец является матерью ответчика, желание смерти истца и дальнейшей продажи дома.

Истец считает, что при вынесении решения о признании договора дарения жилого дома от 09 марта 1999 года недействительной сделкой, подлежит удовлетворению требование о применении последствий недействительной сделки в части признания за истцом права собственности на жилой дом.

В судебном заседании истец Б.М.Х. исковые требования поддержала в полном объеме по основаниям и доводам, изложенным в иске.

Ответчик П.Н.К. в судебном заседании исковые требования не признала, просила в их удовлетворении отказать. Ранее представила суду письменные возражения по иску, суть которых сводится к следующему.

09 марта 1999 года между ответчиком и истцом был заключен договор дарения. В момент заключения указанного договора мать ответчика – Б.М.Х. и в настоящее время является полностью дееспособной, оснований считать ее ненадлежащей стороной по договору дарения не имеется.

На момент заключения договора договор дарения прошел соответствующую юридическую регистрацию 09.03.1999 года, в связи с чем, ничтожным в силу закона являться не может.

Истец в исковом заявлении ссылается как на основания признания договора недействительным, на положения ч. 1 ст. 166 и ч.1 ст.178 ГК РФ в части признания оспоримой сделки недействительной и совершенной стороной дарителя под влиянием заблуждения. Но истца никто в заблуждение не вводил, договор был заключен с ее полного и также полного согласия ответчика. Перед подписанием договора все пункты договора были оглашены специалистом вслух обеим сторонам договора. Истец изначально была согласна на передачу ответчику жилого дома как единственному одаряемому. С ее стороны не было ни какого упоминания о том, что она желает подарить жилой дом иным детям.

Не соответствующим действительности является также упоминание в иске о том, что истцу стало известно о сути договора только в феврале 2013 года. С момента подписания оспариваемого договора и по настоящее время ответчик стала проживать в жилом доме вместе с мамой, документы вместе с техническим паспортом постоянного хранились в жилом доме, от мамы ответчик их не утаивала, мама имела каждый день возможность ознакомления с их содержанием. Ни от кого из близких родственников ни ответчик, ни мама не скрывали, что договор дарения был совершен только между двумя лицами, и что с 1999 года ответчик является единственным владельцем жилого дома. В указанной части все близкие родственники были осведомлены с 1999 года, то есть с момента совершения договора дарения.

Ответчик истца не обманывал, какой-либо цели оказания давления на маму не преследует, психического и физического давления на маму не оказывала и не оказывает, ее смерти не желает, ссылка на данное обстоятельство является ложью со стороны истца.

Таким образом, оснований, предусмотренных законом для признания заключенного договора недействительным, не имеется. В связи с чем истец обратилась в суд с указанным требованием ответчику не известно.

Также ответчик указывает, что основанием для отказа в удовлетворении заявленного искового требования является пропуск истцом срока исковой давности в части признания договора дарения недействительной сделкой и применении последствий недействительной сделки.

На основании изложенного ответчик просит в удовлетворении заявленных исковых требований отказать в полном объеме в связи с отсутствием оснований и пропуском истцом срока исковой давности, установленного для требований о признании сделки недействительной.

Выслушав истца, ответчика, изучив материалы дела, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований Б.М.Х. в силу следующего.

Как установлено судом, 09 марта 1999 года между истцом Б.М.Х. и ответчиком П.Н.К. был заключен договор дарения, в соответствии с условиями которого, истцом в дар ответчику был передан жилой дом, общей площадью 50,3 кв.м., в том числе жилой площадью 32,0 кв.м., с надворными постройками: баня, конюшня, два навеса, сооружения. Договор дарения был зарегистрирован 09 марта 1999 года (л.д. 41). 09 марта 1999 года П.Н.К. было выдано регистрационное удостоверение, согласно которого право собственности на домовладение, зарегистрировано за П.Н.К. (л.д. 40).

В обоснование заявленных исковых требований, истец ссылается на положения ст.ст. 166, 167, 178, 179 ГК РФ.

Положениями ст. 166 ГК РФ предусмотрено, что сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе. Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

Согласно ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В соответствии со ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел. Заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если: сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.; сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные; сторона заблуждается в отношении природы сделки; сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой; сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку. Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.

По смыслу нормы ст. 178 ГК РФ сделкой, совершенной под влиянием заблуждения, признается сделка, в которой волеизъявление стороны не соответствует подлинной воле, то есть по такой сделке лицо получило не то, что хотело. Под заблуждением следует понимать несоответствие субъективных представлений лица об обстоятельствах и процессах объективной действительности или общепринятым понятиям об этих обстоятельствах и процессах. При этом из смысла п. 1 ст. 178 ГК РФ следует, что заблуждение относительно условий сделки должно иметь место на момент совершения сделки. При этом, приведенный в указанной норме права перечень случаев, имеющих существенное значение, является исчерпывающим. Неправильное представление о любых других обстоятельствах, помимо перечисленных в законе, не может быть признано существенным заблуждением и не может служить основанием для признания сделки недействительной.

В соответствии с п. 2 ст. 179 ГК РФсделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Исходя из смысла вышеприведенных положений ст. 179 ГК РФ под обманом подразумевается умышленное введение стороны в заблуждение с целью склонить другую сторону к совершению сделки. Заинтересованная в совершении сделки сторона преднамеренно создает у потерпевшего не соответствующее действительности представление о характере сделки, ее условиях, личности участников, предмете, других обстоятельствах, влияющих на его решение. При совершении сделки под влиянием обмана формирование воли потерпевшего происходит не свободно, а вынужденно, под влиянием недобросовестных действий контрагента, заключающихся в умышленном создании у потерпевшего ложного представления об обстоятельствах, имеющих значение для заключения сделки. Таким образом, в предмет доказывания по спору о признании сделки недействительной как совершенной под влиянием обмана входит, в том числе, факт умышленного введения недобросовестной стороной другой стороны в заблуждение относительно обстоятельств, имеющих значение для заключения сделки.

В обоснование исковых требований истец указывает, что договор дарения от 09.03.1999 года является недействительной сделкой, поскольку при его заключении истец была введена в заблуждение ответчиком относительно предмета сделки, условием, при котором истец намеревалась заключить договор дарения, являлось включение в число одаряемых всех своих детей. Также истец указывает, что при заключении договора она была обманута ответчиком, поскольку совершением указанной сделки ответчик преследовал цель систематического оказания психического давления на истца, выражая желание смерти истца и последующей продажи жилого дома.

Определениями суда от 08.07.2013 года (л.д. 1-2), от 30.07.2013 года (л.д. 25) между сторонами было распределено бремя доказывания, в частности на истца возложена обязанность доказать, что: сделка (договор дарения от 09.03.1999 года) совершена истцом под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, в частности под влиянием заблуждения относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможность его использования по назначению; что в момент подписания договора истец не могла читать и соответственно не читала спорный договор дарения, что договор не был ей зачитан вслух и ей не было объяснено содержание договора на момент его подписания; что на момент подписания договора истец находилась в состоянии, не позволяющим понимать значение своих действий.

Между тем, соответствующих доказательств, свидетельствующих о том, что сделка (договор дарения) была заключена истцом под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ) и под влиянием обмана (п. 2 ст. 179 ГК РФ) суду представлено не было.

Заблуждение, как неправильное, ошибочное, не соответствующее действительности представление лица об элементах совершаемой сделки подразумевает не соответствие внешнего выражения воли стороны сделки ее подлинному содержанию. Законом придано значение заблуждению относительно природы сделки, под которой принято понимать совокупность свойств (признаков, условий), характеризующих ее сущность, то есть природа сделки позволяет отличать один тип сделки от другого. Существенным заблуждением законом признается также заблуждение относительно тождества предмета сделки, под которым понимается полное совпадение реального предмета сделки с представлением о нем у стороны, ее совершающую.

Заключая договор дарения, истец Б.М.Х. знала природу указанной сделки и осознавала, что в результате заключения указанной сделки право собственности на передаваемый в дар жилой дом у нее прекратится и безвозмездно перейдет ответчику П.Н.К. Как показала в ходе предварительного судебного заседания свидетель П.А.П., она, являясь государственным регистратором и производя регистрацию договора дарения от 09.03.1999 года, заключенного между истцом и ответчиком, объясняла сторонам последствия заключения указанного договора, предлагала альтернативу данной сделке - составить у нотариуса завещание, но истец и ответчик от завещания отказались и настаивали на договоре дарения (л.д. 45).

При этом доводы истца о том, что после совершения сделки между ней и ответчиком сложились неприязненные отношения, что ответчик, совершая сделку, преследовал цель продажи дома, суд не принимает во внимание, поскольку обстоятельство предполагаемой продажи дома служит мотивом к совершению сделки и в силу п. 3 ст. 178 ГК РФ не является достаточно существенным для признания сделки недействительной. Кроме того, указанные обстоятельства, в том числе возникшие впоследствии, после заключения договора дарения, не свидетельствуют о том, что истец заблуждалась относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению, и также не являются основанием для признания сделки недействительной на основании ст. 178 ГК РФ.

Для признания сделки недействительной в силу п. 2 ст. 179 ГК РФ необходимо установление того обстоятельства, что обман касается таких существенных моментов, под влиянием которых, сторона пошла на заключение сделки, которая бы никогда не состоялась, если бы лицо имело истинное представление о действительности. Обман подразумевает намеренное введение в заблуждение участника сделки его контрагентом или иным лицом, непосредственно заинтересованным в данной сделке.

Доказательств того, что ответчик П.Н.К. своими действиями намеренно ввела в заблуждение истца относительно характера сделки, ее условиях, предмете, других обстоятельствах, влияющих на решение истца о заключении сделки, истцом также не представлено, в силу чего отсутствуют основания для признания сделки (договора дарения) недействительной в силу п. 2 ст. 179 ГК РФ.

Ответчиком в ходе рассмотрения дела было заявлено ходатайство о применении срока исковой давности по рассматриваемым исковым требованиям (л.д. 16-17).

Рассматривая вопрос о применении срока исковой давности, суд исходит из следующего.

Согласно п. 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

В соответствии с п. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Исковые требования Б.М.Х. заявлены в соответствии со ст. 178, п. 2 ст. 179 ГК РФ. Сделки, предусмотренные данными нормами, исходя из положений п. 1 ст. 166 ГК РФ, являются оспоримыми, в силу чего к заявленным Б.М.Х. исковым требованиям должен быть применен срок исковой давности, установленный п. 2 ст. 181 ГК РФ – один год.

Оспоримая сделка (договор дарения) совершена 09.03.1999 года. Как указала истец в ходе предварительного судебного заседания, о нарушенном праве, в частности о том, что ею был подписан именно договор дарения, она узнала в 1999 году, спустя полгода с момента подписания договора (л.д.36). Также, на данное обстоятельство указала свидетель П.А.П., показав, что истец спустя 2 месяца после подписания договора дарения приходила к ней с просьбой отменить сделку (л.д. 45).

Таким образом, учитывая тот факт, что истец узнала об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной, в 1999 году, ею пропущен срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной, предусмотренный п. 2 ст. 181 ГК РФ.

Согласно ст. 205 ГК РФ в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

Определением суда от 13.08.2013 года истцу было предложено доказать уважительность причин пропуска срока исковой давности, наличие оснований для приостановления либо перерыва течения срока исковой давности. Истцу разъяснено о её праве на заявление ходатайства о восстановлении пропущенного срока и обязанности по представлению соответствующих доказательств (л.д.33).

Между тем доказательств в подтверждение указанных обстоятельств истцом суду не представлено, ходатайство о восстановлении пропущенного срока не заявлено.

Таким образом, учитывая, что истцом пропущен срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной, предусмотренный п. 2 ст. 181 ГК РФ, а также отсутствие оснований для признания договора дарения от 09.03.1999 года недействительной сделкой, предусмотренных ст. 178, п. 2 ст. 179 ГК РФ, в удовлетворении исковых требований Б.М.Х. о признании договор дарения жилого дома, заключенного между истцом Б.М.Х. и ответчиком П.Н.К. 09 марта 1999 года, зарегистрированного 09.03.1999 года, недействительной сделкой и применении последствий недействительности ничтожной сделки, признании за истцом Б.М.Х. права собственности на указанный жилой дом, следует отказать в полном объеме.

В связи с тем, что истцу отказано в иске в полном объеме, то в соответствии со ст. 98 ГПК РФ не подлежат удовлетворению её требования о взыскании судебных расходов.

Лицам, участвующим в деле было разъяснено положение статьи 56 ГПК РФ в части доказывания сторонами тех обстоятельств, на которые они ссылаются, от представления дополнительных доказательств лица участвующие в деле отказались.

 

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

В удовлетворении исковых требований Б.М.Х. к П.Н.К. о признании недействительным договора дарения от 09 марта 1999 года, применении последствий недействительности сделки с признанием за истцом права собственности на жилой дом с надворными постройками, взыскании судебных расходов - отказать в полном объёме.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный суд Удмуртской Республики через Камбарский районный суд Удмуртской Республики в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Полный текст решения изготовлен 17 сентября 2013 года.

 

Судья С.Л. Ефимов