Юридические услуги адвоката с судейским опытом
Помогаю людям. Это точно.
Ефимов С. Л.
Телефон:
Адрес:
г. Ижевск, ул. Пушкинская, 116

Отказано в восстановлении в связи с отсутствием работы в соответствии с медицинским заключением

Дело № 2-223/2012

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

 

г. Камбарка 31 октября 2012 года

Камбарский районный суд Удмуртской Республики в составе:

Председательствующего судьи Ефимова С.Л.,

При секретаре Хисамутдиновой А.Р.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению В.Е.Н. к Федеральному бюджетному учреждению о восстановлении на работе в ранее занимаемой должности, признании приказа об увольнении незаконным и подлежащим отмене, признании приказа об отстранении от занимаемой должности незаконным и подлежащим отмене, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов,

УСТАНОВИЛ:

Истец В.Е.Н. первоначально обратилась в суд с иском к Федеральному бюджетному учреждению с требованиями о восстановлении на работе в ранее занимаемой должности, признании приказа об увольнении незаконным и подлежащим отмене, признании приказа об отстранении от занимаемой должности незаконным и подлежащим отмене, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов.

В ходе рассмотрения дела в связи с реорганизацией предприятия ответчика в форме присоединения к нему государственного учреждения с изменением названия на федеральное бюджетное учреждение произведена замена стороны ответчика, на реорганизованное юридическое лицо - Федеральное бюджетное учреждение.

С учетом дополнения к иску (т.1 л.д.173) истец просит суд:

1. Признать Приказ от 15.05.2012г. о прекращении трудового договора с 15 мая 2012г. с машинистом насосных установок котельной вахтового городка В.Е.Н., в связи с отсутствием у работодателя соответствующей работы, необходимой работнику в соответствии с медицинским заключением, по пункту 8 части первой статьи 77 Трудового Кодекса Российской Федерации, незаконным и подлежащим отмене;

2. Признать Приказ от 02.05.2012г. об отстранении от работы с токсическими химикатами относящиеся к химическому оружию машиниста насосных установок котельной вахтового городка В.Е.Н. до прохождения периодического медицинского осмотра и предоставления заключения об отсутствии медицинских противопоказаний к указанным работам, незаконным и подлежащим отмене;

3. Восстановить В.Е.Н. на постоянной работе в филиале Федерального бюджетного учреждения в ранее занимаемой должности машиниста насосных установок котельной вахтового городка;

4. Взыскать с ответчика Федерального бюджетного учреждения в пользу истца:

- средний заработок за время вынужденного прогула в связи с незаконным увольнением за период с 15 мая 2012 года по день вынесения решения судом;

- -------------- рублей сумму компенсации причиненного морального вреда в связи с незаконным увольнением и незаконным отстранением от работы;

- ------------------- рублей сумму расходов по оплате услуг адвоката за составление искового заявления;

- --------------- рублей сумму расходов по оплате услуг адвоката за представительство в суде.

Иск мотивирован следующим:

Решением суда от 28 апреля 2012 года в связи с незаконным увольнением истец восстановлена в ранее занимаемой должности машиниста насосных установок котельной вахтового городка ФБУ.

На основании исполнительного листа от 28.04.2012 г. ответчиком в трудовую книжку истца внесена запись о восстановлении на работе в ранее занимаемой должности с 01.01.2012 г. Тем не менее, 15 мая 2012 года работодателем вновь издан приказ, на основании которого Трудовой договор, заключенный с истцом на неопределенный срок, прекращен в связи с отсутствием у работодателя соответствующей работы, необходимой работнику в соответствии с медицинским заключением, по пункту 8 части первой статьи 7 Трудового Кодекса Российской Федерации. С указанного дня истец уволена с предприятия ответчика.

Истец считает, что приказ от 15.05.2012 г. подлежит признанию незаконным и должен быть отменен, а В.Е.Н. восстановлена на прежней работе в ранее занимаемой должности в силу следующего.

В основаниях увольнения ответчик ссылается на наличие медицинского заключения, препятствующего выполнению истцом работы, связанной с работой на объекте по уничтожению химического оружия. Данный вывод сделан руководством предприятия ошибочно. За основу медицинского заключения были взяты рекомендации ФБУЗ МСЧ № 41 ФМБА России, обслуживающей работников предприятия в части их медицинского осмотра, обследования и лечения. Данное обстоятельство противоречит нормам материального права. В частности, ФБУЗ МСЧ № 41 ФМБА России не является специализированным медицинским учреждением, наделенным правом о признании лица ограниченно трудоспособным либо нетрудоспособным в части выполнения тех или иных трудовых обязанностей, а также в части занятия той либо иной должности. Специализированным медицинским учреждением, выполняющим указанные функции на территории Удмуртской Республики, является ФБУ «Бюро медико-социальной экспертизы по Удмуртской Республике».

ФБУ «Бюро медико-социальной экспертизы по Удмуртской Республике» 02.03.2012 г. истцу присвоена третья группа инвалидности по общему заболеванию, что не является препятствием для выполнения истцом трудовой деятельности, связанной с занятием должности машиниста насосных установок котельной вахтового городка на предприятии ответчика.

Признание работника неспособным к выполнению работы по ранее занимаемой им должности может иметь место лишь в соответствии с медицинским заключением, выданным органом или учреждением, в компетенцию которого входит дача такого рода заключений. Медико-социальная экспертиза осуществляется федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, подведомственными уполномоченному органу, определяемому Правительством РФ (ст. 8 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" в ред. Федерального закона от 22 августа 2004 г.).

Заключение же ФБУЗ МСЧ № 41 ФМБА России о профессиональной непригодности истца к ранее занимаемой должности по мотиву заболевания не имеет юридической силы и не основано на законе, в связи, с чем в качестве доказательства в части невозможности в последующем выполнения трудовых обязанностей машиниста насосных установок котельной вахтового городка использоваться не может, так как противоречит нормам материального права. Порядок признания гражданина профессионально непригодным к занимаемой должности в связи с медицинским заключением утвержден положениями Административного регламента по предоставлению государственной услуги по проведению медико-социальной экспертизы, утвержденной Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 11 апреля 2011 г. N 295н, в части определении степени утраты профессиональной трудоспособности - выдача справки о результатах установления степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах, позволяющих сделать вывод о возможности занятия той или иной должности при выполнении работ, связанных с вредными условиями труда.

Таким образом, Приказ от 15.05.2012г. о прекращении с истцом заключенного трудового договора и увольнении с 15 мая 2012 года с занимаемой должности машиниста насосных установок котельной вахтового городка подлежит признанию незаконным и должен быть отменен в судебном порядке, а истец подлежит восстановлению на работе в ранее занимаемой должности.

Истец указывает, что при вынесении решения судом о восстановлении в ранее занимаемой должности, исходя из положений ст.394 Трудового Кодекса РФ с ответчика в пользу истца подлежит взысканию средний заработок за время вынужденного прогула в связи с незаконным увольнением за период с 15 мая 2012 года по день вынесения решения судом о восстановлении на работе.

Кроме того, 02 мая 2012 года при приеме на работу работодателем был издан Приказ об отстранении истца от работы с токсическими химикатами, относящимся к химическому оружию, до прохождения периодического медицинского осмотра и предоставления заключения об отсутствии медицинских противопоказаний к указанным работам. Как указано в приказе основанием для отстранения истца от занимаемой должности послужила индивидуальная программа реабилитации № 608 к акту освидетельствования № 652 от 02 марта 2012 года (далее по тексту ИПР) и справки ФБУЗ МСЧ № 41 ФМБА России от 02 мая 2012г.

Положениями ст.76 Трудового Кодекса РФ определены основания для отстранения работника от выполняемой работы. Основания же, которые указаны работодателем в приказе таковыми не являются. Так ИПР истца не содержит конкретного запрета на выполняемую истцом работу, а справки ФБУЗ МСЧ № 41 ФМБА России в данной части являются незаконными, в связи с чем приказ № 89 § 1 от 02.05.2012г. об отстранении от работы машиниста насосных установок котельной вахтового городка В.Е.Н. подлежит признанию незаконным и подлежащим отмене.

Принимая во внимание факт незаконного увольнения, существенно нарушающего права истца как работника, исходя из положений ст.ст. 21, 237, 394 ТК РФ, истец полагает, что с ответчика в ее пользу подлежит взысканию денежная компенсация причиненного морального вреда, который она оценивает в ------- рублей.

Истец указывает, что приказом от 02.05.2012 г. ответчик также существенно нарушил право истца на труд, отстранив от работы, на которую она была восстановлена решением суда. По сути, приказ был издан с целью игнорирования решения суда и не допуска истца к рабочему месту, чем также был причинен моральный вред, который подлежит взысканию с ответчика в пользу истца в размере 5 000 рублей.

В судебном заседании истец В.Е.Н. и его представитель адвокат Г.А.Я. требования поддержали по основаниям и доводам, указанным в иске и в дополнении к иску.

Ранее в ходе предварительного судебного заседания В.Е.Н. суду пояснила, что имеет среднее специальное медицинское образование по специальности «фельдшер». Когда создали комиссию из представителя отдела кадров, юриста, главного врача поликлиники, и давали заключение, она говорила, что готова идти на любую должность, ни от чего не отказывалась. Предлагали работать в ВОХР. Сам начальник отдела кадров предлагал должность контролёра ВОХР, указав, что имеется возможность работать контролером на 5 КПП. Однако Н.А.Н. был против, указав, что работа контролером КПП сменная и предусматривает ночные смены. Больше ничего не предлагали. В списке вакантных должностей была должность уборщицы ЖКХ или МТО, точно не помнит. Указанная должность ей не предлагалась.

Пояснила, что индивидуальную программу реабилитации проходила по должности медсестра по диплому. Считает, что в должности оператора насосных установок труд легкий, так как никакой физической работы не выполняла, осуществляла лишь контроль за приборами, смотрела за исправностью оборудования, в основном показатели давления, газа. Считает, что в котельной смогла бы работать и сейчас, работодатель мог поставить ее на дневную работу без ночных смен.

Представитель истца Г.А.Я. дополнительно суду пояснил, что заявленные истцом требования подлежат удовлетворению в полном объеме по следующим основаниям:

В части признания приказа от 02.05.2012 г. об отстранении от работы незаконным и подлежащим отмене истец указывает, что из сути данного приказа следует, что истец В.Е.Н. была отстранена от занимаемой должности от работы с токсическими химикатами относящиеся к химическому оружию машиниста насосных установок котельной вахтового городка до прохождения периодического медицинского осмотра и предоставления заключения об отсутствии медицинских противопоказаний к указанным работам. Основанием отстранения от работы послужила ИПР карта № 608 к акту освидетельствования № 652 от 02 марта 2012г. и справка ФБУЗ МСЧ № 41 ФМБА России от 02 мая 2012г. В обосновании законности отстранения истца от работы ответчик ссылается на положения ст.212 ТК РФ в соответствии с которой работодатель обязан обеспечить недопущение работников к исполнению ими трудовых обязанностей без прохождения обязательных медицинских осмотров (обследований), обязательных психиатрических освидетельствований, а также в случае медицинских противопоказаний.

Как установлено в суде истец была восстановлена на работе в ранее занимаемой ею должности машиниста насосных установок на основании решения суда от 28.04.2012г. Исходя из календарной даты вынесения решения 28 апреля 2012 года был субботним днем, в который на территории РФ был установлен рабочий день, т.к. рабочий день 30 апреля соответственно перенесен на 28 апреля 2012 года. Следующим рабочим днем за днем вынесения решения судом было 02 мая 2012 года. Как установлено из показаний истца В.Е.Н. и свидетеля С.Р.Т., истец не была допущена к рабочему месту, физически не могла пройти периодический медицинский осмотр. Свидетель К.С.В. в суде пояснила, что В.Е.Н. периодический медицинский осмотр 02 мая 2012 года не проходила, а справка ФБУЗ МСЧ № 41 ФМБА России от 02 мая 2012г. была фактически составлена без данных периодического медицинского осмотра, на основании сведений, отраженных в ИПР карты № 608 к акту освидетельствования № 652 от 02 марта 2012г. Таким образом, связи между законностью и обоснованностью отстранения истца от работы за период с 02 мая 2012 года по 15 мая 2012 года, фактическими обстоятельствами, установленными в суде и положениями закона, регламентирующими данное отстранение, не имеется.

Истцу фактически не дали пройти указанный медицинский осмотр, и сразу же отстранили от занимаемой должности, фактически осмотр истцом был пройден к 15 мая 2012 года, а приобщенная к материалам дела индивидуальная карта периодических медицинских осмотров В.Е.Н., где дата прохождения медосмотра В.Е.Н. фактически подтасована, что видно не вооруженным глазом без использования специальных методов, направленных на установление подделки первоначальной даты.

В возражении ответчик ссылается на то, что ИПР карты № 608 к акту освидетельствования № 652 от 02 марта 2012г. является неким документом, определяющим степень медицинских противопоказаний в части выполнения трудовых обязанностей. Данное умозаключение ответчика было развеяно показаниями свидетеля К.С.М., специалиста реабилитации 2-го экспертного состава Бюро МСЭ №7 ФКУ «ГБ МСЭ по Удмуртской Республике», которая в судебном заседании пояснила, что ИПР носит лишь рекомендательный характер. Обязательный характер данной программы стороной ответчика не доказан.

Кроме того, ИПР соответствующим медицинским заключением не является и была выдана истцу в период ее фактического увольнения по должности медицинская сестра исходя из наибольшего стажа в ранее занимаемых должностях в целях последующего трудоустройства. К.С.М., являясь специалистом в области реабилитации инвалидов пояснила, что исходя из условий труда по ранее занимаемой должности машиниста насосных установок работа истцу не противопоказана, 1-я степень ограничения по труду, отраженная в ИПР, это способность к выполнению трудовой деятельности в обычных условиях, оценка условий труда - 2, указанная в карте аттестации рабочего места по условиям труда № 03604 допустима в части выполнения В.Е.Н. работы в должности машиниста насосных установок. Кроме того, для инвалида 2-й группы не требуют специально созданных условий труда.

Также в суде установлено и не оспаривается стороной ответчика то обстоятельство, что истец состояла во втором штате предприятия по «Федеральной целевой программе», а не в основном штате предприятия. В связи с этим не понятно, о какой работе с токсическими химикатами, относящимися к химическому оружию, идет речь, если ранее в суде представитель ответчика ссылался на то обстоятельство, что ответчик является организацией, действующей в рамках реализации целевой программы «Уничтожение запасов химического оружия в Российской Федерации» на объекте 1203 по хранению и уничтожению химического оружия, и данная программа выполнена в 2009 году.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что Приказ от 02.05.2012 г. об отстранении от работы с токсическими химикатами относящиеся к химическому оружию машиниста насосных установок котельной вахтового городка В.Е.Н. до прохождения периодического медицинского осмотра и предоставления заключения об отсутствии медицинских противопоказаний к указанным работам, является незаконным и подлежит отмене на основании судебного решения.

В возражении ответчик в части доводов законности увольнения истца ссылается на обстоятельства, установленные Определением Верховного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2011г. по делу № 19-В11-19. Данным решением определено, что ИПР и Справка об установлении инвалидности являются единственными документами в силу ст.11 ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» - обязательными для организаций, учреждений. В рассматриваемом Определении ВС РФ гражданин «Л» был инвалидом 2-й группы с 27 октября 2010 г., ИПР была составлена по занимаемой им должности на момент дачи заключения Главным Бюро МСЭ по Республике Северная Осетия-Алания, судом также исследовался протокол заседания аттестационной комиссии по результатам аттестации рабочих мест от 26.11.2010 г., откуда следует, что при наличии установленной инвалидности работодатель не мог улучшить условия в связи с обусловленной спецификой работы на руководящих должностях.

В рассматриваемом случае с увольнением В.Е.Н. сложилась иная ситуация. Во-первых, на момент установления инвалидности В.Е.Н. уже была уволена и является лишь инвалидом 3-й группы, а не 2-й группы как отражено в Определении ВС РФ. Во-вторых, как указала в суде свидетель К.С.М., сославшись на соответствующие ведомственные нормативно-правовые акты, со стороны работодателя в отношении инвалидов 3-й группы создание специальных условий труда не требуется.

Запрет в части труда в отношении В.Е.Н. имеет место быть только в ночное время. В соответствии с положениями абз. 5 ст. 96 ТК РФ - к работе в ночное время не допускаются: беременные женщины; работники, не достигшие возраста восемнадцати лет, за исключением лиц, участвующих в создании и (или) исполнении художественных произведений, и других категорий работников в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами. В данном случае это положение распространяется и на истца В.Е.Н., но не является основанием к ее увольнению.

Как установлено из показаний истца, представителя ответчика, свидетелей З.Н.Ю., С.С.М. и иных лиц, графиков работы котельной вахтового городка за 2011 год, часть работников выполняла свои трудовые обязанности в дневное время в период с 08 часов 00 минут до 17 часов 00 минут, с обязательным наличием двух выходных дней (как правило, суббота и воскресенье), что свидетельствует о том, что в отношении истца данные условия работы было возможно установить элементарным распоряжением руководства предприятия, а в совокупности действия, которые были совершены ответчиком в отношении истца свидетельствуют об их фактически дискриминационном характере, направленным на незаконное увольнение и нарушение права истца на труд.

Представитель ответчика Федерального бюджетного учреждения Н.А.Н., действующий на основании доверенности, с иском не согласился по основаниям и доводам, указанным в письменных возражениях на иск, суть которых сводится к следующему.

Истица полагает, что отстранение её от работы и её последующее увольнение произведены с нарушением требований трудового законодательства.

Основанием для издания приказа об отстранении В.Е.Н. от работы явились: справка об установлении инвалидности В.Е.Н. от 02.03.2012 г. инвалида, выданная Бюро МСЭ № 7 ФКУ «ГБ МСЭ по Удмуртской Республике», карта аттестации рабочего места по условиям труда, справка ФБУЗ МСЧ 41 ФМБА России, выданная на основе индивидуальной программы реабилитации.

Согласно рекомендациям в ИПР В.Е.Н. противопоказан средней степени тяжести физический труд, неблагоприятные метеофакторы производства, профвредность. В.Е.Н. способна к трудовой деятельности в обычных условиях с укороченным рабочим днём на 1 час, без ночных смен: медрегистратор, статистик, диспетчер, контролёр.

Согласно ч. 2 ст. 212 Трудового кодекса РФ работодатель обязан обеспечить недопущение работников к исполнению ими трудовых обязанностей в случае медицинских противопоказаний.

Абзац 5 ч. 1 ст. 76 Трудового кодекса РФ устанавливает обязанность работодателя отстранить от работы работника при выявлении в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, противопоказаний для выполнения работником работы, обусловленной трудовым договором.

Согласно представленной истцом справке от 02.03.2012 г. по результатам медико-социальной экспертизы, проведённой Бюро МСЭ № 7 ФКУ «ГБ МСЭ по Удмуртской Республике», В.Е.Н. установлена третья группа инвалидности по общему заболеванию на срок до 01.03.2013 г.

Согласно результатам аттестации (карта аттестации рабочего места по условиям труда), проведённой аккредитованной организацией, по факторам производственной среды и трудового процесса у истицы должность с вредными условиями труда. На неё распространяются гарантии и компенсации, предусмотренные Федеральным законом №136-ФЗ от 07 ноября 2000 г. «О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием». В соответствии со ст. 2 Федерального закона № 136-ФЗ от 07 ноября 2000 года к работам с токсичными химикатами, относящимися к химическому оружию, допускаются граждане, достигшие возраста 20 лет, отвечающие квалификационным требованиям и не имеющие медицинских противопоказаний.

С учётом сложившихся обстоятельств и в силу обязательных для исполнения предписаний ст.ст. 212, 76 Трудового кодекса РФ, ответчик (работодатель) имел законные основания для отстранения В.Е.Н. от работы в противопоказанных ей условиях труда.

В силу ст. ст. 7, 8 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ (в ред. Федерального закона от 23 июля 2008 года N 160-ФЗ) медико-социальная экспертиза - определение в установленном порядке потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма. Медико-социальная экспертиза осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого лица, с использованием классификаций и критериев, разрабатываемых и утверждаемых в порядке, определяемом уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. Медико-социальная экспертиза осуществляется федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, подведомственными уполномоченному органу, определяемому Правительством Российской Федерации.

Порядок и условия признания лица инвалидом установлены постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 года N 95, утвердившим Правила признания лица инвалидом. Согласно указанным Правилам, при установлении гражданину группы инвалидности одновременно определяется в соответствии с классификациями и критериями, предусмотренными приказом Минздравсоцразвития России от 23 декабря 2009 г. N 1013н, степень ограничения его способности к трудовой деятельности (III, II или I степень ограничения), либо группа инвалидности устанавливается без ограничения способности к трудовой деятельности.

Гражданину, признанному инвалидом, согласно пункту 36 Правил выдаются справка, подтверждающая факт установления инвалидности, с указанием группы инвалидности и степени ограничения способности к трудовой деятельности либо с указанием группы инвалидности без ограничения способности к трудовой деятельности, а также индивидуальная программа реабилитации.

Для гражданина, признанного инвалидом, специалистами бюро (главного бюро, Федерального бюро), проводившими медико-социальную экспертизу, разрабатывается ИПР, которая утверждается руководителем соответствующего бюро.

Из изложенного следует, что решение учреждения Бюро МСЭ № 7 ФКУ «ГБ МСЭ по Удмуртской Республике» об установлении инвалидности и индивидуальная программа реабилитации являются единственными документами, выдаваемыми данным учреждением по результатам проведения медико-социальной экспертизы, и в силу ст. 11 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" - обязательными для организаций, учреждений.

Таким образом, справка об установлении инвалидности истице 02.03.2012 г. и ИПР инвалида, выданная по результатам проведения медико-социальной экспертизы являются медицинским заключением, позволяющим работодателю отстранять работника от работы и увольнять в порядке, установленном ст. 73, 76, 77, 212 Трудового кодекса РФ.

Кроме того, в данном случае работодатель по объективным причинам не имел возможности создать специальные условия труда для истца на его рабочем месте исходя из обязательных для работодателя рекомендаций ИПР инвалида. Так же у работодателя отсутствовала соответствующая работа.

Перечень оснований расторжения трудового договора по инициативе работодателя приведен в ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, в которой такое основание увольнения как отсутствие у работодателя соответствующей работы, необходимого ему в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, отсутствует.

При этом в силу ч. 3 ст. 73 Трудового кодекса РФ, трудовой договор с работниками, нуждающимися в соответствии с медицинским заключением во временном или постоянном переводе на другую работу, при отказе от перевода либо отсутствии у работодателя соответствующей работы прекращается по основанию, установленному п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ.

Таким образом, основанием для прекращения трудового договора с истцом является не инициатива работодателя, а объективные, то есть не зависящие от воли сторон трудового договора обстоятельства, в частности от воли работодателя.

На основании изложенного, ответчик просит суд в исковых требованиях Вавиловой Е.Н. отказать в полном объёме (т.1 л.д.63-65).

В судебном заседании Н.А.Н. пояснил, что Конституция РФ закрепляет право гражданина на охрану его жизни и здоровья. В данном случае человек, будучи уволенным, обратился через орган, который ему проводил лечение, и указанное медицинское учреждение направило ее на медико-социальную экспертизу, где истец была признана инвалидом. После вынесения решения суда от 02.05.2012 г. о восстановлении ее на работе, истец была восстановлена. При посещении отдела кадров она предоставила справку об установлении ей инвалидности и индивидуальную программу реабилитации, где говорилось о том, что у нее имеется определенное ограничение.

Ч. 1 ст. 76 Трудового кодекса РФ устанавливает обязанность работодателя отстранить от работы работника при выявлении в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, противопоказаний для выполнения работником работы, обусловленной трудовым договором. В определении Верховного суда РФ от 25.11.2011 года дается разъяснение - что будет являться медицинским заключением: это справка о том, что человек является инвалидом и программа реабилитации инвалида. Таким образом, истец В.Е.Н. предоставила в отдел кадров медицинское заключение, выданное ей в установленный законом срок. Работодатель, принимая во внимание положение ст. 76 Трудового кодекса РФ отстранил истца от работы.

Как говорил представитель истца, В.Е.Н. не допустили до прохождения периодического медицинского осмотра, которое проводится в организации в связи с действующим законодательством. Это не совсем так, потому что как показала врач К., она выдала справку о том, что действительно у В.Е.Н. имеются противопоказания. Если обратиться к Приказу Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 12.04.2011г. № 302, положения которого вступили в силу с 01.09.2011 года, то там говорится об утверждении перечня вредных или опасных производственных факторов и работ, при выполнении которых проводится обязательный, предварительный и периодический медицинские осмотры (обследования) и порядка проведения обязательных, предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными или опасными условиями труда. К этому приказу есть приложение № 1, где имеется перечень вредных или опасных производственных факторов, при выполнении которых проводится обязательный, предварительный и периодический медицинские осмотры. Также указаны наименования вредных или опасных производственных факторов по порядку: это мышьяк и его органические и не органические соединения, периодичность осмотров указана 1 раз в два года. Также приводится ряд медицинских противопоказаний, в том числе новообразования злокачественного и доброкачественного характера, любой локализации, даже в анамнезе. В материалах дела имеется справка из радиологии и дается в анамнезе наличие доброкачественного или злокачественного образования. Врачи основывались именно на этом приказе. Со слов истца и свидетелей, которые выступали со стороны ответчика, руководителя медико-санитарной части, расположенной на объекте, В.Е.Н. проходила периодический медицинский осмотр. По результатам ее медицинского осмотра врачами было вынесено заключение. Врачи руководствовались двумя документами: справкой о присуждении истцу инвалидности и программой реабилитации инвалида и это является именно тем заключением, на основании которого ее отстранили от работы.

В ФЗ № 136 «О социальной защите граждан, связанных с работой с химическим оружием» от 07.11.2007 г. даются понятия: что такое работа с химическим оружием. Работа с химическим оружием – это работа с вредными условиями труда и в соответствие со степенью их опасности разделяется по двум группам: ко второй группе работ относится научное и техническое обеспечение по раснаряжению, детоксикации химических боеприпасов, емкостей и устройств, детоксикации нетоксичных химикатов объектов по уничтожению химического оружия. Таким образом, В.Е.Н. выполнялись работы, относящиеся ко второй группе работ с химическим оружием.

Кроме того, в ст. 219 Трудового кодекса РФ говорится о том, что в случае обеспечения на рабочих местах безопасных условий труда, подтвержденных результатами аттестации рабочих мест по условиям труда или заключением государственной экспертизы условий труда, компенсации работникам не устанавливаются. В данном случае, исходя из аттестации рабочего места, которое было проведено, вредны и те условия труда, которые противоречат именно индивидуальной программе реабилитации инвалида, то есть истца.

Кроме того, в Постановлении Правительства РФ от 29.03.2002 г. № 188 «Об утверждении списков производств, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на меры социальной поддержки» имеется список производств с вредными условиями труда, работа в которых дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на меры социальной поддержки и в этом перечне имеется Объект по хранению и уничтожению химического оружия. Также имеется список профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на меры социальной поддержки и там указаны машинисты всех категорий.

Таким образом, исходя из действующего законодательства, объект 1203 является таким производством, где вредные условия труда. Поэтому, действия работодателя соответствовали закону. Истец была отстранена, а затем уволена по ст. 77 Трудового кодекса на основании отказа работника от перевода на другую работу, необходимого ему в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, либо отсутствие у работодателя соответствующей работы.

Из представленных документов, приобщенных к материалам дела, видно, что в организации имеется два штата: это основной и штат по ФЦП. В штате по ФЦП была введена котельная вахтового городка, аттестацией рабочего места машиниста насосных установок была установлена вредность и соответствующая надбавка за работу с химическим оружием, которую В.Е.Н. получала. Также из указанных штатов видно, что имелись вакантные должности, но они не соответствовали В.Е.Н., эти вакансии предусматривали работу в ночное время, что категорически запрещено индивидуальной программой реабилитации инвалида.

В ходе предварительного судебного заседания Н.А.Н. суду пояснил, что на момент увольнения В.Е.Н. подходящих её профессиональной деятельности, профессиональным навыкам и состоянию здоровья, вакантных должностей не было. Была должность слесаря КИПиА, но у В.Е.Н. профессиональной подготовки для работы с контрольно-измерительными приборами и автоматизацией нет. Имелись вакантные должности контролёра ВОХР, но это посменная работа, работа на улице, связанная с нахождением на КПП, открыванием ворот, уборкой территории, покосом травы, и т.д., что противоречило рекомендациям в ИПР, в частности имеется неблагоприятный метеофактор.

В.Е.Н. работала в в/ч в должности палатной медсестры. Впоследствии этот медпункт ликвидировали, и чтобы персонал не увольнять, тем более, на тот момент были свободные места, 1 июня 2009 г., согласно записи в трудовой книжке, В.Е.Н. была переведена машинистом насосных установок в котельную вахтового городка. В карте аттестации указанного рабочего места машиниста насосных установок в строке «070» указаны рекомендации по подбору работников и возможности применения труда. В подпунктах женщин нет. Это связано с тем, что карта аттестации указанного рабочего места была составлена 25 сентября 2011 г., т.е. после приема В.Е.Н, на работу.

Представитель военной прокуратуры Ижевского гарнизона, надлежаще уведомленный о времени и месте проведения судебного заседания, в судебное заседание не явился.

Третье лицо - Федеральное казённое учреждение, о времени и месте проведения судебного заседания уведомлено надлежащим образом, в судебное заседание своего представителя не направило.

С учетом мнения сторон, в порядке ст.167 ГПК РФ и ч. 3 ст. 45 ГПК РФ, дело рассмотрено в отсутствие представителей третьего лица и Военной прокуратуры.

В ходе предварительного судебного заседания представитель третьего лица К.Н.А. суду пояснила, что по результатам освидетельствования в Индивидуальной программе реабилитации инвалида, выданной бюро МСЭ, дано заключение об условиях и характере труда, исходя из основной профессии истца - «медсестра», в которой она проработала больший период своей трудовой деятельности, что установлено было при экспертизе со слов истицы.

Индивидуальная программа реабилитации инвалида в соответствии с Федеральным законом «О социальной защите инвалидов» имеет для инвалида рекомендательный характер. Вопрос о годности в профессиональной деятельности входит в компетенцию медицинской комиссии лечебно-профилактического учреждения и определяется действующими нормативными актами. Это приказ Министерства здравоохранения и социального развития от 2011 г. «Об утверждении перечня вредных и опасных факторов на работе, при выполнении которых проводится обязательный предварительный периодический медицинский осмотр и освидетельствование».

В материалах дела имеется Карта аттестации рабочего места по условиям труда, где в строке «040» указаны гарантии и компенсации работникам, занятым на тяжёлых и вредных работах с вредными и опасными условиями труда, где имеется вредность 1,5 процентов. В соответствии с этим строка «050» содержит периодичность прохождения медицинских осмотров 1 раз в год. То есть истица обязана раз в год проходить медицинские освидетельствования. Нами даны рекомендации в Индивидуальной программе реабилитации инвалида по её основной работе, поскольку она не работала. Это выразилось: «Способна к трудовой деятельности в обычных условиях с укороченным рабочим днём на 1 час без ночных смен, т.е. медсестра, медрегистратор, статист, диспетчер, контролёр». А профпригодность относится исключительно к компетенции врачебной комиссии лечебно-профилактического учреждения (т.3 л.д. 4-5).

Допрошенный в ходе предварительного судебного заседания свидетель К.А.В. суду показал, что работает у ответчика в должности начальника отдела кадров и строевого. 2 мая 2012г. на основании решения суда был издан приказ о восстановлении В.Е.Н. на работе в прежней должности. После рассмотрения её документов, заключения Индивидуальной программы реабилитации, был издан приказ о её отстранении от работы в данной должности, так как её должность входила в перечень работ с химическим оружием, а в заключении было указано, что у неё должен быть укороченный рабочий день на 1 час, ночных смен не должно быть. У работников организации, в связи с работами по уничтожению химического оружия, установлен укороченный рабочий день, однако по должности, занимаемой В.Е.Н., это не предусматривалось. В присутствии начальника юридического отдела В.Е.Н. были предложены вакантные должности, имеющиеся в организации, но она от них отказывалась, потому что там предусматривались ночные смены. Есть письменное уведомление о том, что ей предлагались вакантные должности. Отстранение истца от работы было на основании справки, выданной медсанчастью. Данную справку принесла В.Е.Н. после того, как сходила в медсанчасть. Врачи медсанчасти сделали заключение на основе ИПР, которая была представлена В.Е.Н. На основе этого заключения В.Е.Н. отправили на периодический медицинский осмотр (т.3 л.д.5 оборот-6 оборот).

Допрошенная в ходе предварительного судебного заседания свидетель К.С.М. суду показала, что состоит в должности врача по МСЭ, специалист по реабилитации второго экспертного состава Федерального казённого учреждения. Могла ли В. работать в прежней должности машиниста насосных установок, пояснить не может, так как на момент освидетельствования истец была уволена. В процессе освидетельствования гражданин предоставляет характеристику об условиях и характере труда и должностные инструкции. С этими документами работают специалисты учреждения и если видят по должности какие либо вредные условия труда, что возникло серьёзное заболевание у человека, что если противопоказаны данные условия труда, то делается вывод о противопоказаниях вредных условий труда. Инвалидам рекомендуются условия труда только допустимые и оптимальные, т.е. это уровень класса труда «1» и «2».

В ИПР указано, что В.Е.Н. способна к трудовой деятельности в условиях с укороченным рабочим днём на 1 час. Указанные трудовые рекомендации формируются согласно приказу № 1013-Н от 23.12.2009 г. «Об утверждении классификации критериев, использованных при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан Федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы». У В.Е.Н. выявлена одна категория ограничений: «1» - это ограничение к труду 1 степени. Это означает пункт «ж» 3-го раздела этого приказа, т.е. способность к выполнению трудовой деятельности, способность осуществлять трудовую деятельность в соответствии с требованиями к содержанию, объёму, качеству и условиям выполнения работы. 1-я степень ограничения - это способность к выполнению трудовой деятельности в обычных условиях труда при снижении квалификации, тяжести, напряжённости или уменьшения объёма работы, в частности, на 1 час, как указано, или неспособность продолжать работы по основной профессии при сохранении возможности в обычных условиях труда выполнять трудовую деятельность более низкой квалификации. Указано, что истцу противопоказан средней степени тяжести физический труд, неблагоприятные метеофакторы производства, профвредность, и она способна выполнять трудовую деятельность в обычных условиях с укорочением рабочего дня на 1 час без ночных смен.

В Карте аттестации рабочего места должности «машинист насосных установок» определена общая оценка условий труда - «2». Это считается оптимальное, т.е. допустимое для инвалида условие труда. Допустимое условие труда «2 класс» характеризуется такими уровнями фактора среды и трудового процесса, которые не превышают установленный в гигиенических нормативах для рабочих мест, а возможное изменение функционального состояния организма восстанавливается во время регламентированного отдыха или к началу следующей смены и не должны оказывать неблагоприятного действия в ближайшем и отдалённом периоде на состояние здоровья работающих и их потомство. Допустимое условие труда относится к безопасным. Это гигиенические требования к условиям труда. Но должность машиниста насосных установок является сменной, т.е. предполагается ночная работа. В.Е.Н. же рекомендовано без ночных смен. Скорее всего, она не могла бы работать на указанной должности.

Функции ФКУ прописать показанные и противопоказанные виды труда. Рамки профессии не должны указываться, указываются лишь показанные и противопоказанные виды труда. Это идёт в рамках соглашения с Центром занятости УР, чтобы помочь безработному трудоустроиться, чтобы Центр занятости в пределах каких-то профессий мог ему предложить работу.

При приёме на работу лечебно-профилактическое учреждение, которое проводит медосмотр, действует на основе приказа № 302-Н «Об утверждении перечня вредных или опасных производственных факторов и работ, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические медосмотры». То есть это лечебное учреждение даёт справку на основании данного приказа, но с учётом того, что истцу определена 3-я группа инвалидности, которая предполагает ограничения по труду (т.3 л.д.28-29).

Допрошенная в ходе предварительного судебного заседания свидетель К.С.В.суду показала, что состоит в должности участкового врача-терапевта цеховых врачебных участков поликлиники Медсанчасти № 41 объекта УХО. В.Е.Н. предоставила Индивидуальную карту реабилитации инвалида, справку о том, что ей присвоена 3-я группа инвалидности из Бюро Медико-социальной экспертизы. При таких условиях решение принимается на основании факторов вредности, которые подаёт работодатель. Факторы вредности указываются в направлении на медицинский осмотр. По этому направлению, согласно приказу Министерства здравоохранения и социального развития РФ № 302-Н от 12.04.2011 г., определяется объём и кратность медицинских осмотров, и уже на основании заключения каждого специалиста принимается решение. Первоочередным документом в рассматриваемом случае явились рекомендации МСЭК, в которых оговорены те условия, в которых человек может работать. Поэтому комиссионно было принято решение 15 мая 2012 г. по профвозможностям В.Е.Н. В приказе Министерства здравоохранения и социального развития РФ № 302-Н имеется п.48, в котором приведён общий перечень медицинских противопоказаний для работы с вредными и опасными факторами, и там указаны «онкологические заболевания». То есть работа с онкологическими заболеваниями противопоказана. Было принято решение в совокупности с рекомендациями МСЭК, комиссионно на основании представленных документов.

По поводу справки, датированной 02 мая 2012 г., свидетель К.С.В. показала, что данную справку она выписала для работодателя, используя заключение МСЭК, т.к. работодателю нужны были разъяснения по поводу того, с чем В.Е.Н. может работать. По сути, были дублированы рекомендации МСЭК в ИПР инвалида для работодателя (т.3 л.д.29оборот-31).

Допрошенный в ходе предварительного судебного заседания свидетель С.Ф.М.суду показал, что состоит в должности заведующего поликлиникой Медсанчасти № 41 объекта УХО. Задачами Медсанчасти № 41 объекта УХО являются проведение: периодических медосмотров, предсменных и послесменных; ежегодных медицинских осмотров в целях выявления отклонений и допуска на выполнение работы; медосмотров при устройстве на работу.

В рассматриваемом случае были документы Комиссии, которая оценивает трудоспособность человека после проведённого сложного хирургического лечебного процесса, и которая определила возможности трудовой деятельности, установив В.Е.Н. 3-ю группу инвалидности. Т.е. была представлена ИПР инвалида, выписка, в которой было указано, что трудоспособность сохранена, но с ограничениями возможности человека. Конкретно была показана работа без ночных смен, т.е. не круглосуточная, без профвредности, и в принципе лёгкий труд. Т.е. третья группа инвалидности - это когда человек может работать, но характер труда должен соответствовать тем рекомендациям, которые даются этой Комиссией.

С 01.01.2012г. вступил в силу новый приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ 302-Н, который определяет характер обследований и критерии отбора непригодности по разным производственным факторам. В частности, по объекту УХО, где определена вредность солей тяжёлых металлов и мышьяк, расширились противопоказания. Одним из противопоказаний является любая онкология, даже в анамнезе.

02.05.2012г. на основании приказа командира в/ч В.Е.Н. была отстранена от работы. Основанием для отстранения послужило несоответствие той работе, которую она выполняла. Истец работала в котельной предприятия и по аттестационной карте рабочего места были те факторы вредности, которые шли вразрез с рекомендациями МСЭК, которые дали в ИПР инвалида. То есть по Карте аттестации рабочего места и по тем рекомендациям, которые давались, истец работать в той должности и на том месте не могла. Исходя из карты аттестации рабочего места по второму классу условий труда работать можно, а по третьему имеются три вредных фактора. Первый фактор - повышенный шум, вибрация; второй фактор - психоэмоциональные нагрузки, т.е. степень ответственности за результат собственной деятельности; третий фактор - трёхсменная работа, т.е. наличие ночных смен (т.3 л.д.31).

Допрошенный в ходе предварительного судебного заседания свидетель С.Р.Т. суду показал, что работал в в/ч машинистом насосных установок с 2008 года. Работал в КНС, а истец В.В.Н. в котельной. В декабре 2011 года его уволили, но потом он был восстановлен в должности весной 2012 года. Пояснил, что после майских праздников вместе с В.Е.Н. находился в отделе кадров предприятия ответчика. В. при этом говорили, что для нее работы нет, и что они не могут ее восстановить. Медицинскую комиссию В.Е.Н. не проходила, но справку о том, что она прошла медкомиссию уже принесли. На второй день с ней вместе сидели в отделе кадров и ей предложили уйти по соглашению сторон, а С. предложили пойти либо водителем, либо автослесарем (т.4 л.д.116).

Допрошенная в ходе предварительного судебного заседания свидетель З.Н.Ю. суду показала, что в настоящее время состоит в должности машиниста насосных установок котельной промышленной зоны в/ч. Раньше с июня 2009 по 01.11.2011г. была аппаратчиком котельной вахтового городка, затем машинистом. Работала днем, так как занималась документацией. В тот период хватало работников, поэтому работала в день, но когда работники уходили в отпуска, то приходилось работать по сменам. Работала и по 24 часа, это было в 2009 - 2010 г.г., потом график изменили в 2011 году и стали работать по 12 часов. В 8:00 утра начинали работу и заканчивали в 20:00 вечера. Сейчас в котельной также работают по 12 часов, ночная работа есть. Помимо уборки внутренних помещений предполагается работа по уборке внешней территории. Зимой убирают снег на закрепленной территории.

Допрошенный в ходе предварительного судебного заседания свидетель С.С.М. суду показал, что в настоящее время состоит в должности начальника отряда военизированной охраны в/ч. Личный состав отряда, состоит примерно из ----- человек, работают женщины и мужчины. Есть два начальника: команды стрелков и команды контролеров. Стрелков всего ----- человек, а остальные контролеры КПП. Режим работы контролеров суточный, то есть контролеры приходят к ----- утра, потом проходят медицинский осмотр, в ----- утра развод и затем расходятся по рабочим местам, они службу несут на КПП. По распорядку дня контролеры КПП днем несут службу, есть время для отдыха – 4 часа. Всего на объекте ------- КПП. Перестановка контролеров на разные КПП предусмотрена для того, чтоб исключить варианты сговора, либо хищения имущества, очень редко, когда они стоят на одном и том же КПП. Но такая перестановка ничем не регламентирована, в приказе об этом не сказано. В свое время на в/базе приходили директивы, и такую перестановку применяли для того, чтоб предотвратить хищения имущества, а командир это приветствовал. Днем контролеры несут службу на КПП, они проверяют документы стоят на КПП. Также за каждым КПП закреплена территория и она должна убираться, уборка определена приказом командира части. Контролерами также досматриваются автомобили, проезжающие через КПП. Проверяется накладная, есть специальные зеркала, с помощью которых проверяется автомобиль, все тщательно досматривается. Контролеры обязаны также в кузов посмотреть и проверить. На 5-ом КПП работают одни женщины. Там чисто, сухо и светло, 2 человека сидят в здании, а третий на автомобильных воротах. Они подмениваются между собой, кто-то у ворот, кто-то в здании. Все зависит от температуры на улице, так как в помещении, где расположены ворота там холодно, человек там постоянно не сидит. Сейчас днем работает одна женщина, которая вышла после отпуска по уходу за ребенком, а второй медики дали справку, что нельзя работать в ночное время, так как она сейчас является беременной, поэтому ее на ночь не оставляют. В данном случае этим работникам пошли навстречу.

Допрошенный в ходе предварительного судебного заседания свидетель З.В.В. суду показал, что раньше в организации ответчика до 31.08.2011 годаработал машинистом насосных установок котельной вахтового городка. Сначала работали сутки через трое, потом стали работать по 12 часов. Было работали и в день. З.Н.Ю. также работала в должности машиниста насосных установок, работала в день, так как ей навстречу пошло руководство, все знали, что она после операции.

Допрошенный в ходе предварительного судебного заседания свидетель М.С.М. суду показал, что до 31 декабря 2011 г. работал в организации ответчика в должности машиниста насосных установок. Летом отопительного сезона нет, а зимой работают два котла и ГВС. В котельной нет тяжелой работы. Помещение котельной чистое. Нет никаких неудобств. В обязанности входило также содержание в порядке своего рабочего места. Также делали уборку на территории котельной.

Допрошенная в ходе предварительного судебного заседания свидетель Г.Е.М. суду показала, что работает в организации ответчика с января 2007 года, с 01.01.2012 г. работает контролером КПП отряда ВОХР. Выполняет свои обязанности на КПП, работает с ------------- следующего дня, сутки через трое. В должностные обязанности входит проверка проходящих через КПП лиц и проезжающих автомобилей, также поддержание порядка на прилегающей территории. Территория для уборки большая. Зимой необходимо убирать снег, летом подметать от листьев, шишек. Предусмотрено 4 часа отдыха, обход территории каждые 2 часа. Пояснила, что работает сутки через трое. Такого, чтобы кто-то работал не по сменам, не было.

Допрошенный в ходе предварительного судебного заседания свидетель У.Ю.И. суду показал, что состоит в должности начальника котельной вахтового городка в/ч. В котельной посменный режим, работа по 8 часов. Котельная работает круглосуточно и днем и ночью. Только днем ходят слесарь-ремонтник, начальник, лаборант и электромонтер. В настоящее время должность лаборанта отсутствует. З. и М. работали днем. З. занималась документацией. М. работал временно, был закреплен на 2 месяца временно. Он электрик, так как он был болен эпилепсией, ему запретили врачи работать и чтоб не увольнять нашли свободную должность и прислали на должность машиниста. Как мужчина М. выполнял тяжелую работу. Делал в частности ремонт оборудования. Трудность работы заключается в поднятии тяжестей, было необходимо поднимать и заменять задвижки.

У.Ю.И. пояснил, что старался женщин не привлекать к тяжелой работе. Если планируются какие то работы, то выбирает, чтоб в это день в смене было побольше мужчин. Графики формировал сам.

Сегодня в котельной работают 15 человек. Когда люди уходят на больничный или в отпуск, то работают по два человека в смене. В смене должно работать не менее 2 человек. Сейчас работает днем только электрик.

Выслушав истца, представителя истца, представителя ответчика, изучив материалы дела, судом установлены следующие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела.

Согласно ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Решением суда УР от 28.04.2012 г. по гражданскому делу по иску В.Е.Н. к Федеральному бюджетному учреждению о признании незаконным приказа о расторжении трудового договора, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов, были установлены следующие обстоятельства:

Согласно приказу командира войсковой части от 28 сентября 1992 г. В.Е.Н. была принята на работу с 28 сентября 1992 г. на должность медицинской сестры.

Согласно трудовому договору б/н от 01.06.2009 г., заключенному между В.Е.Н. и Войсковой частью, В.Е.Н. переведена на работу в котельную вахтового городка машинистом насосных установок.

Согласно выписке из приказа командира войсковой части от 02 июня 2009 г. В.Е.Н. с должности палатной медицинской сестры поликлиники с 01 июня 2009 г. переведена на работу в котельную вахтового городка машинистом насосных установок.

На основании Приказа министра Обороны РФ от 28 октября 2009 года с 01.01.2010 года создана воинская часть Вооруженных Сил Российской Федерации в форме федерального бюджетного учреждения. С 01 января 2010 года Войсковая часть реорганизована в Филиал Федерального бюджетного учреждения.

Согласно приказу от 29.12.2011г. трудовой договор, заключенный с истцом, расторгнут с 31.12.2011 г. в связи с истечением срока трудового договора по пункту 2 части первой статьи 77 Трудового Кодекса РФ.

Указанным Решением суда от 28.04.2012 г. В.Е.Н.восстановлена на работе в филиале Федерального бюджетного учреждения в должности машиниста насосных установок котельной вахтового городка с 01 января 2012 года. Решение вступило в законную силу 04 июня 2012 года (т.1 л.д. 162-168).

Согласно приказу командира войсковой части от 02 мая 2012 г. В.Е.Н. была восстановлена на работе в филиале Федерального бюджетного учреждения в должности машиниста насосных установок котельной вахтового городка с 01 января 2012 года (т.1 л.д. 58).

Приказом командира войсковой части от 02 мая 2012 г. В.Е.Н. отстранена от работы. Основанием указано индивидуальная программа реабилитации карта к акту освидетельствования от 02 марта 2012 года и справки ФБУЗ МСЧ № 41 ФМБА России от 02 мая 2012 года (т.1 л.д. 59).

Согласно приказу командира войсковой части от 15 мая 2012 г. трудовой договор с машинистом насосных установок В.Е.Н. прекращен 15 мая 2012 года в связи с отсутствием у работодателя соответствующей работы, необходимой работнику в соответствии с медицинским заключением, по пункту 8 части первой статьи 7 ТК РФ (т.1 л.д. 61).

Согласно справке МСЭ-2011 № 4594305, выданной Федеральным казённым учреждением, с 02.03.2012 г. В.Е.Н. установлена третья группа инвалидности. Инвалидность установлена на срок до 01.04.2013 года (т.1 л.д. 17).

Согласно ИПР В.Е.Н., выданной Федеральным казённым учреждением 02.03.2012 г., в графе «Рекомендации о противопоказанных и доступных условиях и видах труда» указано: «Противопоказан средней степени тяжести физический труд, неблагоприятные метеофакторы производства, профвредность. Способна к трудовой деятельности в обычных условиях с укороченным рабочим днем на 1 час, без ночных смен: медсестра, медрегистратор, статистик, диспетчер, контролер» (т.1 л.д. 18-оборот).

На основании принятого решения Министра обороны РФ и Министерства промышленности и торговли РФ от 27 декабря 2011 года Федеральное бюджетное учреждение реорганизовано в Федеральное бюджетное учреждение «(т.1 л.д. 109-161).

В исковых требованиях В.Е.Н. о восстановлении на работе в ранее занимаемой должности, признании приказа об увольнении незаконным и подлежащим отмене, признании приказа об отстранении от занимаемой должности незаконным и подлежащим отмене, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов следует отказать в полном объеме по следующим основаниям.

Установленные судом обстоятельства позволяют суду прийти к следующим выводам.

Согласно ч. 2 ст. 212 ТК РФ работодатель обязан обеспечить недопущение работников к исполнению ими трудовых обязанностей в случае медицинских противопоказаний.

Абзац 5 ч. 1 ст. 76 ТК РФ устанавливает обязанность работодателя отстранить от работы работника при выявлении в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, противопоказаний для выполнения работником работы, обусловленной трудовым договором.

Как усматривается из материалов дела, согласно представленной истцом справке от 02.03.2012 г. по результатам медико-социальной экспертизы, проведенной Главным бюро медико-социальной экспертизы по УР, 02.03.2012 г. В.Е.Н. установлена третья группа инвалидности по общему заболеванию на срок до 02.03.2013 г. со степенью ограничения трудовой деятельности – 1.

Согласно рекомендациям в ИПР инвалида, выданной Главным бюро МСЭ по УР и представленной работодателю, В.Е.Н. противопоказан средней степени тяжести физический труд, неблагоприятные метеофакторы производства, профвредность, и установлена способность к трудовой деятельности в обычных условиях с укороченным рабочим днем на 1 час, без ночных смен: медсестра, медрегистратор, статистик, диспетчер, контролер.

В силу ст. ст. 7, 8 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ медико-социальная экспертиза – это определение в установленном порядке потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма. Медико-социальная экспертиза осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого лица, с использованием классификаций и критериев, разрабатываемых и утверждаемых в порядке, определяемом уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. Медико-социальная экспертиза осуществляется федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, подведомственными уполномоченному органу, определяемому Правительством Российской Федерации.

В соответствии с приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 17 ноября 2009 г. N 906н «Об утверждении порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы» к федеральным государственным учреждениям медико-социальной экспертизы относятся находящиеся в ведении Федерального медико-биологического агентства Федеральное бюро медико-социальной экспертизы (далее - Федеральное бюро), в частности, главные бюро медико-социальной экспертизы по соответствующему субъекту Российской Федерации (бюро) (п. 1). Основными задачами федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы являются: установление структуры и степени ограничения жизнедеятельности и определения потребностей освидетельствуемого лица в различных мерах социальной защиты, включая реабилитацию; изучение причин, факторов и условий, влияющих на возникновение, развитие и исход инвалидности, анализ распространенности и структуры инвалидности (п. 3). Бюро проводит освидетельствование граждан на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма; разрабатывает и корректирует индивидуальные программы реабилитации инвалидов, в том числе определяет виды, формы, сроки и объемы мероприятий по медицинской, социальной и профессиональной реабилитации (п.п. а, б п. 5). Решения бюро, не отмененные или не измененные экспертным составом главного бюро либо в судебном порядке, решения экспертного состава главного бюро, не отмененные или не измененные экспертным составом Федерального бюро либо в судебном порядке, а также решения экспертного состава Федерального бюро, не отмененные или не измененные в судебном порядке, являются обязательными для исполнения соответствующими органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также организациями независимо от организационно-правовой формы и формы собственности (п. 9).

В соответствии с «Правилами признания лица инвалидом», утвержденными Постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 г. N 95, для гражданина, признанного инвалидом, специалистами бюро (главного бюро, Федерального бюро), проводившими медико-социальную экспертизу, разрабатывается индивидуальная программа реабилитации, которая утверждается руководителем соответствующего бюро (п. 34 Правил). Гражданину, признанному инвалидом, выдаются справка, подтверждающая факт установления инвалидности, с указанием группы инвалидности, а также индивидуальная программа реабилитации (п. 36 Правил).

В соответствии со ст. 11 Федерального закона от 24.11.1995 N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" индивидуальная программа реабилитации инвалида - разработанный на основе решения уполномоченного органа, осуществляющего руководство федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, комплекс оптимальных для инвалида реабилитационных мероприятий, включающий в себя отдельные виды, формы, объемы, сроки и порядок реализации медицинских, профессиональных и других реабилитационных мер, направленных на восстановление, компенсацию нарушенных или утраченных функций организма, восстановление, компенсацию способностей инвалида к выполнению определенных видов деятельности. Индивидуальная программа реабилитации инвалида является обязательной для исполнения соответствующими органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также организациями независимо от организационно-правовых форм и форм собственности.

Таким образом, исходя из положений вышеприведенных нормативно-правовых актов, решения учреждений МСЭ об установлении инвалидности и индивидуальные программы реабилитации инвалида являются единственными документами, выдаваемыми данным учреждением по результатам проведения медико-социальной экспертизы, и в силу ст. 11 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" - обязательными для организаций, учреждений независимо от организационно-правовой формы и формы собственности.

Согласно трудовому договору от 01.06.2009 г. на В.Е.Н. возложены обязанности по обслуживанию насосных установок, оборудованных поршневыми и центробежными насосами с суммарной производительностью до 1000 куб.м./воды, кислот, щелочей; регулирование подачи воды, кислот, щелочей, наблюдение за состоянием фильтров и их очистка. В.Е.Н. установлена доплата за вредные условия труда – 12%, доплата за работу в ночное время – 35%, продолжительность отпуска – 49 календарных дней. В п. 8 договора установлено рабочее время – по графику сменности (т. 1, л.д. 47-48).

Согласно должностной инструкции по должности машинист насосных установок, утвержденной командиром в/ч 03.09.2009 г., машинист насосных установок, в частности, обязан следить за смазкой подшипников и производить смазку; следить за работой сальников, их подтягивать, по мере срабатывания производить их набивку; производить текущий ремонт и участвовать в более сложных видах ремонта совместно со слесарями; содержать в чистоте рабочее место и наружную территорию котельной. Режим работы машиниста насосных установок определяется согласно правилам внутреннего трудового распорядка предприятия (т. 1, л.д. 79-81).

Согласно "Руководства Р 2.2.2006-05 "Руководство по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда" (утв. Роспотребнадзором 29.07.2005) указанное руководство включает гигиенические критерии оценки факторов рабочей среды, тяжести и напряженности трудового процесса и гигиеническую классификацию условий труда по показателям вредности и опасности и применяется с целью - аттестации рабочих мест по условиям труда и сертификации работ по охране труда в организации.

В соответствии с разделом 3 Руководства под условиями труда понимается совокупность факторов трудового процесса и рабочей среды, в которой осуществляется деятельность человека. Вредный фактор рабочей среды является фактор среды и трудового процесса, воздействие которого на работника может вызывать профессиональное заболевание или другое нарушение состояния здоровья, повреждение здоровья потомства. Вредными факторами могут быть: физические факторы, химические факторы, биологические факторы, факторы трудового процесса.

Под тяжестью труда понимается характеристика трудового процесса, отражающая преимущественную нагрузку на опорно-двигательный аппарат и функциональные системы организма (сердечно-сосудистую, дыхательную и др.), обеспечивающие его деятельность.

Под напряженностью труда понимается характеристика трудового процесса, отражающая нагрузку преимущественно на центральную нервную систему, органы чувств, эмоциональную сферу работника.

В соответствии с п. 4.2 Руководства исходя из степени отклонения фактических уровней факторов рабочей среды и трудового процесса от гигиенических нормативов, условия труда по степени вредности и опасности условно подразделяются на 4 класса: оптимальные, допустимые, вредные и опасные.

Оптимальные условия труда (1 класс) - условия, при которых сохраняется здоровье работника и создаются предпосылки для поддержания высокого уровня работоспособности.

Допустимые условия труда (2 класс) характеризуются такими уровнями факторов среды и трудового процесса, которые не превышают установленных гигиенических нормативов для рабочих мест, а возможные изменения функционального состояния организма восстанавливаются во время регламентированного отдыха или к началу следующей смены и не оказывают неблагоприятного действия в ближайшем и отдаленном периоде на состояние здоровья работников и их потомство. Допустимые условия труда условно относят к безопасным.

Вредные условия труда (3 класс) характеризуются наличием вредных факторов, уровни которых превышают гигиенические нормативы и оказывают неблагоприятное действие на организм работника и/или его потомство.

Вредные условия труда по степени превышения гигиенических нормативов и выраженности изменений в организме работников условно разделяют на 4 степени вредности:

1 степень 3 класса (3.1) - условия труда характеризуются такими отклонениями уровней вредных факторов от гигиенических нормативов, которые вызывают функциональные изменения, восстанавливающиеся, как правило, при более длительном (чем к началу следующей смены) прерывании контакта с вредными факторами, и увеличивают риск повреждения здоровья;

2 степень 3 класса (3.2) - уровни вредных факторов, вызывающие стойкие функциональные изменения, приводящие в большинстве случаев к увеличению профессионально обусловленной заболеваемости (что может проявляться повышением уровня заболеваемости с временной утратой трудоспособности и, в первую очередь, теми болезнями, которые отражают состояние наиболее уязвимых для данных факторов органов и систем), появлению начальных признаков или легких форм профессиональных заболеваний (без потери профессиональной трудоспособности), возникающих после продолжительной экспозиции (часто после 15 и более лет);

3 степень 3 класса (3.3) - условия труда, характеризующиеся такими уровнями факторов рабочей среды, воздействие которых приводит к развитию, как правило, профессиональных болезней легкой и средней степеней тяжести (с потерей профессиональной трудоспособности) в периоде трудовой деятельности, росту хронической (профессионально обусловленной) патологии;

4 степень 3 класса (3.4) - условия труда, при которых могут возникать тяжелые формы профессиональных заболеваний (с потерей общей трудоспособности), отмечается значительный рост числа хронических заболеваний и высокие уровни заболеваемости с временной утратой трудоспособности.

Опасные (экстремальные) условия труда (4 класс) характеризуются уровнями факторов рабочей среды, воздействие которых в течение рабочей смены (или ее части) создает угрозу для жизни, высокий риск развития острых профессиональных поражений, в т.ч. и тяжелых форм.

Согласно результатам аттестации рабочего места машиниста насосных установок (карта аттестации рабочего места по условиям труда N 03604 от 25.11.2011 г.), проведенной аккредитованной организацией ООО (т. 2, л.д. 328), по факторам производственной среды и трудового процесса рабочее место машиниста насосных установок по степени вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса относится по общей оценке к 2 классу условий труда (т. 1, л.д. 52, строка 030 карты аттестации). В строке 040 карты аттестации указаны гарантии и компенсации, предоставляемые работникам, занятым на тяжелых работах, работах с вредными и опасными условиями труда. В частности по указанной должности машиниста насосных установок предусматривается: повышение оплаты труда в размере (коэффициенте) – 1.5; ежегодный оплачиваемый отпуск, включая дополнительный в размере - 49 дней; продолжительность рабочей недели – 36 часов (т. 1, л.д. 52-оборот). Периодичность медицинских осмотров установлена – 1 раз в год (строка 050). Возможность применения труда женщин по данной должности отсутствует (строка 070).

В соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка для работников войсковой части, утвержденной руководителем филиала в/ч 18.01.2012 г. для работников, занятых на работах с вредными и опасными условиями труда, а также на работах с химическим оружием по 2-й группе работ, устанавливается рабочая неделя продолжительностью не более 36 часов (т. 1, л.д. 56).

Согласно выписке из амбулаторной карты работника объекта по хранению и уничтожению химического оружия В.Е.Н., занимаемая ею должность отнесена ко второй группе опасности – техническое обслуживание и обследование химического оружия, не связанное с отбором проб токсичных химических веществ (т. 1, л.д. 179).

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 07.11.2000 г. N 136-ФЗ "О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием" работы с химическим оружием относятся к работам с вредными условиями труда и в соответствии со степенью их опасности распределяются по двум группам. Ко второй группе работ с химическим оружием относятся, в частности, работы по техническому обслуживанию химического оружия, не связанные с отбором проб токсичных химикатов, относящихся к химическому оружию. В соответствии со ст. 5 указанного закона гражданам, занятым на работах по второй группе работ устанавливаются сокращенная 36-часовая рабочая неделя и ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 49 календарных дней.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 29.03.2002 N 187 (ред. от 31.01.2012) "Об оплате труда граждан, занятых на работах с химическим оружием" устанавливаются размеры (коэффициенты) повышения тарифных ставок, должностных окладов по второй группе работ - 1,5 (тарифной ставки, должностного оклада).

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 29.03.2002 г. N 188 "Об утверждении списков производств, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на меры социальной поддержки" объект по хранению и уничтожению химического оружия, (объект 1203) относится к производству с вредными условиями труда, работа в которых дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на меры социальной поддержки. Машинист (всех наименований) в соответствии с вышеуказанным постановлением отнесен к списку профессий и должностей на производствах с вредными условиями труда, работа по которым дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием на меры социальной поддержки.

Таким образом, учитывая карту аттестации рабочего места по условиям труда N 03604 и положения вышеназванных нормативно-правовых актов, суд приходит к выводу, что должность машиниста насосных установок, занимаемая В.Е.Н., относится к должности с вредными условиями труда, возможность применения труда женщин на указанной должности отсутствует.

Кроме того, должность машиниста насосных установок предполагает сменный характер работы, в том числе работу в ночное время, что подтверждается графиками работы по котельной вахтового городка, а также показаниями свидетелей: З.Н.Ю., З.В.В., У.Ю.И., и стороной истца не оспаривается (т. 1 л.д. 71-78; т. 4 л.д. 61-62).

Приказом командира войсковой части от 02 мая 2012 г. В.Е.Н. отстранена от работы в должности машиниста насосных установок котельной вахтового городка (т. 1 л.д. 59). С указанным приказом В.Е.Н. ознакомиться отказалась, в связи с чем был составлен акт от 02.05.2012 г. №1 «Об отказе от подписи об ознакомлении с приказом» (т. 1 л.д. 60).

Основанием для отстранения В.Е.Н. от работы послужило ее несоответствие по медицинским показателям той работе, которую она выполняла. В частности в ИПР, выданной главным бюро медико-социальной экспертизы по УР, В.Е.Н. была противопоказана работа в ночные смены, показана работа без профвредности. В свою очередь, материалами дела подтверждается, что должность машиниста насосных установок предполагает сменный характер работы, в том числе работу в ночное время, является должностью с вредными условиями труда, на которой применение труда женщин, согласно результатам проведенной аттестации рабочего места, не допускается. Указанные обстоятельства в частности подтверждаются показаниями свидетелей К.С.В. и С.Ф.М.

Несмотря на то, что в качестве одного из оснований для отстранения В.Е.Н. от работы явилась справка ФМБА, выданная позднее даты прохождения истцом медосмотра, тем не менее, суд считает, что отстранение было произведено законно на основании заключения, содержащегося в ИПР и наличия у ответчика карты аттестации рабочего места по должности истца. В справке были указаны противопоказания по работе, дословно воспроизведенные из ИПР. Свидетель К.С.М. показала, что справка выдается медучреждением с учетом того, что истцу определена 3 группа инвалидности, которая предполагает ограничения по труду.

С учетом установленных обстоятельств и в силу обязательных для исполнения предписаний ст. ст. 212, 76 Трудового кодекса РФ суд приходит к выводу о том, что работодатель имел законные основания для отстранения В.Е.Н. от работы в противопоказанных ей условиях труда, в связи с чем в исковых требованиях о признании Приказа № 89 § 1 от 02.05.2012г. об отстранении от работы с токсическими химикатами относящиеся к химическому оружию машиниста насосных установок котельной вахтового городка В.Е.Н. до прохождения периодического медицинского осмотра и предоставления заключения об отсутствии медицинских противопоказаний к указанным работам, незаконным и подлежащим отмене, следует отказать.

Довод представителя истца о том, что ИПР была выдана истцу в период ее фактического увольнения по должности медицинская сестра и не может относиться к должности машиниста насосных установок, суд считает необоснованным в силу следующего.

В соответствии с Приказом Минздравсоцразвития РФ от 23.12.2009 N 1013н "Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы" классификации, используемые при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, определяют основные виды нарушений функций организма человека, обусловленные заболеваниями, последствиями травм или дефектами, и степени их выраженности; основные категории жизнедеятельности человека и степени выраженности ограничений этих категорий.

Критерии, используемые при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, определяют условия установления групп инвалидности (категории "ребенок-инвалид") (п. 2).

К основным категориям жизнедеятельности человека относятся, в частности, способность к трудовой деятельности (п. 5).

При комплексной оценке различных показателей, характеризующих ограничения основных категорий жизнедеятельности человека, выделяются 3 степени их выраженности.

Способность к трудовой деятельности – это способность осуществлять трудовую деятельность в соответствии с требованиями к содержанию, объему, качеству и условиям выполнения работы.

Способность к трудовой деятельности подразделяется на 3 степени выраженности:

1 степень - способность к выполнению трудовой деятельности в обычных условиях труда при снижении квалификации, тяжести, напряженности и (или) уменьшении объема работы, неспособность продолжать работу по основной профессии при сохранении возможности в обычных условиях труда выполнять трудовую деятельность более низкой квалификации;

2 степень - способность к выполнению трудовой деятельности в специально созданных условиях с использованием вспомогательных технических средств;

3 степень - способность к выполнению трудовой деятельности со значительной помощью других лиц или невозможность (противопоказанность) ее осуществления в связи с имеющимися ограничениями жизнедеятельности (п. 6)

Критерием для определения третьей группы инвалидности является нарушение здоровья человека со стойким умеренно выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению способности к трудовой деятельности первой степени (п. 10).

При этом степень ограничения основных категорий жизнедеятельности человека определяется исходя из оценки их отклонения от нормы, соответствующей определенному периоду (возрасту) биологического развития человека (п. 7).

Учитывая изложенное, независимо от того, что при составлении ИПР не учитывался тот факт, что В.Е.Н. работала в должности машиниста насосных установок, степень ограничения способности к трудовой деятельности определяется исходя из оценки здоровья человека, его возраста, т.е. независимо от занимаемой человеком должности, профессии, на что также указала свидетель К.С.В., показав, что те ограничения, которые указаны в ИПР, относятся не к должности, а к конкретному человеку (т. 3 л.д. 31).

Тот факт, что истец при прохождении комиссии в МСЭ указала в качестве основной профессии должность медсестры, а не должность машиниста насосных установок, не повлиял бы на выводы экспертов о наличии противопоказаний, которые содержатся в ИПР. А указание В.Е.Н., что она работает в должности машиниста насосных установок и представление карты аттестации рабочего места (заключения о характере работы) в данной должности, дало бы экспертам сделать лишь дополнительный вывод о возможности (или невозможности) трудиться истцу в указанной должности.

Согласно приказу командира войсковой части от 15 мая 2012 г. трудовой договор с В.Е.Н. прекращен 15 мая 2012 года в связи с отсутствием у работодателя соответствующей работы, необходимой работнику в соответствии с медицинским заключением, по пункту 8 части первой статьи 7 ТК РФ (т.1 л.д. 61).

В соответствии с ч. 3 ст. 73 ТК РФ, если в соответствии с медицинским заключением работник нуждается во временном переводе на другую работу на срок более четырех месяцев или в постоянном переводе, то при его отказе от перевода либо отсутствии у работодателя соответствующей работы трудовой договор прекращается в соответствии с пунктом 8 части первой статьи 77 настоящего Кодекса.

Согласно п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ основанием прекращения трудового договора является отказ работника от перевода на другую работу, необходимого ему в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, либо отсутствие у работодателя соответствующей работы.

Исходя из содержания вышеназванных положений ТК РФ увольнение работника по основанию, предусмотренному п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ возможно лишь при соблюдении следующих условий:

- наличие медицинского заключения, в связи с которым работник не может работать по ранее занимаемой должности и нуждается во временном переводе на другую работу на срок более четырех месяцев или в постоянном переводе;

- отказ работника от перевода на другую работу, необходимого ему в соответствии с медицинским заключением, либо отсутствие у работодателя соответствующей работы.

В соответствии со справкой МСЭ-2011 № 4594305 и ИПР, выданных Главным бюро медико-социальной экспертизы по УР, В.Е.Н. не могла работать по ранее занимаемой должности машиниста насосных установок и нуждалась в постоянном переводе на другую работу. В силу этого на работодателе лежала обязанность предложить В.Е.Н. имеющиеся вакантные должности, которые бы соответствовали ее медицинским показателям.

В ходе предварительного судебного заседания от 29.10.2012 г. представитель ответчика Н.А.Н. пояснил, что штат был утвержден 25.04.2007 года. Этот штат является основным. Штат отряда ВОХР (т. 4 л.д. 163-176) был утвержден 14.07.2006 года и велся отдельно. Согласно директиве Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия при Министерстве промышленности и торговли Российской Федерации от 05.12.2011 года (т. 4 л.д. 204) во исполнение указаний генерального штаба Вооруженных сил отряд ВОХР, относящийся к штату, переформирован в структурное подразделение и включен в основной штат. Штат действующий, изменения производятся согласно инструкции (т. 4 л.д.156). Для поиска подходящей В.Е.Н. вакансии исследовались оба штата – основной и штат по федеральной целевой программе (ФЦП).

Таким образом, судом установлено, что на момент увольнения истца в организации ответчика имелось два штата работников: штат по ФЦП (т. 1 л.д. 92-98) и основной штат (т. 4 л.д.134-176).

Исследование судом штатных расписаний показало, что в период с 02.05.2012 г. по 15.05.2012 г. у ответчика имелись вакантные должности: водителя автомобиля, контролера контрольно-пропускного пункта, повара, подсобного рабочего, слесаря по КИПиА, слесаря по ремонту автомобилей, слесаря по эксплуатации и ремонту подземных газопроводов, стрелка, техника ТСО, токаря, электрогазосварщика, электромонтера по ремонту и обслуживанию электрооборудования.

Данное обстоятельство также подтверждается справкой от 20.08.2012 г. и сведениями по вакантным должностям ответчика (т.3 л.д. 8-9).

В соответствии с п. 1.4 Должностной инструкции водителя автомобиля от 26.01.2012 г. (т. 4 л.д. 16-17) на должность водителя назначается лицо, имеющее, в частности водительское удостоверение, разрешающее управление автомобилем нужной категории. В судебном заседании В.Е.Н. пояснила, что водительского удостоверения не имеет (т. 3 л.д. 26-оборот). Кроме того, согласно карте аттестации рабочего места по условиям труда № 06410по факторам производственной среды и трудового процесса рабочее место водителя автомобиля по степени вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса относится по общей оценке к 3.2 классу условий труда (вредные условия труда) (т. 3 л.д. 280).

Согласно карте аттестации рабочего места по условиям труда № 07209по факторам производственной среды и трудового процесса рабочее место контролера контрольно-пропускного пункта по степени вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса относится по общей оценке к 3.1 классу условий труда (вредные условия труда) (т. 3 л.д. 119). Кроме того, материалами дела установлено, что работа в должности контролера КПП является сменной и предполагает исполнение должностных обязанностей в ночное время.

Согласно карте аттестации рабочего места по условиям труда № 05012по факторам производственной среды и трудового процесса рабочее место повара по степени вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса относится по общей оценке к 3.2 классу условий труда (вредные условия труда) (т. 3 л.д. 132). Согласно п. 1.4 Должностной инструкции повара от 28.01.2012 г. на должность повара столовой назначается лицо, имеющее начальное профессиональное, среднее профессиональное или высшее образование (т. 4, л.д. 14-оборот). В судебном заседании В.Е.Н. пояснила, что соответствующего должности повара образование у нее отсутствует (т. 3 л.д. 26-оборот).

Согласно карте аттестации рабочего места по условиям труда № 19по факторам производственной среды и трудового процесса рабочее место подсобного рабочего по степени вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса относится по общей оценке к 3.2 классу условий труда (вредные условия труда) (т. 3 л.д. 145).

Согласно карте аттестации рабочего места по условиям труда № 03410по факторам производственной среды и трудового процесса рабочее место слесаря КИПиА по степени вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса относится по общей оценке к 3.2 классу условий труда (вредные условия труда) (т. 3 л.д. 170). Согласно п. 1.4 Должностной инструкции слесаря КИПиА от 28.01.2012 г. на должность слесаря КИПиА назначается лицо, имеющее специальное образование (т. 4 л.д. 31).

Согласно карте аттестации рабочего места по условиям труда № 06413по факторам производственной среды и трудового процесса рабочее место слесаря по ремонту автомобилей по степени вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса относится по общей оценке к 3.1 классу условий труда (вредные условия труда) (т. 3 л.д. 183). Согласно п. 1.4 Должностной инструкции слесаря КИПиА от 28.01.2012 г. на должность слесаря по ремонту автомобилей назначается лицо, имеющее среднее образование и соответствующую подготовку по специальности (т. 4 л.д. 21-оборот).

Согласно карте аттестации рабочего места по условиям труда № 03103по факторам производственной среды и трудового процесса рабочее место слесаря по эксплуатации и ремонту подземных газопроводов по степени вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса относится по общей оценке к 3.1 классу условий труда (вредные условия труда) (т. 3, л.д. 198). Согласно п. 1.1 Должностной инструкции слесаря по эксплуатации и ремонту подземных газопроводов от 28.01.2012 г. на должность слесаря по эксплуатации и ремонту подземных газопроводов назначается лицо, имеющее практический опыт работы в указанной должности, не менее 1 года, с квалификацией не ниже третьего разряда, общий стаж работы на производстве в указанной должности не менее 2-х лет (т. 4 л.д. 34).

Согласно карте аттестации рабочего места по условиям труда № 07102по факторам производственной среды и трудового процесса рабочее место техника ТСО по степени вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса относится по общей оценке к 3.1 классу условий труда (вредные условия труда) (т. 3 л.д. 212). Согласно п. 1.4 Должностной инструкции техника ТСО от 27.01.2012 г. на должность техника ТСО назначается лицо, имеющее среднее (техническое) профессиональное образование (т. 4 л.д. 37-оборот).

Согласно карте аттестации рабочего места по условиям труда № 03909по факторам производственной среды и трудового процесса рабочее место токаря по степени вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса относится по общей оценке к 3.1 классу условий труда (вредные условия труда) (т. 3 л.д. 253).

Согласно карте аттестации рабочего места по условиям труда № 06416по факторам производственной среды и трудового процесса рабочее место электрогазосварщика по степени вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса относится по общей оценке к 3.1 классу условий труда (вредные условия труда) (т. 3 л.д. 239). Согласно п. 1.4 Должностной инструкции электрогазосварщика от 26.01.2012 г. на должность электрогазосварщика назначается лицо, имеющее среднее образование и соответствующую подготовку по специальности (т. 4 л.д. 18-оборот).

Согласно карте аттестации рабочего места по условиям труда № 03110по факторам производственной среды и трудового процесса рабочее место электромонтера по ремонту и обслуживанию электрооборудования по степени вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса относится по общей оценке к 3.1 классу условий труда (вредные условия труда) (т. 3 л.д. 226). Согласно п. 1.2 Должностной инструкции электромантера по ремонту и обслуживанию электрооборудования от 27.01.2012 г. на указанную должность назначается лицо, получившее образование в аккредитованном учреждении и имеющий аттестат, среднее, общее образование, индивидуальное обучение по специальности (т. 4 л.д. 13).

В соответствии с Приказом Министра обороны РФ от 30.12.2001 N 541 "О ведомственной охране Министерства обороны Российской Федерации" на должности стрелков назначаются специально подготовленные и обученные граждане, прошедшие службу в рядах Вооружённых Сил либо специальных подразделений. Кроме того, материалами дела установлено, что работа в должности стрелка является сменной, предполагает исполнение должностных обязанностей в ночное время, имеется наличие неблагоприятных метеофакторов.

Учитывая изложенные выше обстоятельства, судом установлено, что вакантные должности, имеющиеся в организации ответчика на момент увольнения В.Е.Н., были противопоказаны ей по состоянию здоровья, поскольку по степени вредности и (или) опасности факторов производственной среды и трудового процесса относились по общей оценке к 3.2 – 3.1 классу условий труда, то есть к вредным условиям труда, которые В.Е.Н. согласно ИПР были противопоказаны. Кроме того, по ряду должностей В.Е.Н. не имела соответствующего образования, квалификации и опыта работы.

Как установлено из пояснений сторон и материалов дела, работодателем указанные вакансии В.Е.Н. не предлагались. Иных вакантных должностей, соответствующих В.Е.Н. по медицинским и профессиональным показателям, по наличию необходимого опыта работы, у ответчика не имелось.

Доводы истца о том, что имелась вакантная должность уборщицы, суд считает безосновательным, поскольку представленными ответчиком материалами подтверждается факт того, что все должности уборщиц производственных и служебных помещений на момент увольнения В.Е.Н. не были вакантны (т. 4 л.д. 212-280).

Довод представителя истца о том, что часть работников котельной, в т.ч. свидетели З.Н.Ю., С.С.М., З. выполняли свои трудовые обязанности в дневное время в период с 08 часов 00 минут до 17 часов 00 минут, поэтому в отношении истца можно было установить данные условия труда, суд считает несостоятельным.

Представитель истца при этом ссылался на показания названных выше свидетелей и графики работы котельной вахтового городка за 2011 год.

Между тем, из показаний свидетелей З.Н.Ю., У.Ю.И. и пояснений представителя ответчика следует, что работа машинистов котельных в дневное время была вызвана тем, что штате котельной в 2011 г. было достаточное количество работников, часть из которых можно было не задействовать в сменную работу.

Так, У.Ю.И. показал, что когда в начале было штатное расписание посменных работников было 18, смен было 5, в день ходили как получалось. Сегодня в котельной работают 15 человек. Когда люди уходят на больничный или в отпуск, то работают по два человека в смене. В смене должно работать не менее 2 человек. Сейчас работает днем только электрик.

Представитель ответчика Н.А.Н. пояснил, что в штатном расписании ФЦП на 2011 год, где находится котельная вахтового городка, было утверждено 23 человека, а на 2012 год - 16 человек. Как пояснил свидетель У.Ю.И., были лишние люди, которых можно было ставить на внеплановые работы, а именно в летнее время. То есть в 2011 году, когда был штат больше, если бы всех ставили по сменам, то работники бы не вырабатывали нужное количество часов, поэтому он каких-то работников менял.

Данные обстоятельства подтверждаются штатными расписаниями: на 2011 г. в штате котельной вахтового городка находилось 23 человека (т.1 л.д.88-89), на 2012 г. штат котельной вахтового городка утвержден в количестве 16 единиц (т.1 л.д.94).

Согласно графику работы котельной вахтового городка на январь 2012 г. график утвержден в отношении 14 работников, работающих в 6 смен по два человека в смену, в дневных сменах указаны только слесарь-ремонтник и электромонтер (т.3 л.д.62). Согласно графику работы котельной вахтового городка на февраль 2012 г. график утвержден в отношении 15 работников, работающих в 5 смен, в дневных сменах указаны только слесарь-ремонтник и электромонтер (т.3 л.д.63).

Кроме того, у работодателя отсутствовала обязанность по созданию для истца специальных условий труда (например, предоставление истцу работы только в дневное время), поскольку В.Е.Н. установлена третья группа инвалидности, а специальные условия труда согласно подп. «ж» п. 6 Приказа Минздравсоцразвития от 23.12.2009 г. № 1013н должны быть созданы при определении 2-й группы инвалидности.

Данный факт подтвердила свидетель К.С.М., показав, что специально созданные условия рекомендуются при определении 2-й группы инвалидности. В.Е.Н. инвалид 3-й группы. Если бы В. была установлена 2-я группа инвалидности, тогда бы была такая рекомендация. Исходя из Карты аттестации рабочего места машиниста насосных установок по этой должности допустимый уровень труда, но необходимо уменьшение объёма труда и без ночных смен, но это на усмотрение работодателя (т.3 л.д.29).

Таким образом, поскольку основанием для отстранения В.Е.Н. от работы в должности машиниста насосных установок послужило ее несоответствие по медицинским показателям указанной работе, работодатель по объективным причинам не имел возможности создать специальные условия труда для истца на его рабочем месте исходя из обязательных для работодателя рекомендаций индивидуальной программы реабилитации инвалида, у работодателя отсутствовала работа, соответствующая истцу по медицинским и профессиональным показателям, учитывая положения ч. 3 ст. 73, п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, суд приходит к выводу о том, что работодатель имел законные основания для увольнения Вавиловой Е.Н. по п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

Учитывая изложенное, суд считает необходимым в удовлетворении исковых требований о восстановлении на работе в ранее занимаемой должности, признании приказа об увольнении незаконным и подлежащим отмене, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, отказать.

Поскольку судом отказано В.Е.Н. в удовлетворении основных исковых требований и не установлено нарушения трудовых прав истца, суд считает необходимым в требованиях В.Е.Н. о взыскании с ответчика денежной суммы в размере ----------------- рублей в счет возмещения морального вреда отказать в полном объеме.

В связи с тем, что истцу отказано в иске в полном объеме, то в соответствии со ст. 98 ГПК РФ не подлежат удовлетворению её требования о взыскании судебных расходов.

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Решил:

В удовлетворении исковых требований В.Е.Н. к Федеральному бюджетному учреждению о восстановлении на работе в ранее занимаемой должности, признании приказа об увольнении незаконным и подлежащим отмене, признании приказа об отстранении от занимаемой должности незаконным и подлежащим отмене, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов, отказать в полном объеме.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный суд Удмуртской Республики через Камбарский районный суд Удмуртской Республики в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Полный текст решения изготовлен 08 ноября 2012 года.

 

Судья С.Л. Ефимов

 

Приходите к нам
г. Ижевск, ул. Пушкинская, 116
Телефон:
Рейтинг@Mail.ru