Главная \ Практика \ Акты вышестоящих судов \ Кассационным определением оставлено без изменения решение об отказе в иске о компенсации морального вреда в связи с рождением мертвого ребенка

Кассационным определением оставлено без изменения решение об отказе в иске о ...

Смотрите решение суда первой инстанции 

Судья Ефимов С.Л.                                                                               

Дело № 33-1958    

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ  

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе: председательствующего судьи Анисимовой В.И., судей Коробейниковой Л.Н., Шаровой Т.В., при секретаре Ланшаковой А.А., рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске Удмуртской Республики 1 июня 2011 года гражданское дело по кассационной жалобе Е.Т.В. на решение Камбарского районного суда Удмуртской Республики от 18 апреля 2011 года, которым в удовлетворении исковых требований Е.Т.В. к муниципальному учреждению здравоохранения «ЦРБ» о компенсации морального вреда в сумме ххх ххх руб. и взыскании расходов по оплате услуг представителя в сумме хх ххх руб. отказано в полном объеме.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Шаровой Т.В., объяснения Е.Т.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы, судебная коллегия 

установила:  

Е.Т.В. обратилась в суд с иском к МУЗ «Камбарская ЦРБ» о взыскании компенсации морального вреда в размере ххх ххх руб. Требования мотивировала тем, что хх хх 2009 года в хх час хх мин. у нее родился мертвый ребенок, гибель которого, по ее мнению, произошла вследствие некомпетентности, непрофессионализма, недобросовестного, халатного, поверхностного исполнения врачами МУЗ «ЦРБ» по оказанию истцу медицинской помощи в виде наблюдения в период беременности и принятия родов. В декабре 2009 года истец вновь забеременела, беременность была желанная, однако стресс и расстройства, вызванные смертью новорожденного, повлекли прерывание беременности – в феврале 2010 года произошел выкидыш. В последующем это привело к расстройству отношений с супругом и прекращению брачно-семейных отношений. Вышеуказанные обстоятельства причинили истцу физические и нравственные страдания, размер которых она оценила в ххх ххх руб. и обязанность по возмещению которых просила возложить на ответчика.

В судебном заседании истец Е.Т.В. и ее представитель – адвокат А.А.Ю. исковые требования поддержали.

Представитель ответчика – В.А.Г. исковые требования не признал, ссылаясь на отсутствие причинно-следственной связи между действиями работников МУЗ «ЦРБ» и гибелью плода. Пояснил, что в период беременности истец не выполняла в полном объеме требования врачей по прохождению лечения и соблюдения режима беременной, у нее имелись стрессовые ситуации, связанные с ведением в период беременности судебного дела по восстановлению ее на работе, а также вопреки рекомендации покоя истец испытывала значительные нагрузки.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе истец Е.Т.В. просит решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. В обоснование жалобы указано на неправильное определение судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела, неправильное применением норм материального и процессуального права.

В соответствии со ст. 347 ГПК РФ судебная коллегия проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов кассационной жалобы.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения участников кассационного процесса, судебная коллегия оснований к отмене решения суда не усматривает.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, МУЗ «ЦРБ» является юридическим лицом, целью создания  которого является оказание квалифицированной медицинской помощи населению Камбарского района УР.

На основании трудовых договоров в МУЗ «ЦРБ» работают: Ч.Н.Г. в должности врача акушера-гинеколога женской консультации; С.Л.И. в должности врача акушера-гинеколога кабинета планирования семьи; Р.Г.Е. в должности врача акушера-гинеколога заведующей акушерским отделением; Н.А.Р. в должности акушерки в акушерском отделении.

Хх хх 2008 года истец встала на диспансерный учет по беременности в МУЗ «ЦРБ» и в последующем в период беременности наблюдалась врачами Ч.Н.Г. и С.Л.И.

Хх хх 2009 года в хх час хх мин. у Е.Т.В. родился мертвый ребенок.

хх хх 2009 года Е.Т.В. обратилась к Министру Здравоохранения УР с просьбой провести служебную проверку по факту смерти новорожденного.

По данному обращению Министерством здравоохранения УР проведена служебная проверка качества оказания медицинской помощи истцу в МУЗ «ЦРБ», в результате которой комиссией сделаны следующие выводы:

1) беременность была отягощена ОРВИ в 10 недель беременности, анемией 1-й степени в 26-27 недель беременности, острым гастродуоденитом в 33 недели беременности, стрессовой ситуацией;

2) при наблюдении в женской консультации МУЗ «ЦРБ» выявлены тактические ошибки:

2.1) наблюдение не соответствует медицинским стандартам: - отсутствуют консультации ЛОР-врача, стоматолога, инфекциониста, кардиолога; - обследование на перинатально значимые инфекции проведено не в полном объеме; - не проведены кардиотокография и допплерометрия;

2.2) не произведен перевод на легкий труд в период беременности;

2.3) не проведено стационарное лечение в 33-34 недели беременности при наличии показаний.

Замечания, выявленные в результате служебной проверки, доведены до главного врача МУЗ «ЦРБ».

С целью устранения выявленных замечаний главным врачом МУЗ «ЦРБ» С.Ф.Ф. приняты меры дисциплинарного взыскания в отношении сотрудников, допустивших ошибки, проведены мероприятия по устранении выявленных недостатков по наблюдению беременных женщин в женской консультации.

Данные обстоятельства сторонами не оспариваются.

Причинение морального вреда истец связывает с нравственными страданиями, перенесенными в результате смерти новорожденного ребенка, которая, по ее мнению, последовала по вине врачей МУЗ «ЦРБ», ненадлежащим образом оказывавших медицинскую помощь в период беременности и при принятии родов.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции руководствовался положениями ст. ст. 12, 150, 151, 1068, 1099, 1101 ГК РФ, а также разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, содержащимися в постановлении от 20 декабря 1994 года №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», и правильно исходил из того, что для наступления ответственности в виде возмещения морального вреда необходимо наличие совокупности следующих условий: наличие морального вреда и его размер, противоправность поведения причинителя вреда (работников МУЗ «Камбарская ЦРБ» Ч.Н.Г., С.Л.И., Р.Г.Е., Н.А.Р.), причинно-следственная связь между первым и вторым элементами.

Дав оценку имеющимся в материалах дела доказательствам в совокупности с установленными обстоятельствами, суд пришел к правильному и обоснованному выводу о недоказанности наличия причинно-следственной связи между нравственными страданиями, перенесенными истцом, и противоправными действиями ответчика.

Как следует из материалов дела, по факту смерти новорожденного по обращению истца Министерством здравоохранения УР была проведена служебная проверка, в результате которой, помимо тактических ошибок со стороны врачей, установлено отягощение беременности имеющимися в этот период заболеваниями, что не позволяет сделать однозначный вывод о смерти новорожденного в результате действий врачей.

Кроме того, как верно указал суд, наличие тактических ошибок врачей само по себе не свидетельствует о том, что именно данные ошибки явились причиной смерти ребенка. Ответ на данный вопрос требует наличия специальных познаний в области медицины и подлежал разрешению не иначе как путем назначения экспертизы.

В соответствии с п.13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 года «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» судья вправе с учетом мнения участвующих в деле лиц назначить при подготовке дела к судебному разбирательству экспертизу (медицинскую, бухгалтерскую и другие) во всех случаях, когда необходимость экспертного заключения следует из обстоятельств дела и представленных доказательств (п.8 ч.1 ст.150 ГПК РФ). При назначении экспертизы должны учитываться требования ст.ст.79-84 ГПК РФ, причем лицам, участвующим в деле, следует разъяснять их право поставить перед экспертом вопросы, по которым должно быть дано заключение.

Судом первой инстанции, не обладающим специальными познаниями в области медицины, исходя из обстоятельств дела и представленных доказательств, в соответствии ст.ст. 12, 57, 79 ГПК РФ стороне истца было разъяснено право представления доказательств, подтверждающих наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) врачей и смертью новорожденного, путем заявления перед судом ходатайства о назначении судебно-медицинской экспертизы, а также разъяснены последствия несовершения данного процессуального действия.

Истец и его представитель в ходе подготовки дела к судебному разбирательству заявили перед судом ходатайство о назначении комплексной судебно-медицинской экспертизы, но в последующем от заявленного ходатайства отказались, дали свое согласие на рассмотрение дела по существу и окончание судебного разбирательства по имеющимся в материалах дела доказательствам.

Поскольку истец не доказала наличие юридически значимого обстоятельства – причинно-следственной связи между противоправными действиями врачей МУЗ «ЦРБ» и смертью новорожденного, а равно причинение ей нравственных страданий в результате противоправных действий ответчика, суд правомерно отказал в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Доводы жалобы по существу направлены на переоценку доказательств и выводов суда первой инстанции, однако судебная коллегия оснований для этого не усматривает.

Таким образом, вопреки доводам кассационной жалобы суд правильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применил нормы материального права, не допустил нарушений норм процессуального права, выводы суда, изложенные в решении, соответствуют обстоятельствам дела.

Каких-либо обстоятельств, которые могли бы в силу ст. 362 ГПК РФ явиться основанием к отмене решения суда первой инстанции, кассационная жалоба не содержит.

Решение суда является законным и обоснованным.  

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная  коллегия

определила:  

решение Камбарского районного суда Удмуртской Республики от 18 апреля 2011 года оставить без изменения. Кассационную жалобу Е.Т.В. оставить без удовлетворения.                

Председательствующий                                                 В.И. Анисимова               Судьи                                                                                Л.Н. Коробейникова                                                                                                     Т.В. Шарова