Юридические услуги адвоката с судейским опытом
Помогаю людям. Это точно.
Ефимов С. Л.
Телефон:
Адрес:
г. Ижевск, ул. Пушкинская, 116

Иск о взыскании зарплаты удовлетворен частично

Дело № 2-118/2011
РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
г. Камбарка 18 апреля 2011 года

Камбарский районный суд Удмуртской Республики в составе:
Председательствующего судьи Ефимова С.Л.,
При секретаре Балакиной С.П.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Ш.Р.Ф. к Обществу с ограниченной ответственностью «А» о взыскании заработной платы,

УСТАНОВИЛ:

Ш.Р.Ф. обратился в Камбарский районный суд УР с иском к Обществу с ограниченной ответственностью «А» (далее ООО «А») о взы­скании заработной платы за май, июнь, июль и август 2010 года в сумме 175 000 рублей.

Исковые требования мотивированы тем, что с <данные изъяты> по <данные изъяты> работал на основании трудового договора в качестве начальника строительного участка на реконструкции АЗС НПС «Уральская» <данные изъяты>. Вышеуказанным договором (п. 12.1), заключенным между ним и генеральным директором ООО «А» С., его заработанная плата была определена в размере 50000 рублей в месяц. Также согласно п.8.1.2 трудового договора ему была обеспечена своевременная заработная плата не позднее 15 числа каждого месяца. Однако до сих пор заработная плата ему не выплачена. Он неоднократно обращался к главному бухгалтеру и непосредственно генеральному директору С. о выплате заработной платы, однако ему было отказано. Факт задолженности заработной платы С. не оспаривается, однако заработная плата С. не выплачивается.

Размер задолженности его заработной платы составляет: за май 50 000 рублей, за июнь 50000 рублей, за июль 50000 рублей, за август 50000 рублей. Итого: 200000 рублей.

За время работы ему было выплачено всего 25 000 рублей, таким образом, сумма задолженности по заработной плате составляет 175 000 рублей.

С вышеуказанным исковым заявлением он обращался в Нефтекамский городской суд РБ, однако ему иск был возвращен, в связи с тем, что ООО «А» зарегистрировано в УР <данные изъяты>, полное название регистрационного органа Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы <данные изъяты> по Удмуртской Республике.

В судебном заседании истец Ш.Р.Ф. поддержал исковые требования в полном объеме по основаниям, изложенным в заявлении и письменных пояснениях, дополнительно суду показал, что был принят на работу в ООО «А» <данные изъяты> Трудовой договор с ответчиком заключен <данные изъяты>, один экземпляр хранился у него дома, один у ответчика. Считает, что трудовой договор заключён, так как собственной рукой заполнял свои данные на второй странице договора. Заявление о приеме на работу писал, в нем не указал дату его написания. С приказом о приеме на работу его не знакомили, со штатным расписанием не знаком. Его уволили <данные изъяты>, который является последним днем его работы. В трудовой книжке запись о его работе в ООО «А» не оформлена, хотя он просил об этом бухгалтера, забрал её у ответчика в декабре 2010 <данные изъяты> об увольнении впервые увидел во время судебного разбирательства. Сам заявление на увольнение по собственному желанию он не подал, т.к. ответчик ему ни разу не звонил. Сам не писал, т.к. фактически уже нашёл другую работу. Зарплата была установлена в размере 50000 руб. в месяц в виде оклада. Ему фактически было выплачено 25 тысяч рублей частями, остальные 5000 руб. могут быть командировочными. Считает, что ему ответчик должен 175 тысяч рублей. Расчётные листки на предприятии не выдавались, начисления по заработной плате ему не показывали. Сроки для выплаты заработной платы в ООО «А» были установлены не позднее 15 числа каждого месяца, следующего за отчётным. Не отрицает, что ведение табелей и их сдача в бухгалтерию входило в его обязанности. За май-август все табеля сдал в бухгалтерию. Они работали с 4 мая, это были подготовительные работы, ездили в Пермь и сдавали экзамен на допуск. Ездил мастер . и из первого участка ездили начальник участка и мастер. С 4 мая не указал рабочие дни, так как С. сказал, раз у него в договоре указан оклад, то не пиши. Он находился в офисе по адресу <данные изъяты>, корпус 2, полный рабочий день, рассматривали смены, заказы материалов, то есть обсуждали техническую сторону работы. У него был установлен ненормированный рабочий день, работали в <данные изъяты> на территории нефтепарка весь световой день с 8 часов утра до 21-22 часов. Выходных почти не было, ездили домой один раз в две недели на один день в воскресенье. В его обязанности входило организовать работу, обеспечить материалами, он все их оплачивал, привозил и сдавал мастеру, согласовывать с институтами, потому что проект был «сырой» и приходилось вызывать проектировщиков, геодезистов. Он был главным в этой бригаде. Обязан был находиться на территории объекта и вне территории объекта. Ездил в <данные изъяты>, выписывал кирпич, вывозил, т.е. занимался снабжением. Ездил в <данные изъяты>, искал по базам стройматериалы, счета предоставлял, искал технику, экскаваторы. В процентном отношении, 50 процентов рабочего времени, занимало нахождение на территории НПС и 50 за территорией. Иногда 100 процентов рабочего времени он находился на объекте, потому что нужно было вести селекторные оперативки с <данные изъяты>, т.е. с должностными лицами «Транснефти». Приходилось каждую бумагу согласовывать. <данные изъяты> подал исковое заявление в Неф-й городской суд, в тот же день ему выдали судебную повестку, с этой судебной повесткой и исковым заявлением подошёл к директору ООО «А» С., который отказался от получения копии судебной повестки и искового заявления. Потом с ним поговорил помощник судьи Нефтекамского суда и ему заявление возвратили. Тогда он направил исковое заявление по почте в Камбарский районный суд в декабре 2010 г., точную дату не помнит. С 1 сентября работал в ООО «хх», с ним продлялся срочный трудовой договор, в трудовой книжке сделана запись о приеме его в ООО «хх» с <данные изъяты>, так как это такое же предприятие, как и ООО «А» - обманывают людей и не платят зарплату. В период командировки все время находился в <данные изъяты>, домой приезжал только на выходные. Рабочее место находилось в 170 км от <данные изъяты>.

Представил суду письменное ходатайство о восстановлении пропущенного процессуального срока, в котором указал, что трудовой договор, заключенный между ним и директором ООО «А» С., был расторгнут <данные изъяты>. В нарушение требований трудового законодательства расчет с ним не произвели. Своевременно обратиться за защитой своего нарушенного права не имел возможности, поскольку находился в это время в длительной командировке в <данные изъяты>, о чем подтверждает приложенной к заявлению справкой с ООО «хх». Согласно п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 N 63, от 28.09.2010 N 22) в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи). Учитывая изложенные обстоятельства, а также требования Конституции Российской Федерации ст.37, согласно которым каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на индивидуальные и коллективные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов их разрешения, просит суд восстановить срок на обращение за разрешением индивидуального трудового спора о взыскании невыплаченной заработной платы, поскольку данный срок был пропущен им по уважительной причине (л.д.19).

Представитель ответчика С., директор ООО «А», с иском не согласился и пояснил, что сроки исковой давности истцом пропущены, нет доказательств, что он находился в длительной командировке. Столь длительное время человек не может находиться в командировке, это знает по опыту. Как правило, командировки бывают месяц-два, к тому же работники иногда приезжают на выходные домой. У истца несколько раз была возможность обратиться в суд. Он сам лично несколько раз видел истца в <данные изъяты>. <данные изъяты> истец лично к нему обращался с какой-то судебной повесткой. С истцом был заключен трудовой договор, этот факт он не оспаривает. Договор заключен с 4 мая, а истец вышел на работу 16 мая. Есть заявление истца о приёме на работу и на нём стоит его виза. С этого дня считается приём на работу. Начинал работать истец хорошо, никаких вопросов по работе не было, поэтому заработную плату они поставили 50 тысяч рублей. Ш.Р.Ф. за май и июнь 2010 г. выплачена заработная плата. Командировочные истцу выплачивались, 30 тысяч рублей – это заработная плата, которую получил Ш.Р.Ф., в этой сумме командировочных не имеется. Заработная плата отражена в платёжных ведомостях, а командировочные расходы отражаются в других документах. Заработная плата у Ш.Р.Ф. по штатному расписанию 6000 рублей, так как всё было оговорено от результатов труда, от объёмов выполненных работ. Они опытным путём посчитали, что у истца получается зарплата в размере 50 тыс. рублей. Все работники участка прекрасно знали: сколько заработают, столько и получат. Оплата была в соответствии с актами выполненных работ. С истцом была установлена дата выплаты заработной платы 15 числа, а так в организации заработная плата выплачивается 20 числа. На предприятии расчётные листки на руки не выдавались, в бухгалтерии можно было узнать. Ш.Р.Ф. май, июнь и июль работал хорошо, в эти месяцы он отработал норму рабочего времени, составлял табели учета рабочего времени. А за август истец табель не представил, бросил работу и сбежал, 29 августа истец был на работе, а 30 августа не работал. По вине истца они не смогли подписать процентовки за июнь, июль, август 2010 г., поэтому генподрядчик им не перечислил деньги - было много нареканий к работе Ш.Р.Ф. со стороны Технадзора. Режим рабочего времени был с 8 часов утра до 18 часов, потом в связи с отставанием разрешили работать до 20 часов. Рабочий день был ненормированный. До 22-х часов редко работали, в основном работали до 18 часов, хотя в табелях учёта рабочего времени ставили по 10-11 часов. Ш.Р.Ф. составил табель учёта рабочего времени за май 2010 г., табель подписал и проставил рабочее время, начиная с 16 мая 2010 г., т.е. с того времени, как начал работать. Ш.Р.Ф. никто не заставлял табель подписывать. Основанием для издания приказа об увольнении истца явилось то, что истец без причин отсутствовал на работе. Выяснил об этом 30-31 августа 2010 г.: истца в те дни там точно не было, так как в то время там была комиссия и его туда вызывали. Приказ об увольнении до сведения истца не доводили. Истец взял под отчет 600 тысяч рублей, за которые не отчитался. Было согласие истца, что подотчетные денежные средства будут автоматически вычитаться из заработной платы.

Представитель ответчика ООО «А» Г., принимая ранее участие в предварительном судебном заседании, исковые требования не признала, суду показала, что истец приходил в ООО «А» в октябре 2010 г., они разговаривали с истцом по заработной плате. 28.10.2010 г. истец получил трудовую книжку у неё без подписи, потому что просил не оформлять её, поэтому она её даже не стала регистрировать. За август 2010 г. у неё нет табеля учёта рабочего времени, в связи с этим заработная плата не начислена. У них заработная плата оформляется по выполнению объёма работ. За июнь у истца было 25805 руб. согласно положению о начислении заработной платы. За остальные месяцы у истца минимальная оплата труда. Потому что не было сдачи выполненных работ. Трудовой договор был подписан только 17.07.2010 г. У неё, как у главного бухгалтера, есть положение для начисления заработной платы, есть табель учёта рабочего времени. Трудовой договор она не готовила, Ш.Р.Ф. ей сам договор приносил. Процентовок у строителей не было, только один раз 25.06.2010 г. На основании этого 3 процента без НДС для получения мастерами строительно-монтажных работ, так у них на предприятии ведётся уже много лет, 12 процентов работникам оплачивается, 55 процентов получает мастер, или прораб, оформленный начальником участка, и 45 процентов получает мастер. Это было за июнь 2010 г. 1563960 руб. она умножила на 3 процента и получилась сумма 46918 руб. без НДС. За Ш.Р.Ф. у них так долг и числится. За август 2010 г. Ш.Р.Ф. не предоставил табель учёта рабочего времени. Несколько раз спрашивала у истца, тот говорил, что табель передал Шакирову, который тоже работал на том участке. Смолин уволился и на его место мастером устроился Шакиров. Заполнение табелей входило в обязанности истца. Приказ о приеме на работу истца от 14.05.2010г., а 4 мая 2010г. Ш.Р.Ф. ещё не было на предприятии. Почему Ш.Р.Ф. оформлен с 4.05.10г., не может пояснить. Ш.Р.Ф. принят на работу на основании его заявления. Трудовой договор был оформлен намного позже. В табеле указано количество часов, которые он работал. Основанием для издания приказа об увольнении истца явилось то, что Ш.Р.Ф. потерялся, на телефонные звонки не отвечал, в конце августа не приехал в ООО «А», как мастер участка, т.е. ответственное лицо, не отчитывался. В течение 4-х месяцев не оформлял ни одного технического документа. Ей известно, что истец 30.08.2010 г. на объекте отсутствовал, так как она звонила мастеру Шакирову, который сказал, что истца уже нет, Ш.Р.Ф. нашёл другую работу. Работа была «завалена». Истец никого не предупредил, что уходит от них, потом в сентябре 2010 г. Ш.Р.Ф. сказал, что уже работает в <данные изъяты>. Место жительства Ш.Р.Ф. они не знали. С приказом об увольнении истца не знакомили. Финансовое состояние на предприятии было критическим. Истец знал, что они его уволили. Узнал, наверное, от их работников. В приказе о приёме на работу не оговорена тарифная ставка, оклад, так как у них есть положение по оплате труда именно для этого объекта.

Ответчик представил письменное возражение и отзыв по иску, которые сводятся к следующему.

Истец в своем исковом заявлении указывает, что работал в их организации с 04 мая 2010 года по 30 августа 2010 года и что якобы истцу не выплачена заработная плата в размере 175000 рублей, которую истец просит взыскать. Истец указывает, что ему была установлена заработная плата в размере 50000 рублей в месяц. Однако, в противоречие этого, между ними до конца не были определены условия трудового договора, что подтверждается тем, что Ш.Р.Ф. данный договор подписан не был, что подтверждается трудовым договором представленным истцом и экземпляром договора работодателя - в обеих подписи работника не имеется.

Более того, согласно действующему ТК РФ установленный размер оплаты труда выплачивается при отработке всей нормы рабочего времени, однако Ш.Р.Ф. на работу каждый день не выходил, что подтверждается табелем учета рабочего времени.

Истец обратился в суд 21.01.2011 года, то есть спустя пять месяцев с момента якобы имеющего место нарушения права истца на выплату заработной платы за последний - август месяц работы. Более того, первый раз за весь период работы нарушение права на выплату заработной платы за май месяц, по утверждению истца в исковом заявлении наступило еще в июне месяце, а истец обращается с иском в суд для восстановлением своего нарушенного права по выплате зарплаты в частности за май месяц и вовсе через восемь месяцев.

Свою позицию истец основывает на том, что пропущен процессуальный срок для обращения в суд якобы по той причине, что истец находился в длительной командировке в <данные изъяты>, подтверждая свои доводы справкой о нахождении в командировке, выданной ООО «хх». Считает, что данная справка однозначно не может подтвердить факт нахождения Ш.Р.Ф. в длительной командировке в <данные изъяты>, поскольку: во-первых, истцом не представлены доказательства факта наличия трудовых отношений между ним и ООО «хх» (трудовой договор, заверенная копия трудовой книжки, приказ о направлении в командировку, командировочное удостоверение); во-вторых, однозначно по данной справке сделать вывод о том, что Ш.Р.Ф. находился в командировке с 01 сентября 2010 года по 20 декабря 2010 года без отрыва от работы без отрыва от работы на протяжении 4 месяцев, сделать нельзя, то есть, возможно предположить, что у него имелась возможность обратиться в суд в перерывах между работой. Более того, факт наличия перерыва в работе подтверждается тем, что истец обращался за судебной защитой в Нефтекамский городской суд РБ в ноябре 2010 года: 19 ноября 2010 года истец обратился в Нефтекамский городской суд РБ с заявлением о возврате своего искового заявления, которое было возвращено ему 22 ноября 2010 года, что подтверждается определением Нефтекамского городского суда РБ от 22.11.2010 года. По смыслу ч.2 ст.135 ГПК РФ указанное определение выносится не позднее пяти дней после поступления искового заявления, таким образом, Ш.Р.Ф. обратился с иском 17-18 ноября 2010 года, то есть в период с 17 по 22 ноября 2010 года Ш.Р.Ф. на рабочем месте не находился. Таким образом, данное обстоятельство подтверждает факт наличия перерывов в работе у Ш.Р.Ф. в ООО «хх» и противоречит содержанию представленной им справке, а соответственно вызывает сомнение в действительности его трудовых отношений с ООО «хх», а соответственно и подлинности данной справки.

Истец 17.11.2010 г. в рабочее время лично обратился к главному бухгалтеру ООО «А» Г. Факт обращения в указанный день в суде подтвердила Г., и сам истец тоже подтвердил факт обращения. Значит, 17.11.2010 г истец имел возможность и обращения в Камбарский районный суд. Однако истец этого не сделал, а почему-то обратился в Н-й городской суд РБ.

22.11.2010 г истец Ш.Р.Ф. в первой половине рабочего дня лично обратился к С., чтобы он подписал повестку в Нефтекамский городской суд. Факт обращения к С. истец Ш.Р.Ф. в суде не отрицал. Значит 22.11.2010 г. истец имел возможность повторно обратиться в Камбарский районный суд.

До этих событий истец Ш.Р.Ф. в рабочее время лично приходил за трудовой книжкой, что подтверждают и главный бухгалтер предприятия Г., и сам истец. И в своем исковом заявлении истец пишет, что «неоднократно обращался к главному бухгалтеру и непосредственно генеральному директору С...».

Таким образом, истец Ш.Р.Ф. имел возможность минимум три раза своевременно обратиться в Камбарский районный суд УР, но по непонятным причинам истец не обратился, а в свое оправдание предъявил сомнительную и недостоверную справку, тем самым пытается ввести в заблуждение.

Кроме того, первый раз за весь период работы якобы имевшего место нарушение права на выплату заработной платы за май месяц, по утверждению истца в исковом заявлении, наступило еще в июне месяце, а истец обращается с иском в суд, в частности за восстановлением нарушенного права по выплате заработной платы за май месяц и вовсе через восемь месяцев (в . городской суд - через пять). Статьей 392 ТК РФ предусмотрен срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, который составляет три месяца. Более того, если истец считает, что было нарушено его право на выплату заработной платы, то согласно ст. 142 ТК РФ в случае имевшей место задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней работник имеет право, известив работодателя в письменной форме, приостановить работу на весь период до выплаты задержанной суммы. Однако данное предусмотренное ТК РФ право работник не использовал, что вводит в сомнение действительность наличия факта невыплаты заработной платы. Более того, если опираться на утверждения истца, то он работал без заработной платы 4 месяца (с мая по август) 2010 года - имея при этом семью, которую надо содержать и нести прочие расходы, вряд ли бы работник продолжал работу без оплаты.

Статьей 392 ТК РФ предусмотрен срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, который составляет три месяца.

В связи с вышеизложенным, считает, что истцом процессуальный срок для восстановления якобы имевшего место трудового права, предусмотренный ст.392 ТК РФ пропущен. В иске о взыскании заработной платы с ООО «А» ввиду пропуска предусмотренного ст.392 ТК РФ срока надлежит отказать (л.д.11, 42-43, 72).

Выслушав истца и представителя ответчика, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

ООО «А» является юридическим лицом, зарегистрированным на момент подачи иска на территории <данные изъяты>, фактически расположенным на территории <данные изъяты>.

Ответчиком представлены в материалы дела заявление Ш.Р.Ф. о приеме на работу, приказ о приеме его на работу, трудовой договор и штатное расписание.

Давая оценку указанным документам, суд приходит к следующему.

В заявлении Ш.Р.Ф. просит принять его на работу в качестве прораба. Имеется подпись истца, дата написания заявления не указана. Имеется виза директора: принять с 14.05.2010 г. прорабом (л.д.53).

Согласно приказу от 14.05.2010 г. <данные изъяты> Ш.Р.Ф. принят начальником участка по строительству АЗС НПС «Уральская» с 14.05.2010 г. В приказе не указаны оклад работника, а также основание его издания (л.д.37).

Дата заключения трудового договора сторонами не указана, определено, что Ш.Р.Ф. принимается на работу начальником участка, дата начала работы с 04.05.2010 г., договор заключен на определенный срок (л.д.3).

В штатном расписании не имеется должности начальника участка, а только должность производителя работ (л.д.36).

В соответствии с ч. 1 ст. 16 Трудового кодекса РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.

Прием на работу оформляется приказом (распоряжением) работодателя, содержание которого должно соответствовать условиям заключенного трудового договора (часть первая статьи 68 ТК РФ). Приказ (распоряжение) работодателя о приеме на работу должен быть объявлен работнику под расписку в трехдневный срок со дня фактического начала работы (часть вторая статьи 68 ТК РФ).

В соответствии с альбомом унифицированных форм первичной учетной документации, разработанным на основании постановления Правительства Российской Федерации от 08.07.1997 № 835 «О первичных учетных документах» и утвержденным постановлением Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 05.01.2004 № 1, к унифицированным формам первичной учетной документации по учету кадров относится "Приказ (распоряжение) о приеме работника на работу" (форма Т-1).

Причем в соответствии с п. 2 постановления Госкомстата от 05.01.2004 № 1 унифицированные формы первичной учетной документации, указанные в п. 1.2 этого постановления, распространяются на организации независимо от формы собственности, кроме бюджетных организаций.

В данной форме основанием издания приказа о приеме на работу указан трудовой договор.

Представитель ответчика в судебном заседании пояснил, что должность начальника участка и прораба для ответчика - это одно и то же.

Из пояснений участников процесса следует, что Ш.Р.Ф. возглавлял участок строительства - АЗС в <данные изъяты>, в его подчинении находилась бригада.

Согласно п. 4 раздела I и пунктов 1-3, 9 раздела II должностной инструкции производителя работ (прораба), он должен знать организацию и технологию строительного производства, проектно-сметную документацию на строящиеся объекты; прораб осуществляет руководство производственно-хозяйственной деятельностью участка; обеспечивает выполнение производственных заданий по вводу объектов в эксплуатацию и выполнению строительно-монтажных и пусконаладочных работ в соблюдением проектов производства; организует производство строительно-монтажных работ в соответствии с проектной документацией, строительными нормами и правилами, техническими условиями и другими нормативными документами; ведет учет выполненных работ.

С. пояснил, что только после подписания документов КС-2, КС-3 и КС-6 могла быть выплачена заработная плата.

Согласно Инструкции о порядке составления ежемесячного отчета начальника строительного участка (производителя работ) о расходе основных материалов в строительстве в сопоставлении с расходом, определенным по производственным нормам, по форме N М-29 (утв. ЦСУ СССР 24.11.1982 N 613) отчет по форме N М-29 (о расходе основных материалов) составляется на основании данных о выполненных объемах строительно-монтажных работ в натуральном выражении, взятых из формы первичного учета по капитальному строительству N КС-6 "Журнал учета выполненных работ".

Таким образом, исходя из приведенных выше обстоятельств и приведенных норм, следует, что для сторон спорного правоотношения должности начальника участка и прораба являются идентичными, Ш.Р.Ф. принят на работу с 04.05.2010 г., поскольку приказ о приеме на работу является вторичным по отношению к трудовому договору, то есть приказ выносится на основании заключенного трудового договора, о чем в нем делается запись со ссылкой на трудовой договор. Суд считает, что работодатель воспользовался невнимательностью истца в части не указания им даты в заявлении о приеме на работу и оформил приказ более поздней датой - 14.05.2010 г. Доказательств того, что договор был заключен между сторонами в июле 2010 г., ответчиком не представлено.

31 августа 2010 года трудовой договор с Ш.Р.Ф. расторгнут по подпункту "а" пункта 6 части первой статьи 81 ТК РФ за прогул, то есть за отсутствие истца на рабочем месте 30 августа (л.д.38).

Исковые требования Ш.Р.Ф. подлежат частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 37 Конституции РФ, каждый имеет право на вознаграждение за труд, без какой-либо дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда.

Согласно ст. 22 ТК РФ, работодатель обязан выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату.

Статья 129 ТК РФ дает понятие, что заработная плата - вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты) и дает понятия тарифной ставки, оклада (должностного оклада), базового оклада (базового должностного оклада), базовой ставки заработной платы.

Согласно названной статье тарифная ставка - фиксированный размер оплаты труда работника за выполнение нормы труда определенной сложности (квалификации) за единицу времени без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.

Оклад (должностной оклад) - фиксированный размер оплаты труда работника за исполнение трудовых (должностных) обязанностей определенной сложности за календарный месяц без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.

Согласно ст. 57 ТК РФ все существенные условия о размере оплаты труда, система оплаты определяются в трудовом договоре.

В соответствии со статьей 135 ТК РФ заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

Согласно пунктам 11.1, 12.1 трудового договора Ш.Р.Ф. установлен ненормированный рабочий день и оклад (тарифная ставка) 50 тысяч рублей в месяц (л.д.3).

В соответствии с положениями ст. 68 ГПК РФ в случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны.

Ведомости начисления заработной платы за май-август 2010 г. и табель учета рабочего времени за август 2010 г. ответчиком суду не представлены, обязанность предоставить данные доказательства, была возложена судом на ответчика определением от 26.01.2011 г. (л.д.1). Поэтому суд обосновывает свои выводы объяснениями истца и другими доказательствами.

В соответствии со ст.100 Трудового кодекса РФ режим рабочего времени должен предусматривать продолжительность рабочей недели (пятидневная с двумя выходными днями, шестидневная с одним выходным днем, рабочая неделя с предоставлением выходных дней по скользящему графику, неполная рабочая неделя), работу с ненормированным рабочим днем для отдельных категорий работников, продолжительность ежедневной работы (смены), в том числе неполного рабочего дня (смены), время начала и окончания работы, время перерывов в работе, число смен в сутки, чередование рабочих и нерабочих дней, которые устанавливаются правилами внутреннего трудового распорядка в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, а для работников, режим рабочего времени которых отличается от общих правил, установленных у данного работодателя, - трудовым договором.

Согласно ст.101 ТК РФ ненормированный рабочий день - особый режим работы, в соответствии с которым отдельные работники могут по распоряжению работодателя при необходимости эпизодически привлекаться к выполнению своих трудовых функций за пределами установленной для них продолжительности рабочего времени. Перечень должностей работников с ненормированным рабочим днем устанавливается коллективным договором, соглашениями или локальным нормативным актом, принимаемым с учетом мнения представительного органа работников.

Поскольку Ш.Р.Ф. установлен ненормированный рабочий день, то при определении размера заработной платы следует руководствоваться величиной оклада.

Ответчиком представлено в суд Положение о заработной плате для работающих на объекте «АЗС ПНС «Уральская», согласно которого, размер расчетов для ИТР определен в виде 3% от выполненных работ, но не более 50000 руб.

Согласно штатному расписанию от 11 февраля 2010 г. истцу установлен оклад (тарифная ставка) в размере 6000 рублей (л.д.36).

Положение о заработной плате судом не принимается, поскольку отсутствует дата его принятия, нет сведений, что оно действовало в период трудовых правоотношений с истцом.

Кроме того, из содержании статьи 135 Трудового кодекса РФ можно сделать вывод, что условия оплаты труда, определенные трудовым договором, могут быть улучшены по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами. Сторонам трудового договора не запрещено устанавливать условия оплаты труда для конкретного работника лучше, чем предусмотрено локальным нормативным актом.

По этому основанию же судом не принимается штатное расписание в части указания в нем оклада по должности производитель работ в размере 6000 руб.

Кроме того, представитель ответчика С. в судебном заседании пояснил, что истец начинал работать хорошо, никаких вопросов по работе не было, поэтому заработную плату они поставили 50 тысяч рублей (л.д.40).

Таким образом, суд приходит к выводу, что работнику был установлен должностной оклад в размере 50 тысяч рублей в месяц, который работодатель должен был выплачивать работнику за исполнение трудовых обязанностей за календарный месяц.

Поскольку работнику установлен размер оклада за полный календарный месяц, заработную плату в размере, предусмотренном трудовым договором, работник должен получить при условии отработки рабочего времени в полном объеме.

Статьей 91 Трудового кодекса РФ определено, что рабочее время - время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка и условиями трудового договора должен исполнять трудовые обязанности, а также иные периоды времени, которые в соответствии с настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации относятся к рабочему времени.

Нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю.

Порядок исчисления нормы рабочего времени на определенные календарные периоды (месяц, квартал, год) в зависимости от установленной продолжительности рабочего времени в неделю определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда.

Работодатель обязан вести учет времени, фактически отработанного каждым работником.

В представленных суду правилах внутреннего трудового распорядка режим рабочего времени не установлен (л.д.67-68). Представитель ответчика С. пояснил, что в ООО «А» режим рабочего времени был с 8 часов утра до 18 часов, потом в связи с отставанием разрешили работать до 20 часов; рабочий день был ненормированный.

С учетом того, что нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю, то в силу ст.91 ТК РФ суд считает, что в ООО «А» установлен 8 часовой рабочий день, 5 дневная рабочая неделя (40 ч.: 8 ч).

Доводы ответчика о том, что сторонами трудового договора не были определены условия в части размера зарплаты в сумме 50000 руб. и Ш.Р.Ф. не вырабатывал норму рабочего времени, суд считает несостоятельным, так как договор подписан директором С., на нем имеются штамп и печать предприятия, Ш.Р.Ф. пояснил, что свои реквизиты указывал собственноручно. Кроме того, С. сам в одном из судебных заседаний признал, что с истцом был заключен трудовой договор, зарплата истцу была установлена в размере 50 тысяч рублей, Ш.Р.Ф. май, июнь и июль работал хорошо и в эти месяцы отработал норму рабочего времени. Данное обстоятельство также подтверждается табелями учета рабочего времени за май-июнь 2010 г.

В судебном заседании пояснениями истца и представителя ответчика С. установлено, что истец осуществлял работы по строительству АЗС и для этого необходимо было проходить на НПС «Уральская» через проходную.

По ходатайству ответчика судом из НПС «Уральская» запрошены сведения о времени прибытия на объект и времени убытия истца за период с мая 2010 г. по август 2010 г.

Из представленной суду справки от 05.04.2011 г. <данные изъяты> (л.д.61) следует, что последний раз истец находился на объекте НПС «Уральская» ОАО «Северо-западные магистральные нефтепроводы» 28.08.2010 г. (л.д.61-62).

Отраженные в указанной справке сведения о периодичности посещения истцом объекта НПС «.» не являются табелем учета рабочего времени, и не могут быть приняты во внимание при определении учета рабочего времени истца, но подтверждают, что в мае-августе 2010 года истец посещал указанный объект в связи с исполнением условий трудового договора.

В судебном заседании представитель ответчика ООО «А» Г. пояснила, что за июнь у истца было 25805 руб. согласно положению о начислении заработной платы. За остальные месяцы у истца минимальная оплата труда. Потому что не было сдачи выполненных работ.

Однако положения трудового договора не предусматривают размер оплаты труда истца в зависимости от объема выполненной работы.

Представленной справкой о заработной плате, ответчик признаёт, что в мае, июне и в июле 2010 г. истцом норма рабочего времени отработана (л.д.55).

Ответчик ссылается, что истец не выполнял нормы труда. Между тем сведений о том, что истец в рассматриваемый период май-август 2010 года не выполнял нормы труда ответчиком суду не представлено.

Табель учета рабочего времени за август 2010 года ответчиком суду не представлен. Как указано ранее обязанность учета рабочего времени возложена на работодателя. При утрате табеля ничто не мешало ответчику восстановить его. Доказательств, что истец в августе 2010 года не работал ответчиком не представлено. Справкой НПС «.» подтверждается, что в с мая по август 2010 года истец посещал указанный объект в связи с исполнением условий трудового договора. Ш.Р.Ф. пояснил, что его работа не ограничивалась на объекте строительства, большой объем работы он выполнял за пределами строящейся АЗС.

Доказательств того, что рабочее место истца было только на НПС «.» и истец не мог выполнять работу, закупать материалы и осуществлять свои трудовые функции за пределами НПС, ответчиком суду не предоставлено.

Как установлено в судебном заседании и не оспаривается сторонами в обязанности Ш.Р.Ф. входило составление табелей учета рабочего времени по участку НПС «.» и сдача их в бухгалтерию. Согласно п. 22 раздела II должностной инструкции производителя работ (прораба), в обязанность последнего входит учет рабочего времени персонала.

Оценив должностную инструкцию, табель учета рабочего времени за май 2010 г., который истец заполнял лично, что им признается, справку о посещении истцом НПС «.», суд приходит к выводу, что Ш.Р.Ф. непосредственно приступил к работе с 16 мая 2010 г.

Истец утверждает, что работал у ответчика по 30 августа 2010 года. Между тем, как установлено в судебном заседании последним днем работы истца было 29 августа 2010 г., что подтверждается пояснениями представителей ответчиков, приказом об увольнении и справкой НПС «Уральская». Приказ истцом не оспорен.

Из положений ст. 129 Трудового кодекса РФ следует, что заработная плата является вознаграждением за труд и выплачивается работнику за исполнение трудовых обязанностей.

Поскольку Ш.Р.Ф. в мае 2010 г. приступил к работе с 16.05.2010 г., а в августе 2010 г. после 29.08.2010 г. отсутствовал на работе и не выполнял свои трудовые обязанности, то периоды с 04.04.2010 г. по 15.05.2010 г. и с 30 по 31 августа 2010 г. оплате не подлежат.

Таким образом, исходя из производственного календаря 2010 года, в мае истцу подлежала начислению заработная плата за 11 дней из 19 рабочих (с 16 по 31 мая), а в августе за 20 дней из 22 рабочих (с 1 по 29 августа).

С учетом изложенного размер заработной платы истца составит:

За май 2010 года - 28947,37 руб. (50000 руб. : 19 раб. дней в месяце х 11 отработанных дней).

За июнь 2010 года - 50000,00 руб. (норма рабочего времени отработана полностью).

За июль 2010 года - 50000 руб. (норма рабочего времени отработана полностью).

За август 2010 года - 45454,54 руб. (50000 руб. : 22 раб. дней в месяце х 20 отработанных дней)

Судом установлено, что ответчик выплатил истцу заработную плату только в сумме 30000 руб.: 15000 руб. - 19.07.2010 г. и 15000 руб. - 21.07.2010 г, что подтверждается платежными ведомостями (л.д.27). С. пояснил, что данные суммы уплачены за май-июнь 2010 г.

В своих расчетах истец указывает, что всего ему уплачена зарплата в размере 25 000 руб., считая, что остальные 5000 руб. являются командировочными. С. пояснил, что командировочные истцу выплачены.

Согласно Плану счетов финансово-хозяйственной деятельности организаций и Инструкции по его применению, утвержденных Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 31.10.2000 г. N 94н, счет 70 "Расчеты с персоналом по оплате труда" предназначен для обобщения информации о расчетах с работниками организации по оплате труда (по всем видам оплаты труда, премиям, пособиям, пенсиям работающим пенсионерам и другим выплатам), а также по выплате доходов по акциям и другим ценным бумагам данной организации.

Командировочные расходы работника отражаются в сумме фактически понесенных и документально подтвержденных расходов по кредиту счета 71 "Расчеты с подотчетными лицами" и по дебету счетов бухгалтерского учета (в зависимости от характера и целей командировки). Учет наличных денежных средств, выдаваемых работнику в качестве аванса и получаемых от работника, отражается на счете 50 "Касса".

В платежных ведомостях от 19 и 21 июля 2010 г. указан корреспондирующий счет 70, то есть по указанным ведомостям истцу выдавалась исключительно зарплата.

Таким образом, суд приходит к выводу, что заработная плата истцу выплачена не в полном объеме в нарушение Трудового кодекса РФ. Размер задолженности ответчика перед истцом составляет 144401 руб. 91 коп. (174401 руб. 91 коп. - 30000 руб.).

В ходе рассмотрения дела ответчиком заявлено ходатайство о применении последствий пропуска срока исковой давности в отношении заявленных истцом требований.

Согласно ст.392 Трудового кодекса РФ, работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Согласно ст. 136 Трудового кодекса РФ, заработная плата выплачивается не реже, чем каждые полмесяца в день, установленный правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором, трудовым договором.

Согласно ст. 140 Трудового кодекса РФ, при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ" в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться в суд с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Истец уволен 31 августа 2010 г. за отсутствие на рабочем месте 30 августа 2010 года. В день увольнения Ш.Р.Ф. не работал.

Исходя из положений ст.ст. 136 и 140 ТК РФ в их правовой взаимосвязи, дата отказа в выплате денежных сумм после предъявления работником (не работавшим в день увольнения) требования о расчете является датой начала течения трехмесячного срока на обращение в суд только по требованиям о взыскании заработной платы за последний отработанный месяц (либо за количестве дней не полностью отработанного последнего месяца), а также выплат, причитающихся работнику при увольнении.

С учетом того, что требуемая истцом задолженность по заработной плате работодателем была начислена не в полном объеме, между сторонами имеется спор относительно указанных выплат. Следовательно, исчислять дату начала течения срока на обращение в суд надлежит по каждому месяцу отдельно, ориентируясь в том числе на даты выплаты истцу заработной платы за каждый из указанных месяцев (когда истец узнавал или должен был узнать о нарушенном праве на получение заработной платы).

Как установлено в судебном заседании и сторонами не оспаривается, на предприятии расчётные листки работникам не выдавались.

В силу абз. 1 ст. 136 ТК РФ при выплате заработной платы работодатель обязан в письменной форме извещать каждого работника о составных частях заработной платы, причитающейся ему за соответствующий период, размерах и основаниях произведенных удержаний, а также об общей денежной сумме, подлежащей выплате.

Обязанность соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров возложена на работодателя статьей 22 ТК РФ.

Однако в период трудовых отношений истец не был лишен возможности требовать у работодателя исполнения обязанности, предусмотренной ст. 136 ТК РФ, а также требовать в порядке ст. 62 ТК РФ выдать копии соответствующих необходимых ему документов, в том числе справку о заработной плате.

Таким образом, исходя из положений ч. 1 ст. 392, ст. 136, ст. 62 ТК РФ в их правовой взаимосвязи, по настоящему делу истец должен был узнать о нарушенном праве на получение заработной платы в полном объеме в дни выдачи заработной платы, а именно:

  • за май не позднее 15 июня 2010 г., соответственно датой начала течения трехмесячного срока на обращение в суд по требованию о взыскании заработной платы за май 2010 г. будет являться 16 июня 2010 г., а датой окончания течения срока 16 сентября 2010 г.;
  • за июнь не позднее 15 июля 2010 г., соответственно датой начала течения трехмесячного срока на обращение в суд по требованию о взыскании заработной платы за июнь 2010 г. будет являться 16 июля 2010 г., а датой окончания течения срока 16 октября 2010 г.;
  • за июль не позднее 15 августа 2010 г., соответственно датой начала течения трехмесячного срока на обращение в суд по требованию о взыскании заработной платы за июль 2010 г. будет являться 16 августа 2010 г., а датой окончания течения срока 16 ноября 2010 г.

Форма требования работника о расчете в ст. 140 ТК РФ не оговорена. Суд считает, что таковым может быть исковое заявление, в котором содержатся требования материального характера.

Иск о взыскании заработной платы предъявлен Ш.Р.Ф. в Н-й городской суд 19 ноября 2010 г. Об этом факте ответчику стало известно 22 ноября 2010 г., который получил от истца текст иска, что подтверждается представлением ответчиком в суд копии искового заявления Ш.Р.Ф. и копии судебной повестки о вызове в Н-й городской суд на 22 ноября 2010 г. В силу ст.140 ТК РФ ответчик должен был соответствующую сумму выплатить не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете, то есть 23 ноября 2010 г. Соответственно, датой начала течения трехмесячного срока на обращение в суд по требованию о взыскании заработной платы за последний отработанный месяц является 24 ноября 2010 г., который заканчивается 24 февраля 2011 г. Ш.Р.Ф. предъявлен иск в Камбарский районный суд 21 января 2011 г., то есть также в пределах трехмесячного срока.

Таким образом, за август 2010 года с ответчика подлежит взысканию в пользу истца заработная плата в сумме 45454 рубля 54 копейки.

Истцом заявлено ходатайство о восстановлении срока, в своих пояснениях и данном ходатайстве истцом в качестве уважительной причины пропуска срока называется нахождение его в командировке.

Истцом представлены в суд: приказ ООО «.» <данные изъяты>-К от 01.09.2010 г. о принятии Ш.Р.Ф. начальником участка с 01.09.2010 г.; трудовой договор о принятии истца в ООО «.» начальником участка на объекты ООО «.» <данные изъяты> на срок с 01.09.2010 г. по 31.12.2010 г.; приказ <данные изъяты> от 01.09.2010 г. о направлении Ш.Р.Ф. в командировку на объекты <данные изъяты> с 01.09.2010 г. по 20.12.2010 г.; трудовая книжка истца, в котором имеется запись о его принятии на работу в ООО «.» начальником участка с 11.01.2011 г. - приказ <данные изъяты> от 11.01.2011 г. (л.д.45-49,65-66).

В судебном заседании Ш.Р.Ф. пояснил, что с 1 сентября работал в ООО «.», с ним продлялся срочный трудовой договор, в трудовой книжке сделана запись о приеме его в ООО «.» с 11 января 2011 г., так как это такое же предприятие, как и ООО «А» - обманывают людей и не платят зарплату.

Достоверность указанных документов у суда не вызывает сомнений, как и тот факт, что истец состоял в трудовых отношениях с ООО «.» с 01 сентября 2010 г. С учетом того, что трудовой договор являлся срочным, суд считает, что с Ш.Р.Ф. действительно был заключен 11 января 2011 г. новый срочный трудовой договор после истечения срока действия прежнего, действовавшего до 31.12.2010 г.

Из представленных суду командировочных удостоверений следует, что Ш.Р.Ф. командировался в <данные изъяты> для работы на объектах ООО «.» с 01 по 30 сентября 2010 г., с 01 по 31 октября 2010 г., 01 по 30 ноября 2010 г. и с 01 по 20 декабря 2010 г. В удостоверениях имеются отметки о прибытии и убытии командируемого.

Ш.Р.Ф. пояснил, что один экземпляр трудового договора находился у него дома, в период командировки все время находился в <данные изъяты>, домой приезжал только на выходные.

Таким образом, учитывая, что истец в выходные приезжал домой, у него была возможность снять копию с трудового договора и, приложив её к иску, направить по почтовой связи с Камбарский районный суд. Составление иска не требовало от истца больших затрат во времени - заявление небольшое по объему и без сложных расчетов.

О том, что истец имел возможность осуществить действия, направленные на подачу иска, свидетельствует обращение им с требованиями о взыскании задолженности по зарплате с ООО «А» в Н-й городской суд РБ в ноябре 2010 г. и в декабре 2010 г. в Камбарский районный суд УР.

Первоначальные обращения с исками с нарушением установленных процессуальных требований, не могут служить основанием для восстановления пропущенного процессуального срока при повторном обращении с исками.

Суд также считает, что у Ш.Р.Ф. имелась возможность оформления доверенности своему представителю для представления его интересов в суде, в том числе с правом подписания иска от его имени и предъявления в суд, учитывая, что расстояние между <данные изъяты> и <данные изъяты> не является значительным - 25 км.

Таким образом, у истца имелась реальная возможность для предъявления иска в суд, а он обратился с заявлением с пропуском срока. Уважительных причин пропуска срока обращения в суд с требованием о взыскании заработной платы за период с мая по июль 2010 года, истцом не представлено.

При указанных обстоятельствах у суда отсутствуют основания для восстановления истцу пропущенного срока обращения в суд с требованием о взыскании заработной платы за период с мая по июль 2010 года. Поэтому в удовлетворении требования Ш.Р.Ф. о взыскании зарплаты за данный период необходимо отказать.

В соответствии со статьей 103 Гражданского процессуального кодекса РФ и подпунктом 8 пункта 1 статьи 333.20 Налогового кодекса РФ с ответчика следует взыскать 1563 рубля 64 копейки в возмещение судебных расходов – государственной пошлины, от уплаты которой истец, предъявивший иск, был освобожден в силу закона (ст. 336.36 п.1 п/п 1 НК РФ).

Судом удовлетворены материальные требования на сумму 45454 рубля 54 копейки. Таким образом, сумма госпошлины, подлежащая взысканию с ответчика, составит 1563 рубля 64 копейки.

Лицам, участвующим в деле было разъяснено положение статьи 56 ГПК РФ в части доказывания сторонами тех обстоятельств, на которые они ссылаются, от представления дополнительных доказательств лица участвующие в деле отказались.

 

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Ш.Р.Ф. к Обществу с ограниченной ответственностью «А» удовлетворить частично.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «А» в пользу Ш.Р.Ф. заработную плату за август 2010 года в сумме 45454 рубля 54 копейки.

В остальной части в удовлетворении исковых требований Ш.Р.Ф. к Обществу с ограниченной ответственностью «А» о взыскании заработной платы отказать.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «А» государственную пошлину в доход муниципального образования «Камбарский район» в сумме 1 563 рубля 64 копейки.

Решение может быть обжаловано лицами, участвующими в деле в Верховный суд УР в кассационном порядке, через Камбарский районный суд УР в течение 10 дней со дня принятия решения в окончательной форме.

Полный текст решения изготовлен 28 апреля 2011 года.

 

Судья  С.Л. Ефимов

Приходите к нам
г. Ижевск, ул. Пушкинская, 116
Телефон:
Рейтинг@Mail.ru