Главная \ Практика \ Акты вышестоящих судов \ Апелляционным определением оставлено без изменения решение суда об отказе в иске о сносе дома, установлена граница земельных участков

Апелляционным определением оставлено без изменения решение суда об отказе в и...

Смотрите решение суда первой инстанции 

Судья Ефимов С.Л.                                                                                                     Дело №33-2421/2012

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:
председательствующего судьи Рябова Д.В.,
судей Долгополовой Ю.В., Костенковой С.П.,
при секретаре: Утробине А.С.,
рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Ижевске Удмуртской Республики ДД.ММ.ГГГГ гражданское дело по исковому заявлению ФИО3 к ФИО1 и ФИО2 о признании незавершенного строительством жилого дома самовольной постройкой и возложении обязанности на ответчиков снести его, и по встречному исковому заявлению ФИО1 к ФИО3 об установлении границы смежных земельных участков, понуждении к демонтажу ограждения, располагающегося между земельными участками, и установке ограждения на границе земельных участков;
   по апелляционной жалобе ФИО3 на решение Камбарского районного суда Удмуртской Республики от 14 мая 2012 года, которым постановлено:
   «В удовлетворении исковых требований ФИО3 к ФИО1 и ФИО2 о признании незавершенного строительством жилого дома, расположенного по адресу: <адрес>, самовольной постройкой и возложении обязанности снести его в месячный срок со дня вступления решения суда в законную силу, взыскании судебных расходов - отказать в полном объеме.
   Исковые требования ФИО1 к ФИО3 об установлении границы смежных земельных участков, понуждении к демонтажу ограждения, располагающегося между земельными участками, к понуждению установке ограждения на границе земельных участков и взыскании судебных расходов - удовлетворить частично.
   Установить границу земельных участков, расположенных по адресам: <адрес>, и <адрес>, в соответствии с межевым планом границ земельного участка, расположенного по адресу: <адрес>, выполненным обществом с ограниченной ответственностью «Земельно-кадастровый центр <адрес>» ДД.ММ.ГГГГ, по точкам под номерами Н10:Н11:Н1 с переносом точки Н11 на 18 сантиметров в сторону земельного участка, расположенного по адресу: <адрес>.
   Обязать ФИО3 в месячный срок со дня вступления решения суда в законную силу за счет собственных средств осуществить демонтаж существующего ограждения, находящегося между земельными участками, расположенными по адресам: <адрес>, и <адрес>.
   В удовлетворении искового требования ФИО1 к ФИО3 о возложении обязанности установить ограждение на границе земельных участков отказать.
Взыскать с ФИО3 в пользу ФИО1 судебные расходы по оплате госпошлины в размере <данные изъяты> рублей и по оплате экспертизы в размере <данные изъяты> рублей».
   Заслушав доклад судьи Костенковой С.П., объяснения ФИО3 и ее представителей ФИО8 по ордеру № от ДД.ММ.ГГГГ, ФИО6 по ордеру № от ДД.ММ.ГГГГ, поддержавших доводы апелляционной жалобы, объяснения ФИО1 и его представителя ФИО9 по ордеру № от ДД.ММ.ГГГГ, ФИО2, возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

   ФИО3 первоначально обратилась в суд с иском к ФИО1 о признании в судебном порядке дома ответчика ФИО1, расположенного на земельном участке по адресу: <адрес>, самовольной постройкой и возложении обязанности на ответчика снести указанные строения - дом за счет собственных средств; о взыскании с ФИО1 в пользу истца расходов по оплате государственной пошлины в размере <данные изъяты> рублей, расходов по оплате услуг адвоката за составление искового заявления в размере <данные изъяты> рублей.
   Определением Камбарского районного суда Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ к участию в деле в качестве соответчика привлечена ФИО2.
   Дополнением к исковому заявлению ФИО3 уточнила исковые требования и в окончательном варианте просила суд:
  - признать в судебном порядке незавершенное строительство жилого дома ответчиков ФИО1 и ФИО2, расположенного по адресу: <адрес> самовольной постройкой и обязать ответчиков ФИО1 и ФИО2 снести указанные строения - незавершенное строительство жилого дома за счет собственных средств в течение месяца со дня вступления решения суда в законную силу;
  - взыскать с ФИО1 и ФИО2 солидарно в пользу истца расходы по оплате государственной пошлины в размере <данные изъяты>; расходы по оплате услуг адвоката за составление искового заявления в размере <данные изъяты>; расходы по оплате услуг адвоката по представительству в суде в размере <данные изъяты>.
   Исковые требования мотивированы тем, что истец является собственницей жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: <адрес>, которые получены ею по наследству после смерти матери ФИО7 На день принятия ею наследства на соседнем участке, расположенном по адресу <адрес>, и принадлежащим ФИО16, находился лишь фундамент. В начале <данные изъяты> ФИО16 начали строительство жилого двухэтажного дома в непосредственной близости от границ её земельного участка на меже между их участками, вплотную к её забору и на расстоянии 5,8 метров от веранды её дома. Разрешение на строительство жилого дома ФИО16 не получено. Строительство дома осуществляется ФИО16 с нарушением санитарных и противопожарных норм, что нарушает ее права.
   ФИО1 предъявлен встречный иск к ФИО3, которым он просил установить границу земельного участка между домовладениями, расположенными по адресам: <адрес>, и <адрес>, в соответствии с межевым планом границ земельного участка, расположенного по адресу: <адрес>, выполненным обществом с ограниченной ответственностью «Земельно-кадастровый центр <адрес>» ДД.ММ.ГГГГ, по точкам под номерами Н10:Н11:Н1 с переносом точки Н11 на 18 см в сторону земельного участка, расположенного по адресу: <адрес>; обязать ФИО3 за ее счет осуществить демонтаж существующего ограждения находящегося между земельными участками, расположенными по адресам <адрес>, и <адрес>, и установить ограждение на границе земельных участков; возместить понесенные судебные расходы.
   Встречное исковое заявление ФИО1 мотивировано тем, что он по договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ приобрел в собственность жилой дом, дровяник, ограждения, расположенные по адресу: <адрес>. Указанные строения расположены на земельном участке площадью 453 кв.м., который также находится в его собственности. Смежная граница между его земельным участком и земельным участком ФИО3 определялась наличием установленного на тот момент ограждения (забора). В 2001 году ФИО3 без согласования с ним перенесла данное ограждение, чем изменила местоположение границы земельных участков по отношению к возводимой ФИО1 постройке и фактически уменьшила его земельный участок. В ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 обратился с заявлением в общество с ограниченной ответственностью «Земельно-кадастровый центр <адрес>» с целью уточнения местоположения границ и площади своего земельного участка. Работы по определению границ указанной организацией были произведены. Однако ФИО3, являясь смежным землепользователем, от подписания акта согласования местоположения границы земельного участка по адресу: <адрес>, отказалась, указав на свое несогласие с определением смежных границ по точкам, обозначенным на чертеже земельных участков и их частей, условно обозначенными точками Н10 и Н11.
   В судебном заседания ФИО3 исковые требования поддержала в полном объеме, встречные исковые требования не признала.
  Представитель ФИО3 адвокат ФИО8 требования доверителя поддержала, встречные требования ФИО1 не признала. Пояснила, что в ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 начал строительство жилого дома по адресу: <адрес>. Этот дом фактически располагается на меже. Проверкой Министерства строительства, архитектуры и жилищной политики Удмуртской Республики установлено, что строительство индивидуального жилого дома по <адрес>, производится без разрешения на строительство, что является нарушением. Администрация муниципального образования «Камбарское» указывала ФИО1 на нарушения правил градостроительных и строительных норм, пожарных разрывов. В ходе рассмотрения данного дела была проведена экспертиза, в которой четко указано, что существуют нарушения и полностью нарушены противопожарные разрывы, дом ФИО3 и незавершенное строительство ФИО1 отнесены к 5 классу огнестойкости. В соответствии с чем, при строительстве дома по <адрес> не соблюдены пожарные разрывы и правила градостроительных и строительных норм. С учетов всего этого данная постройка должна быть признана самовольной.
   В судебном заседании ФИО1 исковые требования не признал, встречные исковые требования поддержал в полном объеме. Пояснил, что в строительных нормах и правилах все четко указано, дом стоит на нормальном расстоянии в 40 сантиметров. Дом был заложен в ДД.ММ.ГГГГ, и каждый год на протяжении всех 10 лет он что-то делал и строительство не прекращалось. Никакого обещания перенести фундамент и дом в другое место он не давал. ФИО3 вступила в наследство в ДД.ММ.ГГГГ, а не в ДД.ММ.ГГГГ. До ДД.ММ.ГГГГ у нее не было свидетельства о праве собственности.
   Ответчик (третье лицо по встречному иску) ФИО2 исковые требования ФИО3 не признала, встречные исковые требования ФИО1 поддержала, просила их удовлетворить.
   Представитель ФИО1 - адвокат ФИО9 встречные исковые требования доверителя поддержал, исковые требования ФИО3 не признал. Пояснил, что в ходе рассмотрения дела установлено, что фактически граница земельного участка на период ДД.ММ.ГГГГ годов была определена деревянным забором. Как показали свидетели, при строительстве фундамента дома до этого деревянного забора было расстояние до 50 сантиметров. Стена дома не претерпела изменений, она на месте, а деревянный забор сейчас находится у стены дома. То есть деревянный забор был перенесен. Также есть акт администрации <адрес>, в котором специалисты установили, что постройка в виде забора все-таки была перенесена. Земельный участок ФИО16 использовал в тех целях, на которые он был ему передан.
   Представители третьих лиц –Инспекции государственного строительного надзора при Министерстве строительства, архитектуры и жилищной политики Удмуртской Республики, администрации муниципального образования «Камбарское» в судебное заседание не явились, о месте и времени судебного заседания были уведомлены надлежащим образом.
    Дело рассмотрено судом первой инстанции в соответствии с положениями ст. 167 ГПК РФ в отсутствии указанных лиц.
     Суд постановил вышеуказанное решение.
    Не согласившись с решением суда, ФИО3 подана апелляционная жалоба с последующими дополнениями, в которой она просит решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новое решение, которым ее исковые требования удовлетворить в полном объеме, а в удовлетворении встречных исковых требований ФИО1 - отказать. В обоснование доводов жалобы ФИО3 ссылается на то, что судом первой инстанции нарушены и неправильно применены нормы материального и процессуального права, выводы суда первой инстанции не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, решение суда первой инстанции в целом противоречиво. При этом ФИО3 выражает свое не согласие с оценкой суда об отсутствии существенных нарушений ее прав ФИО1 при строительстве дома, полагает, что при установлении допущенных ФИО1 при строительстве нарушений строительных норм и правил, данный вывод является неправильным. Суд необоснованно удовлетворил встречный иск, хотя ФИО1 не представил доказательств уменьшения его земельного участка. Судом неправильно распределены между сторонами судебные расходы, т.к. исковые требования ФИО1 удовлетворены частично.
   Представители третьих лиц – Инспекции государственного строительного надзора при Министерстве строительства, архитектуры и жилищной политики Удмуртской Республики, администрации муниципального образования «Камбарское» в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, о месте и времени судебного заседания были уведомлены надлежащим образом.В соответствии со ст. 167 ГПК РФ судебное разбирательство проведено судебной коллегией в отсутствие указанных лиц, надлежащим образом и своевременно извещенных о времени и месте рассмотрения дела.
   Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе и дополнении к ней, выслушав объяснения участников процесса, судебная коллегия приходит к следующим выводам.
   В соответствии со статьей 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом, в отношении которого он вправе совершать любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам, и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе распоряжаться иным образом, не связанным с его отчуждением или передачей во владения другим лицам.
    Из материалов дела следует, что ФИО3 является собственником земельного участка общей площадью 838 кв. м, расположенного по адресу: <адрес>; жилого дома общей площадью 40,3 кв. м, расположенного на указанном земельном участке.
   Земельный участок ФИО3 с расположенным на нем жилым домом граничит с земельным участком общей площадью 0,0453 га, расположенным по адресу: <адрес>, находящемся в распоряжении ФИО1 на праве пожизненного наследуемого владения, на котором ФИО1 осуществляет строительство жилого дома, о сносе которого заявлены требования ФИО3
   Проверяя доводы ФИО3 о том, что возводимый ФИО1 жилой дом является самовольной постройкой, суд установил, что строительство спорного объекта осуществляется ФИО1 на земельном участке, предоставленным ему именно для этой цели; нарушение процедуры получения разрешения на строительство в действиях ФИО1 отсутствует. При этом суд исходил из того, что ФИО1 предпринимались меры к получения данного разрешения, но на момент начала строительстваДД.ММ.ГГГГ) жилого дома ФИО1 органами местного самоуправления на территории <адрес> работа по выдаче разрешений на строительство организована должным образом не была.
  В обоснование своих исковых требований о признании спорного объекта самовольной постройкой ФИО3 также ссылалась на то, что данный объект построен с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил, что нарушает ее права, создает угрозу ее жизни и здоровью, в частности, ФИО1, по ее мнению, нарушены противопожарные разрывы, возведенный ФИО1 дом затемняет ее двор и жилой дом, в зимний период возможен сход снега с крыши спорного объекта на земельный участок ФИО3, также возможно затопление ее участка сточными водами с крыши спорного объекта.
   Указанные доводы ФИО3 суд первой инстанции тщательно проверил, дал оценку всем представленным сторонами доказательствам, и пришел к выводу о недоказанности нарушения прав и законных интересов ФИО3.
   При этом, суд первой инстанции правильно исходил из того, что факты затемнения участка и дома ФИО3 спорным объектом, а также факты схода снега и затопления сточными водами с крыши дома ФИО16, не подтверждены надлежащими и достаточными доказательствами. А сам по себе факт ненормативного расположения спорного объекта, не является бесспорным доказательством нарушения прав ФИО3. 
   Согласно пункту 1 статьи 263 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункту 2 пункта 1 статьи 40 Земельного кодекса Российской Федерации собственник земельного участка имеет право возводить жилые, производственные, культурно-бытовые и иные здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.
  Согласно статье 304 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.
   Правовое регулирование самовольной постройки законодатель закрепил в пункте 1 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой установлено три признака самовольной постройки, а именно: постройка должна быть возведена либо на земельном участке, не отведенном для этих целей в установленном законом порядке, либо без получения необходимых разрешений, либо с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил (причем для определения ее таковой достаточно наличия хотя бы одного из этих признаков), и установил в пункте 2 той же статьи ее последствия в виде отказа признания права собственности за застройщиком и сноса самовольной постройки осуществившим ее лицом либо за его счет.
   Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных пунктом 3 указанной статьи (абзац второй пункта 2 статьи 222 ГК Российской Федерации).
  Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанным лицом, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.
Из этой нормы закона следует, что правом на обращение в суд с требованием о сносе самовольной постройки обладает не только собственник или иной законный владелец соответствующего земельного участка, но и лица, права и законные интересы которых нарушены сохранением постройки, а также граждане, жизни и здоровью которых угрожает ее сохранение. Иное толкование положений статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации означает отказ в судебной защите нарушенных интересов этих лиц.
   Снос самовольной постройки по своей правовой природе представляет собой способ защиты гражданских прав путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права (статья 12 Гражданского кодекса Российской Федерации).
    Поскольку, предъявляя исковые требования о сносе спорного объекта, ФИО3 не представила доказательств того, что возведением данного объекта существенным образом нарушаются ее права, суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения ее иска.
   Удовлетворяя встречные исковые требования ФИО1, суд первой инстанции руководствовался положениями ФЗ «О государственном кадастре недвижимости», ст.ст. 36,60,64 Земельного кодекса РФ и исходил из того, что на момент рассмотрения спора судом границы смежных земельных участков ФИО3 и ФИО1 в установленном законодательством РФ порядке не определены. ФИО1 предпринята попытка установить границы своего земельного участка в соответствии с межевым планом, выполненным ООО «Земельно-кадастровый центр <адрес>» ДД.ММ.ГГГГ, однако ФИО3 являющаяся смежным землепользователем не согласовала смежную границу по точкам Н10 и Н11, что явилось препятствием для постановки на кадастровый учет данного земельного участка.
    Суд первой инстанции признал доказанным, что ФИО3 изменила фактически сложившуюся между смежными земельными участками границу, которая проходила по деревянному забору, сместив вновь возведенный забор из профнастила в строну строящегося ФИО1 жилого дома, в связи с чем, пришел к выводу о необходимости удовлетворения иска ФИО1 и установлению границ земельных участков по предложенному им варианту.
    Доводы апелляционной жалобы истца о том, что суд, определяя фактически сложившуюся границу между земельными участками, необоснованно руководствовался только показаниями свидетелей, судебная коллегия отклоняет по тем основаниям, что требования закона, устанавливающие возможность доказывания расположения границ земельных участков только определенными средствами доказывания, отсутствуют. В связи с чем, основания не принимать в качестве надлежащих доказательств показания свидетелей у суда в данном случае отсутствовали. Доказательств недостоверности показаний свидетелей ФИО3 не представлено, в связи с чем, основания сомневаться в данных показаниях у суда отсутствовали.
  Таким образом, проведенная судебной коллегией проверка законности решения суда свидетельствует о том, что судом при рассмотрении дела правильно установлены юридически значимые обстоятельства, всем доказательствам дана надлежащая оценка в соответствии с положениями ст. 67 ГПК РФ. Материальный закон применен правильно, процессуальных нарушений, ведущих к безусловной отмене решения, судом не допущено.
   Доводы апелляционной жалобы правовых оснований к отмене решения суда не содержат, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являющихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции и к выражению несогласия с произведенной судом оценкой представленных по делу доказательств, судебная коллегия не находит оснований для переоценки доказательств, представленных сторонами по делу.
     Довод жалобы о том, что суд не дал оценку показаниям свидетелей ФИО11, ФИО12, ФИО10 не влияет на правильность постановленного судебного акта. Так, показания свидетеля ФИО10 в судебном решении проанализированы, им дана оценка при вынесении решения. Из материалов дела следует, что свидетели ФИО11 и ФИО12, осуществляли в силу исполнения своих должностных обязанностей проверки по обращениям ФИО3, в связи с чем их показания в целом сводятся к их субъективной оценке сложившихся правоотношений и не могут опровергнуть выводы суда. Все документы, подготовленные с участием данных свидетелей, суд исследовал и надлежащим образом оценил. Кроме того, согласно ч. 1 ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, несогласие апеллятора с оценкой доказательств не может служить основанием к отмене судебного решения.
   Доводы апелляционной жалобы о неправильном распределении судебных расходов судебная коллегия признает не состоятельными по тем основаниям, что судебная экспертиза, расходы по проведению которой в сумме <данные изъяты> руб. были взысканы судом с ФИО3 в пользу ФИО1, была использована в качестве доказательства, подтверждающего возражения ФИО1 по исковым требованиям ФИО3, в удовлетворении которых судом было отказано в полном объеме. При таких обстоятельствах, взыскание судебных расходов по проведенной экспертизе в полном размере с ФИО3 полностью соответствует требованиям ст. 98 ГПК РФ.
   С учетом изложенного, оснований, предусмотренных статьей 330 ГПК РФ, для отмены или изменения решения суда первой инстанции по доводам апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит.

   Руководствуясь статьей 328 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

 

решение Камбарского районного суда Удмуртской Республики от 14 мая 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ФИО3 – без удовлетворения.

Председательствующий Рябов Д.В.
Судьи Долгополова Ю.В.
Костенкова С.П.